18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Атавистический орган самоуправления. Что хорошего в узбекских махаллях

24.10.2018 18:14 msk, Андрей Петров

Законы Узбекистан Общество

Махаллинский комитет. Фото с сайта Uza.uz

16 октября в СМИ Узбекистана появилась информация о том, что очередные выборы председателей сходов граждан назначены на май 2019 года. Это сообщение вызвало бурную реакцию в социальных сетях и шквал комментариев на самых разных сайтах. Вот лишь некоторые из них. (Здесь и далее сохранена стилистика оригинала. — Прим. «Ферганы»).

Денис Халилов: А зачем они нужны!!?? Развели хрень, бюрократы хреновы. Лишний жирный бездельник на шее у честного народа.

Jon Duan: Этот орган нужен для контроля. Я никогда туда не обращался и на выборы не пойду. Не хочу быть причастным к растрате государственных денег на дармоедов.

Фариз Арсланов: Дайте людям жить спокойно. «Махалля» — это источник бытовой коррупции и лишняя преграда и для бизнеса, и для людей.

Ilham Eminov: Это абсолютно паразитический орган, который противоречит самому себе, этот орган вместо того, чтобы представлять и защищать интересы махалли и граждан, на деле чинит неудобства и выполняет указания хокимията. Надо ликвидировать эту паразитическую контору.

Из-за чего же так ломаются копья, и что приводит людей в подобное неистовство? Попробуем разобраться, что должна была представлять собой махалля по закону и чем она стала на практике.


Собрание махаллинского комитета. Фото с сайта Xs.uz

Отберут покорных

Итак, согласно закону «Об органах самоуправления граждан», махалля — это орган самоуправления граждан, призванный оказывать помощь населению в решении социальных и бытовых проблем. Однако в реальности махалля оказывается чем-то вроде низового подразделения районной администрации, контролирующего население и бизнес на своей территории. Во главе махаллей стоят председатели махаллинских комитетов. Выборы этих председателей и должны пройти в мае следующего года. Хотя процедура и названа выборами, кандидатура председателя обязательно согласовывается с районным хокимиятом. При этом в первую очередь оцениваются не деловые качества или популярность кандидата, а его лояльность властям. Естественно, это раздражает простых граждан.

Anatoliy Saidov: Я знаю, как пройдут выборы. Хаким района отберет покорного бывшего МВДшника и предложит его выбрать. И все.

Гапал Эргашев: Опять будут назначать, народу от этого никакой пользы. 12% жителей выбирают махаллю, а остальные не имеют права голоса? Президента избирают все, а председателя махалли — только 12%, представители от “народа“?! Кому нужна такая махалля? (Согласно закону о выборах, в выборах председателя должны принимать участие не менее 12% жителей махалли. Такой кворум собрать достаточно просто, он легко управляем, это и возмущает граждан. — Прим. «Ферганы»).

Итак, председатель избран. Однако он действует не один, он выбирает себе помощников и советников. Любопытно, что и председатель, и его сотрудники получают зарплату от государства. Встает законный вопрос: если люди, управляющие махаллей, напрямую зависят от государства, может ли в таком случае идти речь о самоуправлении?


Регистрация избирателя в Узбекистане. Фото с сайта Gazeta.uz

Возвращайся к бывшему мужу

Для начала стоит понять, каковы функции махалли и какие вопросы она решает.

Основные функции махаллинских комитетов (кенгашей), их права и обязанности обозначены в уже упоминавшемся законе Республики Узбекистан «Об органах самоуправления граждан». Для успешной реализации задач, возложенных на махаллинские комитеты, в них создаются различные комиссии и «советы». Деятельность этих структур охватывает работу с женщинами, молодежью и несовершеннолетними, организацию спортивных мероприятий, всякого рода общественный контроль, защиту прав потребителей, обеспечение безопасности на местах и другое в том же роде.

Чаще всего население обращается в махаллю за разными справками. Еще в июле 2018 года Министерство юстиции подготовило проект постановления, в котором предусмотрена отмена требований о необходимости получения в махаллях справок и иных документов. Тем не менее, за махаллинскими комитетами осталось право выдавать следующие документы: об имущественном состоянии семьи, ее составе (степени родства), гарантийные письма, поручительства, письменные рекомендации и ходатайства. Выдача различных справок, ходатайств и тому подобного — один из источников дополнительных доходов работников комитета. Чаще всего просителю говорят, что кончилась бумага, и предлагают дать 5-10 тысяч сумов на ее приобретение. Еще один способ вымогательства — затягивание выдачи документа под любыми предлогами: то председателя нет на месте, то работник забыл дома печать, то не работает компьютер…

Некоторые ЗАГСы, прежде чем развести супругов, требуют от них предоставить акт примирительной комиссии из махаллинского комитета. И в самом деле, согласно статье 12 закона «Об органах самоуправления граждан», при органах самоуправления создается примирительная комиссия. Согласно же постановлению Кабинета Министров от 7.10.2013 г. №274, в одну из задач примирительной комиссии действительно входит рассмотрение семейных споров. Тем не менее, ни в Семейном, ни в Гражданском кодексах, ни в Правилах регистрации актов гражданского состояния предоставление органам ЗАГСа такого документа не предусмотрено! Что, однако, не мешает ЗАГСам требовать его от разводящихся супругов.

Вот простая, но показательная история, которая иллюстрирует сложившуюся ситуацию. Галина Камолова несколько лет живет в гражданском браке. С первым мужем рассталась 6 лет назад, однако развод не оформила. Когда женщина забеременела от гражданского мужа, то решила узаконить брак, но для этого сначала полагалось оформить расторжение первого брака. Но ЗАГС отправил ее на примирительную комиссию в махаллинский комитет.

«Собрались 4 женщины — самые известные сплетницы района — и с интересом начали расспрашивать о подробностях моей жизни с первым мужем, — рассказывает Галина. — В конце концов, предложили вернуться в семью и хотели дать на примирение 6 месяцев».

Разумеется, ни к какому бывшему мужу Галина возвращаться не собиралась. Однако комиссия настаивала. Тогда Галина пригрозила обратиться в суд — и только это помогло ей получить долгожданное решение о невозможности примирения.

Молодежь смеется над пенсионерами

В идеале махаллинский комитет обязан принимать меры, направленные на защиту интересов женщин, повышение их роли в общественной жизни, формировании духовно-нравственной атмосферы в семье и воспитании молодого поколения. На практике же это приводит только к тому, что в районе без конца плодятся структуры, возглавляемые женщинами. Делают ли эти структуры хоть что-то полезное, не делают вообще ничего или просто мешают гражданам нормально жить — неважно. Главное, что руководят ими женщины. А раз так, то появление любой подобной структуры комиссия записывает в свой актив. Во всех отчетах отражается, что благодаря поддержке махалли в районе действуют столько-то организаций с женщинами во главе.

Семейная жизнь, как мы уже знаем, тоже находится в ведении махалли. Правда, обычно отчеты по этой теме просто высасываются из пальца.

Махалли занимаются и «высокими» проблемами. В частности, там действуют комиссии по религиозным вопросам. Эти комиссии должны принимать меры по пресечению «деятельности незарегистрированных религиозных организаций, обеспечению соблюдения права граждан на свободу вероисповедания, недопущению принудительного насаждения религиозных взглядов», а также рассматривать иные проблемы, связанные с соблюдением законодательства о свободе совести и религиозных организациях.


Махаллинский комитет в Самарканде. Фото @matveychev с сайта Cont.ws

Любопытно, что комиссии по религиозным вопросам в своей работе используют не только информацию, которую получают от органов правопорядка. Среди методов, которыми они пользуются, важное место занимает... сбор сплетен. И ладно бы просто собирали, но нет — сплетни аккуратно передаются в районный хокимият. А это, в свою очередь, может послужить основанием для проведения обысков у граждан и даже арестов.

Вот типичная история. В шестом квартале ташкентского Чиланзара евангелисты практиковали совместное чтение Библии дома у одного из верующих. Никакого криминала в этом не было — тем более что речь не о запрещенной секте, а о вполне официально зарегистрированной в Узбекистане церкви. Несмотря на это, три года назад во время такого чтения в дом ворвалась милиция. У верующих была конфискована вся душеспасительная литература, хозяина квартиры задержали и обвинили в создании незаконной религиозной организации. По счастью, в дело вмешалось руководство евангелической церкви, да и в соцсетях поднялся серьезный шум. Благодаря резонансу хозяин квартиры отделался административным штрафом.

Но, как говорится, если уж воспитывать, то с размахом. Видимо, именно поэтому махалля занимается не только взрослыми, но и детьми. Так, в махаллях имеются комиссии, взаимодействующие с образовательными учреждениями в вопросах воспитания. Автору этих строк однажды пришлось услышать, как женщина, член подобной комиссии, жаловалась председателю махаллинского комитета на школьников. Те, дескать, не проявили уважения к комиссии, когда она явилась в школу на встречу с учениками 11 класса. Члены комиссии начали убеждать подростков, что надо хорошо учиться, что девочкам нельзя носить брюки и короткие юбки, а мальчикам — длинные волосы. Нахальные школьники заплатили злым за предобрейшее — стали смеяться над гостями. Вывод комиссией был сделан, с одной стороны, неожиданный, а с другой — вполне предсказуемый: директор в этой школе работает плохо, его нужно срочно менять.

Однако проблема тут не в директоре. Проблема в том, что обычно члены таких комиссий, да и других комиссий в махалле, — пенсионеры-общественники. У них есть свое мировоззрение, но часто нет образования. И их выступления часто вызывают смех у молодежи.

Но есть у махалли и действительно важные дела. Например, назначать и выплачивать пособия неработающим матерям, имеющим детей в возрасте до двух лет. Пособия выплачиваются не из средств махалли, а из государственного бюджета, однако получение такого пособия часто оборачивается бессмысленной нервотрепкой. Например, в махалле с женщины могут потребовать справку с места работы, справку о заработках мужа, справку о наличии других членов семьи — и так далее. И это притом, что нигде в положении о пособиях не предусмотрено предоставление такого рода справок. Нет, конечно, человек может отказаться и не приносить никаких справок, но тогда велик шанс, что решение его вопроса будет всячески затягиваться.

Работа в мусоропроводе

Предусмотрена в махалле и комиссия содействия занятости граждан, проживающих на подочетной территории. Если безработный обратится за помощью в эту комиссию, она отошлет его документы в управление по трудоустройству, или, попросту говоря, на биржу труда. После этого безработному должны прислать список вакансий. Правда, человеку было бы проще самому обратиться в это самое управление. Однако оно почему-то требует, чтобы запрос был подан от махаллинского комитета. Говорят, что именно так действуют многие государственные органы, если стремятся затянуть решение вопроса.

В статье 12 закона «Об органах самоуправления» сказано также, что махалля принимает решения о создании, реорганизации и ликвидации в установленном законодательством порядке малых предприятий, парикмахерских, мастерских по ремонту и пошиву обуви, цехов народных промыслов и других предприятий бытового обслуживания населения с последующим утверждением этого решения на сходе граждан. Насчет создания и реорганизации это, конечно, еще бабушка надвое сказала, а вот ликвидировать предприятие могут без всякого желания со стороны собственника. Предпринимателю, работающему в махалле, достаточно не выплатить вовремя мзду комитету или не выполнить какое-либо указание председателя махалли — например, не отремонтировать за свой счет часть дороги или тротуара. Тут же может последовать представление в соответствующие органы о ликвидации предприятия или лишении его лицензии.

Так, например, сапожники братья Азимовы (фамилия изменена) работают в помещении неработающего мусоропровода 9-этажного дома. Они ежемесячно платят в махаллинский комитет 100.000 сумов. Кроме того, братья за свой счет зацементировали площадку перед подъездом. Если же они не захотят «делиться», то их рабочее помещение отдадут другим мастерам, а у братьев заберут лицензию. Вот и получается, что вместо помощи со стороны махалли — одни убытки.

В 12 статье упомянутого закона также говорится, что махалля на добровольных началах организует «участие жителей в работе по благоустройству, озеленению и образцовому содержанию жилых домов, надворных построек, дворовых и придомовых территорий, оборудованию детских спортивных площадок, строительству, реконструкции, ремонту и содержанию в исправном состоянии дорог, мостов, улиц, тротуаров, коммунальных сетей, памятников истории и культуры, кладбищ, использует в этих целях выделяемые материальные и иные средства хокимията района, города, собственные средства, организует общественную помощь (хашар)».

Да, так должно быть в идеале. В реальности же все это осуществляется силами ТЧСЖ (товариществ частных собственников жилья) и самих жителей. При этом махаллинский комитет любое мероприятие записывает в свой актив. Куда при этом уходят выделяемые на мероприятия деньги, знает только председатель махалли.

Махаллинский комитет должен содействовать контролю над работой предприятий торговли и бытового обслуживания, над соблюдением правил торговли и культуры обслуживания граждан. Однако этот пункт закона трактуется махаллей весьма оригинально. Так, председатель махалли частенько обязывает владельцев предприятий и магазинов за свой счет ремонтировать и благоустраивать прилегающую территорию. Перед праздниками магазинам может даваться «разнарядка» — приготовить бесплатно некоторое количество продуктовых наборов. Эти наборы будут якобы вручаться ветеранам и малообеспеченным гражданам. Но даже если наборы действительно пойдут на благое дело, такая принудиловка приводит к незапланированным затратам. Чтобы компенсировать эти затраты, бизнесмены увеличивают стоимость своих товаров и услуг.

Денег нет, но они держатся

Больше всего вопросов вызывает следующий пункт закона, касающийся схода махалли: «осуществляет общественный контроль за соблюдением правил застройки и содержания дворовых и придомовых территорий». Это значит, что никакое строительство на территории махали не должно производиться без разрешения ее жителей.


Вызвавшая недовольство ташкентцев стройка нового центра махалли. Фото с сайта Nuz.uz

Однако на практике все происходит совсем иначе. Так, 31 марта прошлого года бывшим хокимом столицы Рахмонбеком Усмановым был принят проект «Современная махалля». По плану, новые здания махаллинских комитетов должны были быть построены во всех 505 махаллях города. Правда, денег на проект из бюджета не выделено, так что хокимы районов в этом деликатном вопросе полагаются на помощь инвесторов. В результате программа превратилась в удобный инструмент для легального захвата дворов в центре города в коммерческих целях.

Почему так, спросите вы? Ответ простой: инвесторы захотят вернуть деньги, потраченные на стройку. Предполагалось, что во дворах построят типовые трехэтажные здания, где на в подвале будут склады и вспомогательные помещения, на первом этаже — гузар (центр махалли), чайхана, пекарня и магазины, второй этаж займут салон красоты, ателье, спортзал и комната для кружков, а на третьем этаже будут офисы. Однако эти строительные «проекты» не учитывают никаких норм, не рассчитывается нагрузка на сети водоснабжения, отопления и электроэнергии.

Известно, что земля в городах дорогая, в центре города — дорогая вдвойне, а в столице — лучше и вовсе не уточнять. Исходя из этого, становится понятно, почему хоким Юнусабадского района Ташкента Бахтиёр Абдусаматов был задержан при получении взятки в размере 400 тысяч долларов именно за выделение земельного участка.

По закону, чтобы выделить земельный участок под строительство, требуется согласие махаллинского комитета и жителей махалли. Поскольку получить такое согласие бывает нелегко, а то и вовсе невозможно, председатели махаллинских комитетов идут иной раз на прямой подлог, вплоть до подделки подписей жителей.

Широкий резонанс вызвало дело о строительстве гузара в махалле имени Шарафа Рашидова. Строительство намечалось на месте детской площадки вплотную к жилым домам, и к тому же с нарушением всех мыслимых правил и законов. Оказалось, что председатель махаллинского комитета обманом собрала подписи 60 жильцов на просьбе к районному хокимияту о строительстве гузара. Остановить стройку удалось только через суд. Тем не менее, тенистая детская площадка оказалась разрушенной, и пока никто не торопится ее восстановить.

Другая история оказалась связана с тем, что пенсии выдаются в помещениях махалли. Председатель махалли Минор Юнусабадского района просил пенсионеров поставить свою подпись на чистом листе бумаги, обещая, что потом туда добавят текст об улучшении порядка выдачи пенсий. В реальности же был добавлен текст, в котором граждане просили снести гаражи и построить на их месте гузар. Можно только догадываться, что на самом деле движет такими председателями.

Мои посбоны меня берегут

Иногда на махалли ложатся довольно неожиданные функции. Так, они должны оказывать содействие «правоохранительным органам в обеспечении общественного порядка на соответствующей территории, в том числе в организации учета прибытия и убытия граждан, в работе по профилактике правонарушений среди подростков и молодежи, защите прав несовершеннолетних». Для реализации этого пункта закона в состав махаллинского комитета ввели должности посбонов (вроде охранников-помощников участковых).

Посбоны фактически стали внештатными сотрудниками МВД и Службы госбезопасности Узбекистана. Они работают в контакте и под руководством участковых и сотрудников опорного пункта милиции. Посбоны собирают информацию о тех, кто нарушает паспортный режим, контролируют людей, арендующих жилье или сдающих его в аренду. Кроме того, они ищут информацию о потенциально неблагонадежных гражданах, а также являются постоянными понятыми в мероприятиях, проводимых органами внутренних дел и СГБ.

Возможно, одних посбонов кому-то показалось мало. Так или иначе, на сайте Podrobno.uz 20 июня появилась следующая информация: «В ближайшее время в каждой махалле Ташкента будут созданы общественные группы патрулирования «Фидокор ёшлар», сообщает корреспондент Podrobno.uz со ссылкой на постановление главы государства». Правда, дружинников этих так никто пока и не видел — так что трудно даже понять, хорошо это или плохо.

Исходя из требований закона, махалля также должна содействовать своевременному поступлению от населения налогов и других обязательных платежей. Кроме того, совместно с предприятиями коммунального обслуживания и товариществами частных собственников жилья она должна организовывать и контролировать полноту и своевременность оплаты гражданами коммунальных услуг и внесения обязательных взносов. Вот этот пункт оказалось выполнить довольно просто. Ни одна справка не выдается махаллинским комитетом, пока гражданин не предъявит квитанции об оплате всех услуг ЖКХ.

В последнем пункте Закона говорится, что махаллинский комитет совместно с центрами социальной адаптации должен осуществлять мероприятия по социально-трудовой реабилитации лиц, освобожденных из учреждений по исполнению наказания, и предупреждению преступности, а также создавать комиссию из числа ветеранов, женщин и молодежи, представителей культуры и духовенства для оказания воспитательного воздействия на лиц, ранее судимых, и других, склонных к совершению правонарушений.

Звучит серьезно. Однако проводится ли такая работа, известно только органам статистики.

Андрей Петров

Международное информационное агентство «Фергана»