16 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Бумажная война за Кок-Жайляу. Экологи и застройщики рубятся на Небесном пастбище

15.11.2018 14:08 msk, Вадим Борейко

Экономика Казахстан Общество Туризм

Группа защитников урочища в Кок-Жайляу. Фото Натальи Ли

Урочище Кок-Жайляу вблизи Алма-Аты стало полем битвы между жителями мегаполиса и городскими властями, планирующими построить в нетронутом уголке природы горный курорт.

В минувшую пятницу, 9 ноября, в казахстанском Петропавловске состоялся форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана с участием президентов обеих стран — Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева.

Одной из главных тем форума стал туризм. Аким (мэр) Алма-Аты Байуыржан Байбек презентовал главам двух государств проект горного курорта «Кок-Жайляу» вблизи города и пообещал, что его бизнес-план будет готов до конца года.

Кок-Жайляу — чрезвычайно живописное горное плато на высоте примерно 2300 м, которое тянется вдоль Алма-Аты с востока на запад 13 километров. Пожалуй, это единственная территория в предгорьях хребта Заилийский Алатау в черте города, с нетронутой природой и не охваченная застройкой, куда есть свободный и бесплатный доступ пешим туристам. До тропы можно доехать из города за полчаса на автобусе. Урочище, название которого переводится как Небесное пастбище, давно стало излюбленным местом отдыха алмаатинцев.

Именно уникальная красота и близость к городу и стали «жесткой кармой» урочища.


Кок-Жайляу зимой. Фото Константина Киквидзе

Горное урочище как жертва регионального эгоизма

История попыток соорудить в горной долине курорт длинна и печальна, корни ее уходят аж в середину 1980-х годов. В 2012-м дошло до конкретики. В феврале Асет Исекешев, в то время министр индустрии и новых технологий, объявил, что на Кок-Жайляу будут строить горнолыжный курорт (ГЛК) с государственными инвестициями в размере1 млрд 120 млн тенге (по курсу того года $750 млн).

В том же году по заказу казахстанского правительства канадская компания Ecosign подготовила «Системный план развития горнолыжной зоны города Алматы», наметив и описав с десяток локаций для размещения курортов.

Причем плато Кок-Жайляу было определено как наихудший вариант: большинство трасс для горнолыжников здесь короткие и «черные», то есть экстремальные. Канадские специалисты рекомендовали другие места — в районе Каскелена и Тургеня.

Однако эти населенные пункты находятся в Алма-Атинской области, а курорт хотели строить именно в черте города. Сработал «региональный эгоизм», и при прежнем мэре Ахметжане Есимове в 2013 году началась разработка технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства ГЛК с пропускной способностью 10 тысяч человек в день и россыпью коттеджей по всей долине.

Намерения городских властей урбанизировать природную жемчужину вызвали протесты «зеленых», общественных активистов и просто неравнодушных граждан, которые тогда были немногочисленны.

В начале весны 2014 года в Берлине на международной туристской выставке ITB 2014 горнолыжный курорт «Кок-Жайляу» был награжден антипремией «Rusty Nail» («Ржавый гвоздь») за неустойчивость в туризме. Такой же антипремии были удостоены город Сочи за катастрофические экологические и социальные проблемы в ходе подготовки Олимпийских игр, египетский пляжный курорт Хургада за разрушение уникальной береговой линии и коралловых рифов и автодром Algarve 2014.

5 мая 2014 года на международном комплексе лыжных трамплинов «Сункар» прошли общественные слушания по проекту, и в тесном актовом зале не всем противникам строительства хватило места.

Летом того же года в нижней части долины, на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) Иле-Алатауского государственного национального природного парка, явочным порядком началось строительство электроподстанции, был вырыт котлован и залит фундамент. По свидетельству доктора географических наук Александра Хорошева, работающего на географическом факультете МГУ, эта подстанция по размерам и мощности сопоставима с той, что возвели к Олимпиаде в курортной зоне Сочи: она может обеспечить электроэнергией небольшой город.


Строящаяся в урочище подстанция, сентябрь 2018 года

2 декабря 2014 года вышло постановление правительства, которым 1002 гектара урочища передавались из нацпарка в земли запаса города для строительства горнолыжного курорта.

В то время Алма-Ата конкурировала за право принять зимнюю Олимпиаду-2020, и на Кок-Жайляу запланировали приспособить курорт под олимпийскую деревню. В феврале 2015 года город посетила делегация МОК и категорически потребовала исключить урочище из площадки для олимпийских объектов.

С олимпийской повестки Небесное пастбище сняли, но сам проект приостановили только к концу года: в 2014-2015 гг. в Казахстане прошло несколько девальваций национальной валюты (тенге рухнул за два года со 150 до почти 340 за доллар), и заявка на строительство ГЛК не попала в республиканский бюджет 2016 года. Однако к тому времени из городской казны в него уже «закопали», по данным вице-мэра Алма-Аты Румиля Тафикова, свыше 8 млрд тенге (или $36 млн по среднегодовому курсу 2015 года): на ТЭО, проектно-сметную документацию (ПСД), строительство подстанции, канализации, газовых сетей.

В начале прошлого лета Комитет по соблюдению Орхусской конвенции («О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды»), ратифицированной Казахстаном, вынес решение, в котором осуждается строительство курорта в Иле-Алатауском национальном парке и говорится, что в 2014-м требования конвенции были нарушены: План развития горнолыжных курортов в Алматинской агломерации принят без общественного обсуждения.

Реанимация проекта

В 2017 году проект реанимировали. Мэр Алма-Аты заявил, что курорт станет более экологичным и будет «оптимизирован»: расходы снизятся до $200 млн, площадь застройки уменьшится в несколько раз, пропускная способность — вдвое, до 5000 человек в день.

Защитники Кок-Жайляу резонно сочли, что без разницы, добавят в бочку меда десять ложек дегтя или пять, — всё равно это будет теперь бочка дегтя. И вновь начали «поднимать волну» и бить тревогу в прессе, а главным образом в социальных сетях, собирать подписи против курорта. «За» строительство публично высказывались единичные пользователи social media: сторонники курорта старались «не светиться» из-за высоких репутационных рисков прослыть «губителями природы».


Защитники урочища Кок-Жайляу. Фото Анель Айбасовой

В отношении к «зеленым» лоббисты проекта, в том числе представляющие городскую администрацию, проводили политику маргинализации: прилюдно и в СМИ называли «крикунами», «балаболами», «горлопанами», «любителями похайповать», даже «закрытым клубом пользователей урочища». Особенно в этом деле преуспел Наиль Нуров, директор квазигосударственного ТОО «Almaty Mountain Resorts» (AMR) — управляющей компании по реализации проекта, учрежденной управлением туризма города, которое является подразделением акимата (мэрии).


Руководитель управления туризма Алма-Аты Кикимов и директор компании AMR, управляющей проектом «Кок-Жайляу» Наиль Нуров. Фото Дмитрия Каратеева

Вишенка на торте — заявление об откате

Разработка нового ТЭО велась с ноября 2017-го временным консорциумом в составе AMR и генпроектировщика ТОО «ГеоДата Плюс», его возглавляет Людмила Кузнецова.

За процессом проектирования тянулся шлейф нарушений закона и договорных обязательств, а также громких скандалов.

Сроки сдачи ТЭО сдвигались трижды — с конца апреля на середину июня, затем на начало осени. В результате вместо пяти месяцев работа над ТЭО заняла десять. Бесконечно менялись параметры курорта и даже его концепции. Выяснилось, что курорт, который начали проектировать как горнолыжный, на выходе получился «всесезонным горным», а это две большие разницы.

Декларируя открытость и прозрачность, на деле акимат утаивал информацию о проекте. Впервые картинки будущего курорта журналисты и представители общественности увидели только 31 мая на презентации концепции. А сайт AMR kokjailau.kz заработал лишь в начале августа.

«Вишенкой на торте» в подготовке проекта стал судебный иск, который подала генпроектировщик Людмила Кузнецова в отношении партнера по консорциуму — компании AMR.

В исковых требованиях она обвиняла ответчика в некомпетенции, бездействии, невыплате денег за сделанную работу, непредоставлении исходных документов. Среди этих документов — правоустанавливающие акты на землю курорта и связанных с ним участков. Они должны быть у проектировщика еще до начала работ, однако ТЭО было сдано 17-19 сентября заказчику, управлению туризма, без них. А некоторые не готовы до сих пор.

Кульминацией гражданского процесса в экономическом суде стало заявление Людмилы Кузнецовой: она обвинила директора AMR Наиля Нурова в том, что тот в начале совместной деятельности требовал от нее «откат» в размере 20 млн тенге. (Для сведения: разработка ТЭО стоит около 200 млн тенге, или приблизительно $600 тыс. на дату заключения договора.) На моей памяти это первый случай, когда по поводу «отката» вынесли сор из избы.

Тем не менее, первая судебная инстанция отклонила иск в полном объеме. Не стали разбираться со столь серьезным заявлением и в акимате.

«Зеленые» аргументы

Сторонники курорта продолжали повторять тезисы о необходимости развития цивилизованного туризма и нажимать на его мультипликативный эффект. Их оппоненты соглашались: пожалуйста, стройте курорт, но в другом, более подходящем месте, а Кок-Жайляу оставьте в покое.

По мере того, как проект обрастал скандальной славой, количество его противников множилось. Они подписывали интернет-петицию против строительства. И запасались экспертными аргументами, подтверждающими их позицию. А эксперты говорят о том, что проект не учитывает многие риски — экономические, социальные, экологические: территория курорта находится на тектоническом разломе в 9-10-балльной сейсмической зоне; здесь высока селевая и лавинная опасность; вырубка деревьев ухудшит состояние воздуха в Алма-Ате, и без того страдающей от смога, и т. д.

18 октября члены инициативной группы «Сохраним Кок-Жайляу» провели «круглый стол» в Астане с участием московского ученого Александра Хорошева и британского эксперта по устойчивому туризму Валере Tиолле, куда пригласили представителей правительства, парламента, общественных организаций, журналистов. О событии написали многие СМИ, и сугубо алма-атинская тема получила республиканское звучание.

Слушания в формате сечи

Первоначально акимат собирался провести общественные слушания по проекту курорта в будний день 19 октября и на окраине города, в микрорайоне «Алгабас», куда добраться проблематично, — и всё для того, чтобы минимизировать участие активистов.


Общественные слушания по проекту курорта. Фото Дмитрия Каратеева

Затем с формулировкой «под давлением общественного мнения» публичные слушания перенесли на воскресенье, 4 ноября, в центр Алма-Аты, во вместительный зал гостиницы «Казахстан», рассчитанный на 500 человек.

За два часа до начала в фойе отеля толпились группы студентов и преподавателей, сторонников курорта. Однако по ходу мероприятия их гражданская сознательность подыссякла: многие или покинули слушания, или мирно спали.

Впрочем, открывавший собрание руководитель управления туризма Максат Кикимов сделал жест доброй воли в адрес защитников Кок-Жайляу, во всеуслышанье поблагодарив Вадима Борейко, Ажар Джандосову, Сергея Куратова, Салтанат Ташимову за гражданскую активность и беспокойство за судьбу урочища. Конечно, это был дипломатический ход, но в таких делах риторика тоже важна. Своими словами акиматовский чиновник официально дистанцировался от маргинализации «зеленых» и фактически легитимизировал их.


Защитник Кок-Жайляу Алихан Сермухамедов. Фото Дмитрия Каратеева

Но всё же слушания прошли с серьезными нарушениями. Обсуждалось не всё ТЭО, а лишь его часть — ПредОВОС, предварительная оценка воздействия строительства на окружающую среду. За бортом дискуссии остались экономические расчеты, социальные аспекты, маркетинг, смета расходов и т.д.

Сам я как журналист плотно занимаюсь темой Кок-Жайляу с начала года. Опубликовал 25 материалов на портале Ratel.kz. После того, как весной его закрыл суд, продолжил расследование в своем Facebook, где выложил еще около 60 глав. Они перепечатываются на экологическом сайте «Ливень».

В частности, мне удалось узнать, какую именно информацию скрывают от общества. Например, предварительный сметный расчет строительства и других связанных с проектом расходов составляет уже 89,5 млрд тенге, или порядка $230 млн. Как видим, цена вопроса подскочила. И можно быть уверенным, что вырастет еще. Списочный состав персонала курорта — 268 человек, без гидов и других временных работников. Иначе говоря, стоимость создания одного рабочего места на этом объекте равна ориентировочно 850 тысячам долларов. Похоже, долину Кок-Жайляу перепутали с Кремниевой долиной.

Среди выступавших «за» курорт были: члены правящей партии «Нур Отан», национал-патриоты, известные блогеры, актрисы, инвалид и даже клоун. Я увидел в этом некий месседж организаторов слушаний защитникам урочища: да, мы сознаем, что происходящее здесь — клоунада, но всё равно протащим проект, не мытьем, так катаньем, хоть чучелом, хоть тушкой.

«Зеленые» и сочувствующие им оказались в меньшинстве по сравнению с превосходящими силами административного ресурса, всего их собралось человек сто. Но объективно они подготовились лучше: несмотря на цейтнотный регламент в 3 минуты, успели рассказать и о рисках, и о нарушениях. Тогда как их оппоненты поддерживали курорт в общих словах, никак не продемонстрировав знания предмета дискуссии — ПредОВОС, хотя президиум просил от темы не отклоняться.


Защитница урочища Татьяна Бендзь. Фото Дмитрия Каратеева

Временами слушания переходили в формат натуральной сечи. Радикальное крыло защитников урочища, несмотря на немногочисленность, наделало изрядного шуму: они освистывали и захлопывали соперников, не давали им говорить, кричали с места, а известного кинорежиссера согнали с трибуны. И тем нанесли немалый вред общему делу: теперь адепты застройки обвиняют в истерии и попытке сорвать слушания всех своих противников, включая умеренных, писавших экспертные заключения и делавших доклады.

Впрочем, и сторонники курорта в долгу не остались, назвав своих vis-a-vis «обезьянами» и «зоопарком».

В споре по «Кок-Жайляу» победили разум

Как бы то ни было, после «земельных» митингов 2016 года мне не доводилось наблюдать в Казахстане такой жаркой словесной «зарубы» сторонников и оппонентов власти, пусть даже по экологическому вопросу. Причем после нее даже никого не забрали в полицию, что вообще прецедент.

И у меня сложилось твердое убеждение, что «зеленые» если и не одержали победу, то определенно не уступили. Хотя лоббисты проекта на всех информационных углах уверяли, что «в споре по «Кок-Жайляу» победил разум».

Менеджер по проектам экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь передала в секретариат слушаний толстую папку с 19.230 подписями против строительства курорта.


Менеджер по проектам экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь передает в секретариат слушаний папку с 19230 подписями против строительства курорта. Фото Дмитрия Каратеева

И буквально на следующий день в школах, вузах и госучреждениях Алма-Аты начался лихорадочный «добровольно-принудительный» сбор подписей «за» курорт. Защитники урочища подозревают в организации этой кампании акимат. А в интернете остряки троллят городские власти, говоря, что те «в споре по «Кок-Жайляу» победили разум». Тем временем за неделю после слушаний число подписавших петицию против стройки перевалило за 30 тысяч. А в казахстанском сегменте Facebook и Instagram не спадает гиперхайп: практически каждый пользователь считает своим долгом выразить собственное отношение к проблеме Кок-Жайляу.

Борьба продолжается

Теперь проект курорта ожидает комплексная вневедомственная и государственная экологическая экспертиза, она должна завершиться в феврале 2019-го. Затем предстоит работа над проектно-сметной документацией (ПСД), которая займет год. После того, как окончательно будет готова оценка воздействия стройки на окружающую среду (ОВОС), ее вновь вынесут на общественные слушания. Начало строительства запланировано на 2020 год. Словом, время у «зеленых», чтобы предотвратить стройку и спасти урочище, еще есть.

Члены инициативной группы «Сохраним Кок-Жайляу» — алмаатинцы, объединившиеся с единственной целью: сохранить уникальный природный объект и вернуть его земли в национальный парк, считают строительство любого курорта в урочище Кок-Жайляу недальновидным и опасным решением властей и продолжают настаивать на «нулевом варианте», то есть полном отказе от застройки. Они признают прошедшие общественные слушания нелегитимными, требуют приобщения своих экспертных заключений по ПредОВОС к документам, которые будут переданы на госэкспертизу, и оставляют за собой право обращаться в республиканские госорганы и международные организации.

Борьба продолжается.

Вадим Борейко, Алма-Ата, специально для «Ферганы»

* * *

От редакции:Тема строительства горно-лыжного курорта в Кок-Жайляу — территории бывшего национального парка в Алма-Ате — стала в Казахстане хайповой, на ней жестко столкнулись сторонники и противники проекта, городской конфликт вышел на республиканский уровень. Публикуемая статья журналиста Вадима Борейко, активиста и защитника Кок-Жайляу, отражает взгляд на проблему со стороны «зеленых», обеспокоенных возможной застройкой национального парка. Другая точка зрения, поддерживающая строительство горно-лыжного курорта, будет отражена в материале нашего корреспондента в Алма-Ате, который мы готовим к публикации.

Международное информационное агентство «Фергана»