13 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Негативный сценарий. Почему Спилберг и Скорсезе не приедут снимать кино в Узбекистан

Съемки кино в Узбекистане. Фото из Instagram dilraborajabova

В 2017 году на «Первом канале» вышел сериал «А у нас во дворе», в котором впервые на российском телевидении в центре внимания оказалась жизнь мигрантов. Два главных героя: коренной москвич и дворничиха из Узбекистана — случайным образом сходятся в причудливом дуэте и, несмотря на противоречия и очень разный бэкграунд, находят общий язык и успешно раскрывают несколько преступлений. Сериал прошел с успехом, понравился как зрителям, так и критикам, а Сергей Пускепалис за исполнение главной роли стал лауреатом национальной российской кинопремии «Золотой Орел» в номинации «Лучший актер на ТВ».

Когда «Первый канал» предложил телекомпании «АТВ» снять его продолжение, в компании сразу же решили, что будут снимать первую серию второго сезона в Узбекистане. Финальную сцену первого сезона компания снимала в 2014 году как раз в Ташкенте, и от этого производственного опыта у съемочной группы остались самые положительные впечатления. Однако повторить этот опыт у «АТВ» не получилось.


Равшана Куркова и Сергей Пускепалис в сериале «А у нас во дворе»

Перемены в киноотрасли

За последние два года в Узбекистане прошли энергичные перемены во всех сферах, не миновали они и киноиндустрию. Президентскими постановлениями были утверждены планы по увеличению выпуска кинокартин — с 20 в 2018 году до 30 в 2020 году. Такие же объемы роста продукции установлены и для документальных фильмов, а производство анимации намерены наращивать еще стремительней: с 15 мультфильмов в 2018 году до 50 в 2022 году.

В стране запланирована организация единой кинопрокатной сети с внедрением системы электронных билетов для учета состояния рынка. Власти обещают построить свыше 50 новых кинотеатров по специально разработанным типовым проектам до конца 2019 года. Участвующим предпринимателям будут выделять льготные кредиты по ставке в 7%.

Одно из важных направлений реформы отрасли — продвижение отечественного кино на международном рынке. На «Узбеккино» совместно с Союзом молодежи Узбекистана и рядом других ведомств возложена обязанность обеспечить ежегодное представление лучшего узбекского кино на ведущих мировых фестивалях. Уже в 2017 году впервые национальный павильон Узбекистана открылся в рамках Каннского кинорынка, являющегося частью знаменитого фестиваля.

Вместе с тем в Узбекистане поставили задачу не только собственное кино продвигать в других странах, но и развивать кинотуризм у себя. Для привлечения в страну иностранных кинокомпаний решили использовать знаменитые исторические достопримечательности и выразительные ландшафты. Правительство приняло решение освободить зарубежные съемочные группы от платы за съемку на исторических объектах при условии, что в титрах фильма будет отдельный кадр с указанием страны и названием объекта. Власти также упростили процедуру получения разрешения на съемку с дронов.

Согласно одному из постановлений президента, для развития кинотуризма и оказания организационного и производственно-технического содействия зарубежным кинокомпаниям в августе 2018 года при «Узбеккино» была создана Национальная кинокомиссия в форме некоммерческой организации. Именно с этой новой структурой у компании «АТВ» и возникли трудности при попытке организовать съемки в Узбекистане.

Столкновение с монополией

Получив разрешение на съемки в «Узбеккино», российские продюсеры начали подготовку съемочного процесса. Они нашли в Узбекистане человека, который подобрал им места для съемок, провел кастинги, и когда все уже было почти готово, вдруг появились представители кинокомиссии и выдвинули «АТВ» ряд требований, уточнив, что их несоблюдение будет грозить отзывом разрешения на съемки.

Как рассказал «Фергане» гендиректор «АТВ» Анатолий Малкин, руководители кинокомиссии сообщили, что нанимать местных граждан, арендовать технику и выбирать локации российская компания самостоятельно не может, это должно происходить только при посредничестве кинокомиссии и по той цене, которую сформулирует она. При этом цены, которые озвучили россиянам, по словам Малкина, в два-три раза превышали московские. Актеры, с которыми представители «АТВ» договорились самостоятельно на гонорар $50 за смену, по расценкам кинокомиссии должны были получить уже $200.


Анатолий Малкин. Кадр телекомпании АТВ

По требованию узбекской стороны «АТВ» должна была открыть расчетный счет и перечислить туда деньги, которые кинокомиссия собиралась потратить на организацию съемок. Кинокомиссии также нужно было предоставить для утверждения и смету на съемки. Кроме того, организация заявила, что от нее к съемочной группе должен быть прикреплен исполнительный продюсер и бухгалтер. Зарплата последнего за десять дней работы должна была составить сумму, равную месячной зарплате его московского коллеги, утверждает Малкин.

«Я сказал комиссии, что не могу с ними заключить договор, потому что они — некоммерческая организация. Потому что я беру деньги у канала, это бюджетные деньги, канал с меня попросит отчет. Как я им буду объяснять, что здесь цены в два-три раза выше? Только потому, что это Узбекистан? Это же неправда», — поделился гендиректор «АТВ».

При этом на ранних стадиях обсуждения организации съемок россияне рассматривали возможность пойти на условия кинокомиссии и нанять всех необходимых специалистов, предложенных узбекской стороной. Однако потом выяснилось, что все местные члены съемочной группы, вплоть до буфетчицы, должны быть наняты в Ташкенте и перевезены за счет российской стороны к месту съемок в Самарканд. Кристина Лежанская, продюсер «АТВ», участвовавшая в переговорах с кинокомиссией, рассказала, что на ее вопрос, нельзя ли найти буфетчицу в Самарканде, получила ответ, что самаркандская буфетчица может уйти с работы раньше или вообще на нее не выйти, тогда как ташкентская буфетчица так не поступит.

Последней каплей для «АТВ» стало заявление комиссии о том, что их представитель будет присутствовать на площадке со сценарием в руках и при малейшем отклонении остановит съемки. После этого Малкин написал несколько писем главе «Узбеккино» Фуркату Закирову, в которых указал, что в постановлении о создании комиссии говорится о том, что она уполномочена оказывать содействие зарубежным киногруппам и не является распорядительным органом. В ответ Закиров сообщил, что разрешение на съемки для «АТВ» аннулировано.


Съемки российского сериала в Узбекистане. Фото с сайта Kinopoisk.ru

В поисках закона

Интересно, что для некоторых требований узбекских киноначальников есть законные основания. Например, в постановлении кабинета министров Узбекистана 2012 года оговаривается, что разрешение на съемку может быть приостановлено, если снимаемый зарубежной киногруппой материал будет расходиться с утвержденным сценарием. Если киногруппа не устранит эти расхождения, разрешение аннулируется.

Однако на каких основаниях представители кинокомиссии Узбекистана выдвигают требования финансового контроля и необходимости согласовывать с ними кандидатуры всех работников и их зарплаты, неясно. Нам не удалось найти нормативного документа, в котором были бы зафиксированы такие полномочия кинокомиссии. Вообще, из официальных документов, в которых каким-либо образом упоминается национальная кинокомиссия, в открытом доступе можно обнаружить только постановление президента 2017 года, в котором ей посвящено ровно одно предложение.

«Фергана» обратилась за комментариями в кинокомиссию, однако ни на письменный запрос, ни на звонки в организации не ответили. Заместитель главы «Узбеккино» Шухрат Ризаев заявил, что он слышал о создании комиссии, однако ни о каких подробностях ее работы, по его словам, его еще не осведомили. Сам руководитель «Узбеккино» Фуркат Закиров в телефонном разговоре сообщил, что разрешение на съемку «АТВ» было аннулировано, так как российская компания не прислала необходимые документы, в частности, календарно-постановочный план. Он также не согласился с жалобами на завышенные расценки, добавив, что ранее в этом году на неделю российского кино в Узбекистан приезжали продюсеры из России и остались очень довольны расценками на организацию съемок в республике. «Наши цены при всем желании никак не могут быть выше российских», — сказал чиновник. После просьбы назвать нормативный документ, на основании которого от «АТВ» требовали предоставить смету и открыть расчетный счет, Закиров бросил трубку.


Фуркат Закиров. Фото Международного пресс-клуба Узбекистана

Согласно постановлению кабинета министров 2012 года, регламентирующему работу зарубежных киногрупп, решение об аннулировании разрешения на съемку может быть обжаловано в судах республики и, если суд признает такое решение необоснованным, «Узбеккино» будет обязано компенсировать иностранной кинокомпании убытки.

По словам Малкина, на билеты для съемочной группы ушло около одного миллиона рублей ($15 тысяч): «Целая группа собиралась ехать, включая актеров. Слава богу, мы билеты взяли годовые, может, потом куда-нибудь вылетим на них. Но фактически — это выброшенные деньги». Тем не менее, судиться в «АТВ» не намерены. «Я показывал документы юристу, он говорит: разрешение аннулировано без всяких оснований, но вы понимаете, что такое судиться в Узбекистане? Я говорю, да, я в Кущевке (станица Кущевская в России, где много лет действовал могущественный криминальный клан под прикрытием силовых структур. — Прим. «Ферганы») так судился, еле оттуда вытащил корреспондента из суда, судья просто сажал человека. Так же и в Узбекистане. Я туда не поеду, зачем мне это надо, мне пришьют какое-нибудь оскорбление власти в моем письме, это же делается запросто», — сказал продюсер.

Упущенные возможности

Привлечение иностранных кинематографистов для съемок является немаловажной статьей доходов для некоторых стран. Один из самых ярких примеров — Северная Ирландия, на территории которой проходили съемки сериала «Игра престолов». Этот проект принес экономике страны больше $200 млн, создал 2,8 тысячи рабочих мест и только в 2016 году привлек больше ста тысяч туристов, приезжающих посмотреть локации, в которых велись съемки.

Новая Зеландия получила похожую отдачу после съемок трилогии «Властелин колец». Страна заработала не меньше $200 млн и существенно укрепила свои позиции на рынке кинотуризма. Привлеченные проектом туристы ежегодно приносят в местную экономику около $30 млн. Серьезные деньги на привлечении зарубежных кинокомпаний зарабатывает и Марокко. В этой стране, чей климат не сильно отличается от климата Узбекистана, снимались такие известные фильмы, как «Лоуренс Аравийский», «Гладиатор», «Александр», «Царство небесное», «Мумия». В 2016 году страна заработала на иностранных съемках около $40 млн.

Очевидно, что Узбекистан имеет все возможности, чтобы стать привлекательной площадкой для иностранных кинокомпаний. Здесь расположены знаменитые исторические памятники, великолепные архитектурные комплексы, в стране выразительные ландшафты и большую часть года стоит солнечная погода. Однако, чтобы привлечь зарубежные студии, необходимы и другие факторы: отсутствие бюрократии, прозрачность регулирования, привлекательные цены и профессионализм местных специалистов. И пока с этим будут проблемы, Узбекистан будет упускать возможности зарабатывать деньги, создавать рабочие места и продвигать страну на туристическом рынке.

«Мы ведь хотели показать всю красоту Самарканда, первая часть нашего фильма по сценарию закончилась именно там, — говорит Кристина Лежанская. — Наша группа очень ждала эту поездку, главная героиня фильма — Равшана Куркова — сама родом из Узбекистана. Фильм зритель знает, любит и ждет продолжения. В результате мы долго думали, где бы «воспроизвести» этот красивый город, и решили отправиться в Бахчисарай. Что выиграли от этого представители кинокомиссии, так и не ясно».

Егор Петров

Международное информационное агентство «Фергана»