21 Август 2019



Новости Центральной Азии

Одержав победу на выборах, исламисты намерены привести Турцию в Единую Европу

13.11.2002 00:00 msk, Евгений Пахомов

"Мы счастливы! - девушки на окраине Стамбула от души радовались победе происламской Партии справедливости и развития (ПСР) на досрочных парламентских выборах. - Сегодня женщине нельзя прийти на работу в государственное учреждение, если она одевается, как положено по исламу. Теперь все изменится!" 18-летняя Марьям рассказала Би-би-си, что ей даже пришлось бросить университет - там запрещено покрывать голову мусульманским платком: "Коран говорит, что женщина должна носить одежду, полностью закрывающую тело, но нам это запрещают! Вот почему я - за эту партию!" Мнение женщин разделяют мужчины - посетители соседнего кафе. Правительство погрязло в коррупции, полагают они, чиновники думают только о себе: "Теперь же к власти пришли верующие люди, они воровать не будут!"

Победа Партии справедливости и развития, которую возглавляет бывший мэр Стамбула исламист Реджеп Эрдоган, не стала неожиданностью. Но никто не предполагал, что счет будет столь разгромным. На прошедших 3 ноября выборах исламисты получили почти 35 процентов голосов, а ее ближайший соперник левая Республиканская народная партия - почти вдвое меньше (чуть более 19 процентов). А это значит, что ПСР может сформировать правительство самостоятельно, не вступая ни с кем в коалицию. Такого успеха на выборах за последние 20 лет в Турции не знала ни одна партия. Все остальные партии (а в выборах их участвовало 18) не смогли пройти обязательный 10-процентный барьер и не будут представлены ни в парламенте, ни в правительстве.

Удачная попытка

Растерянность, охватившая политическую элиту Турции сразу после объявления результатов голосования, усугублялась еще и тем, что поначалу было неясно, кто станет премьер-министром. Все предвыборные плакаты ПСР украшали портреты ее лидера Реджепа Эрдогана, но, согласно конституции, политик, имеющий судимость, не может входить в состав правящего кабинета. В 1998 году Эрдоган оказался под судом по обвинению в разжигании межрелигиозной розни. На митинге своих сторонников он прочел собственные стихи, в которых власти увидели пропаганду исламизма. За это ему пришлось провести четыре месяца в тюрьме. Сегодня газеты разных стран цитируют строки из этого скандально известного стихотворения: "Мечети - наши казармы, минареты - наши штыки, купола - наши шлемы, а верующие - наши солдаты". Однако, кто бы ни занял в итоге премьерский пост (на момент подписания номера окончательная кандидатура еще не была объявлена), настоящим лидером партии останется Эрдоган - никто из нынешних турецких политиков не может сравниться с ним в популярности.

Эрдоган родился в 1954 году в провинциальном городке, откуда его семья переехала на окраину Стамбула. С детства будущий мэр торговал на улицах сладостями, чтобы заработать немного денег. На вырученную мелочь Реджеп покупал брошюры на религиозные темы - он мечтал стать богословом. Но, повзрослев, пошел в политику и вступил в происламскую Партию благоденствия. Эрдоган быстро сделал политическую карьеру: в 1994 году он стал мэром Стамбула. Говорят, молодой мэр многое предпринял для того, чтобы сделать город чище, улучшить водоснабжение, работу транспорта. При этом он не забывал о своих взглядах - постоянно пропагандировал ислам. Его жена и дочери везде демонстративно появлялись в мусульманских платках, полностью закрывающих волосы.

На выборах 1996 года Партия благоденствия вошла в правящую коалицию, а ее лидер Неджметдин Эрбакан стал премьером - впервые со времени образования в 1923 году Турецкой Республики правительство возглавил политик, не скрывающий своих исламистских взглядов. Впрочем, продержалось это правительство недолго - уже на следующий год под давлением армии, всегда стоявшей на светских позициях, правящая коалиция ушла в отставку. А в 98-м Партия благоденствия была запрещена. Тогда же под судом оказался и Реджеп Эрдоган.

Однако гонения лишь добавили ему популярности. Молодой и энергичный Эрдоган сумел объединить вокруг себя бывших сторонников по партии, и в прошлом году он создал Партию справедливости и развития. Вторая попытка исламистов оказалась еще более удачной, чем первая, - с безоговорочной победой ПСР вынуждены были смириться даже военные: главнокомандующий армией генерал Озкок, известный своими антиисламистскими настроениями, заявил, что "армия признает результаты демократических выборов" и не будет препятствовать ПСР в формировании правительства. В условиях, когда свои голоса за происламскую партию отдали многие миллионы турецких граждан, попытка аннулировать результаты выборов чревата серьезным кризисом.

"Пробуждение Азии"

Пожалуй, ни в одной мусульманской стране борьбу с религиозным радикализмом не вели столь последовательно и жестко, как в Турции. На протяжении почти восьмидесяти лет, что существует современное турецкое государство, власти преследовали религиозные организации. Идея светской власти лежала в основе революции младотурок 1908 года (см. материал на стр. 34) и реформ Мустафы Кемаля Ататюрка. Благодаря преобразованиям Ататюрка, основателя современного турецкого государства, на смену разрушенной Османской империи в 1923 году пришла Турецкая Республика. Ататюрк добился полного отделения церкви от государства, запретил многие нормы исламского права, например многоженство, ввел европейский календарь. Благодаря курсу на модернизацию Турция смогла добиться серьезных экономических успехов и стать ведущей промышленной державой региона. Главной движущей силой реформ Ататюрка было прогрессивное офицерство, и с тех пор армия в Турции оставалась "недремлющим стражем" секуляризма. Попытки вернуть ислам во власть воспринимались военными как покушение на сами основы турецкой государственности, заложенные Ататюрком. (Он по сей день почитается как отец нации, памятники Ататюрку стоят во всех городах и даже деревнях.) Чиновники, заподозренные в симпатиях к исламистам, могли лишиться должности, запреты касались даже внешнего вида - работникам госучреждений не разрешалось носить на службе мусульманские платки и османские фески.

Однако в последнее время государство оказалось бессильно остановить политиков, подобных Эрдогану. Многие обозреватели связывают рост исламистских настроений в Турции с экономическим кризисом. В последние годы в стране растет инфляция, турецкая лира в прошлом году обесценилась на 50 процентов, уровень производства падает, увеличивается безработица. Правительства сменяют друг друга, а коррупционные скандалы не утихают. Лидеры страны постоянно обещали своим гражданам перемены к лучшему, если Турция станет членом ЕС (о чем Анкара давно мечтает), но им так и не удалось провести необходимые для этого политические и экономические преобразования. К тому же многие турки считают причиной экономических неудач "потакание МВФ и засилье иностранцев". В этих условиях обращение общества к исламу становится формой недоверия светской власти.

Но дело, очевидно, не только в экономике. Популярность исламистских взглядов стала расти в Турции задолго до начала нынешнего кризиса. Уже в 80-х турецкие газеты отмечали, что Стамбул меняется на глазах. Если еще недавно женщины в мусульманском одеянии на улицах крупнейшего города страны были редкостью - местные модницы ходили с непокрытой головой и одевались по-европейски, то теперь все чаще можно было увидеть турчанку в исламском платке или даже в хиджабе - балахоне, целиком скрывающем фигуру. В среде турецкой молодежи стало модным беседовать о славном прошлом Османской империи и читать мусульманских богословов. Проблемы Турции оказались созвучны проблемам многих молодых государств Азии, которые в последнее время переживают процесс "возвращения к своим корням",- от Индии, где к власти не так давно пришла проиндусская Партия индийского народа, до постсоветской Средней Азии.

На фоне возрастающего западного влияния, запретов на ношение традиционной одежды и других ограничений, а также растущей коррупции и политической нестабильности в Турции (как и ряде других азиатских стран) начался своеобразный кризис идентичности. Ведь при всей внешней вестернизированности турецкое общество осталось глубоко патриархальным. В Стамбуле или Анкаре можно увидеть и современные дискотеки, и современные рестораны. Здесь носят короткие юбки, танцуют модные танцы, слушают музыку техно и американский рэп. Однако, как отметил один исследователь, "попробуйте в ресторане пригласить танцевать незнакомую турчанку из-за соседнего столика - нарветесь на скандал". Эти женщины приходят сюда в сопровождении родственников и танцуют только с ними, даже в ресторане сохраняются строгие патриархальные правила. Мало изменилась и жизнь турецких крестьян, которые по-прежнему остаются очень религиозными.

В ожидании развязки

Впрочем, лидер Партии справедливости и развития утверждает, что не хочет никакой конфронтации со сторонниками светского государства. Эрдоган поспешил заявить, что его партия поддерживает идею свободного рынка и вступления Турции в ЕС и даже готова выполнять план экономических преобразований, намеченных для Турции специалистами из МВФ. Он подчеркнул, что ПСР намерена бороться с коррупцией, и будет всеми силами способствовать улучшению экономической ситуации. "Ислам - не препятствие для демократии, - говорит сегодня Эрдоган. - Демократия объединяет всех турок - и верующих, и неверующих".

Западная пресса уже успела объявить результаты выборов в Турции новой революцией. "Решительная победа партии, связанной с исламом, покончила со старым политическим порядком в этой евразийской стране, что чревато самыми серьезными изменениями со времен образования Турецкой Республики", - полагает испанская газета "Эль Паис". Европу больше всего волнует вопрос, как Турция намерена строить отношения с Евросоюзом. Однако не менее важным представляется то, как изменятся отношения Турции со странами-соседями, с мусульманским миром. Известный политолог Сэмюэль Хантингтон давно призывал Турцию не торопиться в ЕС, а взять на себя роль "государства-лидера" для мусульманской цивилизации, чтобы упорядочить этот бурлящий регион. На фоне других исламистов, решительно отрицающих американские и европейские ценности, турецкие последователи Эрдогана, безусловно, выглядят куда менее радикальными.

Ответа на вопрос об истинных намерениях турецких исламистов с особым вниманием ждут и государства Средней Азии. Для правящих там режимов Турция до недавнего времени рассматривалась как эталон, пример светского развития для страны, где большинство населения исповедует ислам. Именно на такую модель ориентировались правительства Казахстана и Узбекистана. Но как бы ни развивались события в Анкаре, ясно одно - 3 ноября предсказуемая, антиисламистская и секулярная Турецкая Республика ушла в прошлое.

БЫЛОЕ

Перестройка по-турецки

В конце XIX века всем стало ясно, что великая некогда Османская империя, раскинувшаяся от Северной Африки до Персидского залива и от Балкан до Египта, обречена - страна переживала бесконечный экономический и политический кризис. Европейские колониальные державы отрывали от нее лакомые куски (в 1881-м Франция оккупировала Тунис, в 1882-м англичане заняли Египет и т.д.), а европейские кредиторы взяли под контроль финансы страны. Империя стала полуколонией Европы. В 1908-м против режима султана Абдул-Хамида II выступила организация младотурок. Опираясь на прогрессивное офицерство, они подняли восстание. Абсолютная монархия была отменена, был созван парламент, свергнутого Абдул-Хамида сменил безвольный султан Мехмед V. В Первую мировую войну Турция выступила на стороне Германии, и поражение обернулось для нее потерей всех арабских и других присоединенных земель. В 1918 году страна была оккупирована армиями европейских государств. В ответ в Турции началось освободительное движение, которое возглавил Мустафа Кемаль, прозванный Ататюрком (в переводе - "отец турок"). В 1922 году вся территория Турции была освобождена от интервентов, Ататюрк стал главой государства. По его инициативе был упразднен султанат, а в 1923 году провозглашена Турецкая Республика. Мустафа Кемаль отделил религию от государства, отменил шариатские установления, принял гражданский кодекс по европейскому образцу, закрыл мусульманские духовные училища, предоставил женщинам избирательные права. Турция стала добиваться интеграции в Европу, а радикальные исламисты оказались вне закона. Этот политический курс не менялся все 79 лет существования республики.

Оригинал статьи - http://www.ej.ru