20 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Есть в Узбекистане город Чирчик. Чем он живет сегодня?..

20.11.2002 00:00 msk, Алексей Волосевич

Интервью

Данный материал о Чирчике был опубликован в газете «Зеркало XXI» (Ташкент). Жизнь подобных маленьких городков – типа Чирчика, Алмалыка, Ангрена и т.д., - почти никому неизвестна. Газет у них почти нет, телевидения тоже, ну и, соответственно, нет никакой информации о них. Мы вместе с газетой «Зеркало XXI» пытаемся восполнить этот пробел.

Чирчик и его обитатели

Наверняка многие из ташкентцев проезжали через Чирчик, когда выбирались на отдых в горы или на берег Чарвакского моря. Главная улица оставляет прекрасное впечатление, которое подсознательно переносится на весь город. Основные эпитеты – «тихий», «зеленый» и «европейский». Чирчик чем-то напоминает типично курортный приморский городок. И это несмотря на то, что в действительности он самый что ни на есть промышленно-пролетарский – столп и опора промышленности, город химиков и энергетиков. Да еще военных. Чирчикское танковое училище некогда считалось третьим по значимости во всем Советском Союзе.

Ритм города не похож на ташкентский – если присмотреться, то замечаешь, что люди меньше спешат. Может спешить им просто некуда, а может здесь действует закон удаления от столицы – чем дальше от нее, тем более сонной становится жизнь социума, пока, наконец, не впадает в полную летаргию.

Фотографии Чирчика: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7,

Центр

Центр цивилизации и общественной жизни Чирчика – базар. Вещевой рынок по известным причинам заполнен процентов на двадцать. На нем продают халтурно сляпанные вещи «made in Uzbekistan», цены на которые в последнее время сильно выросли. Это очень возмущает редких посетителей торговых рядов. Зато пышным цветом цветет местная «тезиковка», часть базара, отведенная под торговлю подержанными вещами. Пожалуй, это самое оживленное место во всем городе. Обычно за товарами чирчикцы отправлялись в столицу, но где им затариваться сейчас никто не знает, так что все они пребывают в некоторой растерянности. В Ташкенте мне не раз приходилось слышать, что хоть в Чирчике ниже заработки, но все остальное также недорого, поэтому жить там, в общем-то, можно. Приведу для сравнения цены на схожие товары. Ташкент: лук – 80, картошка – 200, мясо – 2200. Чирчик: лук – 60, картошка – 175, мясо – 2100. Как видим, разница несущественна. А вот пообедать в кафе или столовой в Чирчике, действительно, стоит намного дешевле, причем качество пищи ничуть не хуже, а может даже и лучше, чем в столице. Этим, кстати, иногда пользуются компании гуляк, приезжающих по вечерам из Ташкента, чтобы где-нибудь хорошенько «зависнуть». В местных кабаках их появление расценивается, как праздник.

Победоносное шествие прогресса не обошло стороной этот город. В Чирчике есть станции обслуживания сотовой связи, два Интернет-кафе на улице Навои, центральной улице города, и один магазин по продаже компакт-дисков. Точнее ларек, расположенный возле входа на рынок. В общем-то, компакт диски – это побочный товар сей торговой точки, а основной – аудиокассеты, тем не менее, это единственное место в городе, где можно купить диски. Во всяком случае, именно так мне объяснили. Желающие удовлетворить духовные запросы могут либо включить телевизор и посмотреть российские каналы (кабельное ТВ), самые популярные в народе, либо опять-таки пойти к рынку и попытаться что-нибудь выбрать в расположенных здесь книжных магазинчиках, каковых насчитывается две штуки во всем городе. Торгуют они, однако, по преимуществу, учебниками. Есть в городе и несколько газет. Газета «Чирчик», бывшая «Социалистический Чирчик», единственная русскоязычная газета, в этом году отмечает семидесятилетие, чудодейственным образом появившись на свет за два года до основания самого города. Смена «брэнда» роковым образом повлияла на тираж – он снизился с 17 тысяч до одной.

В каждом приличном городе есть свой «Бродвей» - общественное место, куда выходят и на людей посмотреть, и себя показать. В Чирчике подобную функцию выполняет небольшой скверик напротив памятника Навои, занимающего на пьедестале место некогда вездесущего вождя мировой революции. Сам памятник окружен клумбами каннов – патриотических цветов, в обязательном порядке пламеневших возле каждого горкома. Горкомы переименовали, памятники одним деятелям поменяли на другие, только цветы остались те же.

Культура

Нельзя сказать, что культурная жизнь чирчикцев насыщена, но все же она потихоньку течет. На столбах развешены объявления о рок-концерте с участием местных команд. Иногда перед дворцом культуры химиков играет духовой оркестр, чего, кстати, давно не услышишь в самом Ташкенте. В ДК «Химик», красивом здании с двойной колоннадой, проводится набор в кружок эстрадного танца. Об этом аршинными буквами повествует выставленный на ступенях плакат.

«Больше всего у нас популярны курсы кройки и шитья, - рассказала инструктор художественного отдела дворца культуры Лариса Егай. – Сейчас у нас на швейных курсах занимается больше тысячи человек».

«Ого, – удивился я. – Как много! А готовые вещи они покупать не хотят»?

«Мы их учим, они шьют и сами одеваются».

По словам Ларисы, всенародным признанием пользуются также парикмахерские курсы. А еще имеются кружки хореографии (100-200 человек, в основном, детей), национального и эстрадного танца. Есть даже драматическая студия со странным названием «Што-с?!» Пятнадцатого сентября состоялась премьера постановки «Фантазия страстей» режиссера Натальи Михеевой. А самые маленькие могут посмотреть представления кукольного театра «Петрушка».

Течение жизни представителям чирчикской интеллигенции ежегодно омрачает отбывание трудовой повинности на хлопковых полях. Об этом мне гневно поведали преподаватели дворца культуры. Больше всего их раздражало то, что учителей и медиков из столицы к этому делу не привлекают.

«Даже классных руководителей забирают, - негодовали чирчикские носители культуры. - Даже тех, у кого есть маленькие дети».

Как они сообщили, за килограмм собранного хлопка учителя получают 28 сумов. Норма – 40 кило (чтобы только отработать еду). Но можно и не ездить, если выставишь вместо себя наемника-добровольца. Этот промысел в городе очень распространен, такса – 2-3 тысячи в день (примерно два доллара). Кроме того, наемный хлопкороб забирает деньги за собранный хлопок. Часто дети выкупают своего классного руководителя, которому грозит отправка. Допустим, в классе 30 человек. Они скидываются по 700 сумов, и на 10 дней вместо учителя на хлопок едет другой.

В чирчикском гороно эту информацию подтвердили.

«Ташкентские же у нас особые, - с горечью сказал исполняющий обязанности директора гороно Хамид Султанов. – Это наших учителей можно каждый год отправлять на поля. В Бостанлыкском районе забрали даже детей 9-х, 10-х и 11-х классов. Всего же мы должны в этом году отправить на уборку хлопка ни много ни мало – 27 процентов учителей и воспитателей детских садов».

Работа

Долгие годы визитной карточкой Чирчика был «лисий хвост» - шлейф токсичного ядовито-оранжевого дыма, который растягивался на десятки километров от породивших его печей объединения «Узкапролактам». Утверждали, что наиболее впечатляюще это зрелище смотрится из космоса. В начале 90-х по этому поводу проводились шумные экологические акции. То ли по этой причине, то ли по какой другой, но «лисий хвост» исчез. Город лишился своего одиозного символа. Предполагалось, что отныне горожане обретут долгожданное счастье и заживут в полном довольстве своей судьбою.

Жизнь внесла свои коррективы. Хоть пять градообразующих предприятий города, работают и выпускают свою продукцию, масштабы уже не те. Когда-то производство создавалось с расчетом на охват огромного региона. После развала Союза традиционные рынки сбыта исчезли. Как следствие – сокращение производства, увольнение рабочих и т.д.

Раньше на самом крупном предприятии города – «Электрохимпроме» трудилось до 9 тысяч человек, сейчас только 7 тысяч. «Узбекхиммаш» потерял 2,5 тысячи сотрудников, примерно столько же «Чирчиксельмаш» и АО «Трансформатор». А Узбекский комбинат тугоплавких и жаропрочных металлов вообще на санации – выживет или нет, неизвестно. Тем не менее, некоторые признаки оживления у первых двух предприятий налицо. Как сообщили мне в городском хокимияте, за девять месяцев текущего года «Электрохимпром»

на несколько процентов увеличил выпуск продукции по сравнении с тем же периодом прошлого года, а «Узбекхиммаш» за этот же срок ухитрился произвести ее аж на 153 процента!

Тем не менее, безработица – бич города. Зарплату на заводах, как правило, выплачивают с задержкой в несколько месяцев, после того, как продукцию удастся реализовать и заплатить налоги. Поэтому денег у людей мало – бросается в глаза, что живут горожане очень бедно.

«Чем занимаются остальные жители города, те, кто не работает на каком-либо из градообразующих предприятий»? - спросил я в хокимияте.

«Занимаются малым бизнесом и т.д.» – разъяснило ответственное лицо.

«И «т.д.»?

«В основном «т.д.»

Один из вариантов «т.д.» объяснил мне старик, который пас стадо баранов. Он сообщил, что «люди уже в 4 часа утра выходят, собирают туалетную бумагу, чтоб сдать ее в приемный пункт и получить хоть какие-то деньги».

Население

Этнический состав города за последние годы сильно изменился. Если раньше здесь преобладало русскоязычное население, определявшее своеобразный облик этого города, в котором внешне не было почти ничего азиатского, то сейчас большинство русских, немцев и крымских татар уехало. Миграция продолжается и поныне – доска объявлений на улице Навои полностью заклеена объявлениями типа «продается». Цена квартиры в центре от тысячи долларов и выше, на окраине до тысячи долларов. Чирчик – не столица, здесь может прописаться любой гражданин Узбекистана. Многие этим и пользуются, переезжая сюда из экологически неблагополучных, тяжелых для жизни районов Хорезмской области и Каракалпакстана. В городе проживает много казахов – часто встречаются группы людей, говорящих между собой по-казахски. Лучше всего о национальном составе города говорят школы - узбекские, русские, казахские и со смешанным языком обучения, которых здесь насчитывается больше всего.

Но в последнее время наметился особый поток переселенцев, на этот раз из Ташкента в Чирчик. Город переживает настоящее нашествие бомжей и алкоголиков. Ушлые квартирные маклеры подбивают их продать квартиру в столице за полторы-две тысячи зеленых, затем за пару сотен покупают им жилье в самом злачном районе Чирчика – третьем микрорайоне, где все дома в трещинах, а горячую воду дают лишь по праздникам. А еще дают сотню-другую сверху, чтобы те, протрезвившись, не бежали в милицию, а имели на что побухать еще некоторое время. Когда через месяц деньги у бедолаги заканчиваются и он пытается вернуть свою квартиру, выясняется, что она уже давным-давно перепродана. Мне рассказали, что людей, склонных к выпивке, даже специально «подставляют». То есть, щедро дают им деньги на водку, а когда сумма становится такой, что отдать ее алкаш уже не может, ему предлагают продать жилье и рассчитаться с долгами.

«Те, кто переселяются сюда из Ташкента – еще хуже местных алкоголиков. Они посылают детей побираться, их дети нигде не учатся, нюхают бензин и учат этому наших, чирчикских», - рассказал мне один из членов комиссии по делам несовершеннолетних.

Но самое страшное место в городе – не третий, а четвертый микрорайон. Несколько месяцев назад в одной из расположенных здесь многоэтажек рухнул целый подъезд. Сто метров дальше стоят еще два дома с пустыми глазницами окон и дверей, брошенные жильцами. Таких домов здесь много. Это прямо какой-то Гарлем…

«Скажите, в последние годы в Чирчике построили хоть одно здание, кроме кафе и коммерческих магазинов»? - спрашивал я у жителей города.

Таких зданий мне назвали всего два – в каком-то районе наконец-то достроили девятиэтажку, а в Азотчике возвели мечеть…

Символы города

Первое место среди символов Чирчика я бы отвел памятнику павшим воинам – тому, что с журавлями. Еще сюда можно зачислить два кирпичных здания напротив памятника Навои и многочисленные железные мосты через канал, изготовленные в лучших традициях советского конструктивизма. Голая функциональность и ничего более – есть в этом что-то вызывающее. При взгляде на некоторые из мостов на ум приходят Чикаго, Манхэттен и другие символы индустриальной эстетики, не имеющие ничего общего с тяжеловесной безвкусицей в «национальном» стиле, столь любезной нынешней власти.

Среди чирчикских достопримечательностей – церковь святого Георгия, построенная в 1901 году, которая находится при въезде в город; символ ушедшей, дореволюционной эпохи. Мечеть с серебристым куполом, которую хорошо видно издалека – это уже примета нового времени.

Некоторые характерные особенности Чирчик почти утратил. Например, ту, что раньше это был город не только рабочих, но и военных. Курсанты, солдаты и офицеры, попадая сюда со всех концов Союза, придавали городу особый колорит, своим присутствием творя рай для местных невест. Сейчас военных на улицах почти не встретишь. «Большинство моих одноклассниц повыходили замуж за танкистов и разъехались», - грустно заметила знакомая журналистка.

Зато распространяется другая категория людей. Идем с товарищем по тропке вдоль канала. Возле домика на берегу слышится хоровое пение. Во дворе сидят десятка два человек и стройными голосами выводят песню. Это баптисты поют псалмы, прославляющие Бога. А может, какие-нибудь евангелисты. Сам дом очень аккуратный, сад утопает в цветах, что очень контрастирует с другими домами, серыми и неухоженными. Очевидно, не бытие определяет сознание хозяев, а как раз наоборот.

И напоследок. «Напиши, что символом является то, что в городе нет ни одной бани, – сказала женщина, которую я расспрашивал об этих самых символах. – Горячей воды в домах нет и помыться некуда пойти».

Алексей Волосевич

Фото Андрея Кудряшова

Оригинал статьи - здесь