18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Карету мне, карету! Заметили ли в Узбекистане реформу скорой помощи

15.10.2018 12:52 msk, Азиз Якубов

Узбекистан Общество

Бригада скорой помощи в Ташкенте. Фото пресс-службы Минздрава Узбекистана

Почти десять лет назад, в 2009 году, на «Фергане» был опубликован материал, посвященный работе узбекской службы экстренной медицинской помощи. И статья эта начиналась словами «многие ташкентцы недовольны работой скорой помощи: мол, и ждать ее долго, и врачи денег просят». С тех пор в стране произошли большие изменения, в том числе в сфере здравоохранения. И мы решили выяснить, как теперь работает скорая помощь в столице и других городах и заметили ли узбекистанцы реформу скорой.

В марте прошлого года президент Шавкат Мирзиёев подписал указ «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы экстренной медицинской помощи». В документе было указано, что эффективность оказания экстренной помощи населению не соответствует современным требованиям. Любопытно, что в числе проблем значилась нехватка практически всех элементов системы: квалифицированных кадров, транспортных средств, лекарств и специального оборудования. Понятое дело, что ответственным органам полагалось подготовить, доукомплектовать, закупить и так далее.

Однако реформирование, видимо, происходило не столь стремительными темпами. И в начале нынешнего года Мирзиёев издал постановление «О мерах по ускоренному совершенствованию системы экстренной медицинской помощи», в котором снова говорилось о проблемах, сформулированных еще год назад.

В документе подробно расписали план по повышению качества медицинской помощи. Например, предусматривалось создание единого call-центра на базе станции скорой медицинской помощи Ташкента и в регионах Республиканского научного центра экстренной медицинской помощи (РНЦЭМП) и его филиалов. За счет Всемирного банка и других международных финансовых организаций правительство Узбекистана намерено оснастить необходимым оборудованием свыше 2000 специализированных автомашин, в том числе, 231 реанимобиль. Бригады скорой помощи предлагается снабдить современными средствами бесперебойной связи и обеспечить лекарствами и медикаментами в соответствии с нормативами. Более того, планировалось проработать варианты повышения квалификации врачей в ведущих зарубежных клиниках. Расходы на реализацию программы мер были заложены значительные: 37,45 млрд сумов ($4,6 млн) и $10,34 млн. Кроме того, частные клиники, оказывающие услуги экстренной и неотложной помощи, обязаны делать это бесплатно. В общем, власти республики решили сразу повысить и качество, и количество.

Машины с мигалками

Согласно тому же президентскому постановлению, только в 2017 году Узбекистан закупил 1269 машин скорой помощи, которые покрыли потребности регионов. Однако расширение автопарка продолжится. Всемирный банк предоставит кредит на $100 млн на улучшение системы экстренной медицинской помощи (ЭМП). За счет средств, выделенных международной финансовой структурой, будут созданы диспетчерские центры по всей стране и закуплены 60 современных специализированных автомобилей. Кстати, по данным ВБ, в Узбекистане одна скорая приходится на 18300 человек, что не соответствует национальным стандартам, согласно которым одна машина должна потенциально охватывать не более 13000 граждан. К тому же техническая оснащенность транспорта оставляет желать лучшего.

На съезде врачей экстренной медицинской помощи, прошедшем в сентябре 2018 года в Ташкенте, было озвучено, что в 2019 году планируется приобретение еще 200 единиц спецтранспорта.

Вместе с тем, республике помогают и партнеры. Например, Турция обещала подарить в ближайшие три года 150 реанимобилей, 50 из которых были переданы узбекскому Минздраву во время визита спикера турецкого парламента Бинали Йылдырыма в Ташкент.


Новый автомобиль скорой помощи в Самарканде. Кадр телеканала STV

Хокимият (мэрия) столицы Узбекистана строит амбициозные планы по модернизации и расширению парка карет скорой помощи. Дополнительно город приобретет 100 экипажей, 90 из которых — стандартные, а 10 — оснащены реанимационным оборудованием. «Это один из ключевых этапов, которые позволят за счет оптимального расположения гаражей-стоянок скорой помощи по Ташкенту уменьшить время реагирования на вызов до рекордного среди стран СНГ», — сообщила пресс-служба мэрии.

Забавно, что Узбекистан, рьяно взявшийся за пополнение парка карет скорой помощи, умудряется при этом экспортировать спецтранспорт. В прошлом месяце самаркандский завод «СамАвто» отправил в Афганистан более 100 машин Ambulance марки Isuzu, в салоне которых есть тележка-каталка, мягкие носилки, медицинская мебель и шкафы, приспособление для крепления капельницы, место для кислородных баллонов, вентилятор и кондиционер, монитор и камеры, сейф для медикаментов и другое. Тогда как внутри страны по-прежнему большинство скорых — это старенькие «дамасы», размеры которых не позволяют оказать экстренную помощь (в отличие от неотложной, когда нужно просто транспортировать пациента в больницу). Да и вообще, именно эти модели, выпускаемые предприятием GM Uzbekistan, — одни из лидеров по попаданию в ДТП.

Бухара: на карете прошлого…

Чтобы получить реальную картину состояния узбекской системы экстренной медицинской помощи, мы устроили опрос граждан и сотрудников сферы здравоохранения в трех городах страны. Итак, начнем с Бухары. Здесь часто пользуются услугами «неотложки», то есть пациенты не рассчитывают на срочную госпитализацию. Большинство респондентов уверены, что доктора, приехавшие по вызову, могут лишь поставить укол, сбить температуру или снизить давление. Хотя, согласно разработанному еще в 2009 году документу под названием «Квалификационная характеристика на врачебную специальность — скорая медицинская помощь», специалисты должны обладать знаниями и умениями в травматологии, неврологии, гинекологии, фармакологии и прочих относящихся к медицине «логиях».

Среди бухарцев также распространено мнение, что в сумке врача скорой максимум анальгин, димедрол или «что-то от давления». Опять же это противоречит нормативу, которым утверждено наличие 36 наименований препаратов и медикаментов в распоряжении общей бригады, и 41 наименования — в специализированной.

Зато в древнем городе все в порядке со временем прибытия машины — 15-20 минут, несмотря на то, что используются старые «дамасы». Поездка в этих машинах — не самая приятная, так как они даже не оборудованы кондиционером, необходимым в условиях местного климата. На вызов приезжают, в основном, молодые врачи, иногда с медсестрой. При транспортировке больного на носилках помогает водитель, которому, между прочим, за это полагается надбавка в размере 30%.

Небольшое отступление насчет зарплат врачей скорой помощи. В Андижанской области оклад составляет 690 тысяч сумов ($85) без учета надбавок. Наверняка в других регионах ситуация более-менее схожая. В Ташкенте заработки повыше, но все же вряд ли они достигают даже уровня средней зарплаты по республике (1,6 млн сумов (около $200) по данным Госкомстата за первое полугодие 2018 года). В связи с этим нашим респондентам был задан вопрос: «Даете ли вы чаевые врачам скорой?» Выяснилось, что такая практика существует в силу менталитета, но сейчас она постепенно сходит на нет.

А вот слух о том, что скорая может отказать в госпитализации — вызвал глубокое недоумение как у жителей, так и у самих медиков. Кстати, за необоснованный отказ руководители медицинских учреждений несут административную ответственность.

Стоит особо отметить, что в Бухаре, как, впрочем, и в других городах республики, вызов скорой помощи принимается как на узбекском, так и на русском языках. Никто не будет требовать, чтобы вы говорили только на государственном языке (привет ректору университета журналистики!).

В целом, опрос показал, что работу службы скорой помощи в Бухаре можно назвать удовлетворительной, но изменений и улучшений в ее деятельности за последний год горожане не ощутили. Доверие к медикам сохранено на довольно высоком уровне. А вот информированность населения о законах и действиях властей, направленных на улучшение работы скорой помощи, крайне мала или практически отсутствует.

Самарканд: телефоны недоверия

Для начала отметим, что в Самарканде стало гораздо больше машин ЭМП. Как подчеркнули на городской станции скорой помощи, если еще к началу минувшего года в распоряжении «экстренки» было 90 транспортных средств, то сегодня на вызовы выезжают уже 250 автомобилей. Среди которых не только привычные «дамасы», но и 11 машин марки Nissan, 18 — Hyundai. В ближайшее время сюда прибудут шесть реанимобилей со спецоборудованием, предоставленные Турцией. Причем врачи, фельдшеры и водители из бригад, которым предстоит работать на этих авто, выезжали в столицу, где их обучали турецкие специалисты.


Новые «Дамасы» для поликлиники в Самарканде. Фото с сайта 24post.uz

В последнее время в городе применяется практика закрепления бригад скорой помощи к семейным поликлиникам. Такая интеграция сокращает время выезда на вызов, поскольку адрес сигнала приближен территориально. К тому же данные о состоянии больного со скорой передаются в поликлинику, где пациента принимает участковый врач.

По словам источника «Ферганы», самаркандская скорая полностью обеспечена необходимыми медикаментами — в «сумке доктора» более сорока наименований препаратов. В самом здании станции скорой помощи кипит работа — близится к завершению ремонт третьего этажа, который полностью переоборудуется под call-центр, давнюю мечту здешних медиков. Помимо прочего, здесь создадут новые рабочие места, так как потребуется более сотни операторов. Диспетчерам создадут комфортные условия для работы — только принимайте сигналы тревоги и направляйте автомобили с мигалками на «дело». Решаются и проблемы с рациями, из-за которых врачи сейчас вынуждены пользоваться личными сотовыми телефонами. Этот вопрос взял на контроль хоким области.

Но наш опрос показал, что большинство жителей Самарканда не доверяют скорой помощи, предпочитая вызывать знакомого доктора или участкового врача. Возможно, это связано с мышлением горожан, которым удобно и выгодно иметь «лечащего друга семьи». Не даром в соцсетях часто возникают топики типа «подскажите хорошего проверенного педиатра или терапевта». Зато пациент уверен в своем эскулапе, а человек в белом халате имеет дополнительный заработок.

Номер 03 набирается самаркандцами лишь в крайних случаях. А ведь именно в этом городе в качестве пилотного проекта власти Узбекистана планировали внедрить единую службу 112, объединяющую в одном номере пожарников, милицию, скорую помощь, аварийную службу газовой сети и МЧС. Согласно правительственному постановлению, запуск «пробного шара» должен был состояться 1 октября 2018 года, а с 2019 года будет решаться вопрос о внедрении системы в других регионах. Но на дворе уже вторая декада октября, а о службе 112 ни обычные жители Самарканда, ни медики не слышали. На вопрос, «нужна ли такая служба и будет ли она действенна?», сами работники сферы здравоохранения отвечали так: «Задумка, конечно хорошая, но проблемы медицинской помощи это не решит».

Ташкент: вызвать скорую эффективнее через… милицию

В столице, как и положено, парк машин новее, комплектация бригад медикаментами получше. Отсюда и доверие населения к скорой помощи выше, чем в других городах. Но есть две серьезные проблемы. Первая — время прибытия машины на место. Тут, конечно, как кому повезет, но в большинстве случаев Ambulance доезжает до пациента за 30 минут и более.


Скорая помощь у поликлиники в Ташкенте. Фото с сайта Nuz.uz

Проблема появилась не сегодня и не вчера. Об этом говорил министр здравоохранения Узбекистана Алишер Шадманов в интервью, датированном летом прошлого года. «Согласно действующему порядку, бригада скорой помощи в экстренных и тяжелых ситуациях должна прибыть в назначенное место в течение 15–20 минут. Если состояние пациента не тяжелое, то они могут приехать в течение времени от 30 минут до одного часа после вызова. На практике бывают случаи, когда скорая помощь опаздывает. На то есть объективные причины. Это пробки на дорогах, неточное указание адреса, ложные вызовы...», — пояснял глава ведомства. Тогда же Шадманов озвучил выход из ситуации: налаживание работы подстанций ЭМП при семейных поликлиниках. Цель — устранение при вызове скорой помощи проблем, связанных с расстоянием, кроме того, у врача появляется возможность во время пути ознакомиться с амбулаторной картой пациента, что очень важно для дальнейших действий. Пожалуй, с учетом размеров Ташкента, в столице такой подход видится вполне разумным. Но пока люди по-прежнему вынуждены ждать звука мигалок довольно долго. Здесь свою роль играет и несовершенство системы: звонок поступает в головной центр по единому номеру 103, откуда он перераспределяется на ближайшую к вам подстанцию. Головной центр также оперативно решает, поедет ли на вызов реанимобиль экстренной помощи с полным комплектом оборудования, со специализированной бригадой медиков — например, кардиологов. Из-за всей этой сложной внутренней коммуникации и теряются порой драгоценные минуты.

Вторая проблема — многие ташкентцы попросту не могут дозвониться до скорой. Или тишина на другом конце провода, или «занято». Зачастую приходится набирать номер в течение часа-полутора. Все это часто обсуждают пользователи соцсетей. Вот и мы заглянули в Facebook, дабы уточнить, есть ли у ташкентцев какие-то решения и советы.

Во-первых, самое простое — обратиться в платную службу. Как пишут комментаторы, порой даже операторы call-центра скорой помощи раздраженно рекомендуют: «Хотите, чтобы машина приехала быстро, — звоните в платную клинику». Частники, по отзывам, действительно, реагируют без промедления, но их услуги стоят денег — даже банальный осмотр и та же сбитая температура обойдется в 100 тысяч сумов ($12) минимум. Во-вторых, ташкентцам советуют узнать и заучить телефон своей районной подстанции и обращаться туда напрямую, многим помогает. А если есть номер сотрудника хокимията или иного чиновника, то лучше вызывать скорую через него. И, наконец, в-третьих, некоторые пользователи предлагают оригинальный способ быстрого вызова медиков через милицию. Мол, набирайте сразу не службу 103, до которой еще дозвониться нужно, а 102 и пожалуйтесь на нерадивость скорой. Сотрудники правоохранительных органов сами организуют карету по вашему адресу, опытные жители пишут, что в таких случаях машина приезжала в течение 15 минут. Говорят, работает метод безотказно.

* * *

Одним словом, пока реформы в сфере экстренной медицинской помощи происходят незаметно для жителей. Ждем, пока повышение квалификации врачей, появление оборудования на транспорте, обязательное наличие полного набора лекарств и медикаментов и прочие улучшения станут очевидны настолько, что будут бросаться в глаза.

Азиз Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»