21 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

ОПЯТЬ РЕКИ - ВСПЯТЬ?

24.04.2002 00:00 msk, Армен Гаспарян

Что стоит за проектами поворота российских рек на юг

ЗАБЫТЬ СЛОВО "НЕ ДАМ"

Николай МИХЕЕВ, советник министра природных ресурсов РФ

В Центральной Азии очень обострилось положение с водными ресурсами. По прогнозам всех мировых центров, идет сокращение поступления (атмосферного, ледникового) воды в целом. Это первое.

Во-вторых, там, в первую очередь в Узбекистане, произошел рост населения. А производство какой-либо продукции там возможно только на основе орошения, то есть использования воды. Был ряд маловодных лет, когда Узбекистан в международных организациях даже объявляли зоной стихийного бедствия и гуманитарной помощи по продуктам питания. Так что там альтернатива: или сокращение населения, или дополнительное развитие производства на фоне убывающих водных ресурсов. Ну и в-третьих, продолжается проблема с Аралом, терпящим экологическое бедствие.

Есть расчеты международных экспертов, доказывающие, что серьезного снижения водопотребления в этих регионах не будет. Отборы воды должны быть достаточно высокими. Международные организации предлагали разработки проектов подачи воды даже из Ганга.

Сегодня через границу из Казахстана в Россию переходит 36 кубических километров пресной воды в год Иртыша, Тобола, Ишима. А из России в Казахстан по Уралу - 8. То есть 28 кубокилометров идет из Средней Азии в Россию. Получается не Россия дает воду, а Центральная Азия. Сальдо, как говорится, в пользу России. А по международным нормам до 50 процентов отданного объема они могут забрать обратно. А это, поверьте, будет намного хуже для России, для Омска, для поймы. Потому что заберут воду в дефицитных районах.

А взамен мы ничего не получим. Единственное, что останавливает, - технические трудности. Если брать воду из России, то это можно делать в южных районах, где объем стока составляет 6 процентов. И это можно сделать безболезненно для нас.

Сегодня у нас нет Политбюро, а все государства суверенные. Они имеют право на 50 процентов отданной воды. Но с технической, экологической и прочих точек зрения эти вопросы нам лучше рассматривать вместе.

Но это не значит, как многие говорят, что надо "продавать воду". В мире вода, которая течет, не продается. Та, что поступает через каналы, насосные станции - да, все издержки должны оплачиваться. А вот речная вода не продается.

Нам выгодно и с нравственной, и с технической, и с экологической точек зрения решать эти вопросы вместе. Мы навязывать воду не будем, но если возникнет ситуация, то мы должны рассматривать ее с позиции благоприятствования, а не шуметь, что не дадим воду. Для начала: она не наша - течет к нам оттуда. Кроме того, вода не имеет границ и общенациональна.

Что же касается изменения климата, то оно не связано в такой степени с объемами переброски. А вот сокращение влагозапасов в Центральной Азии - это реальность. Какие-то влияния на климат переброска воды окажет. Но по всем оценкам оно будет незначительное. Действительно, если отобрать 50 процентов воды, то изменения могут быть резкими. А 5-6 процентов из мест, где стекаются многоводные реки, влияния не окажут. Так что все это досужие разговоры.

Слова "не дам" у нас не должно быть ни по этическим, ни по техническим, ни по природным условиям.

Стоимость проекта переброски, конечно, высока. На сегодня ее не осилить ни России, ни центрально-азиатским странам. Тут необходимо и участие международного сообщества. Решать проблему роста населения в Центральной Азии нужно. Обеднение ресурсов из-за воды может привести к еще одной зоне бедствия. А это питательная среда в том числе и для терроризма. К тому же рядом с Россией.

С ВОДОЙ НАДО НА "ВЫ"

Александр БЕЛЯКОВ, председатель Комитета по природным ресурсам и природопользованию Госдумы РФ

Видимо, кому-то стало скучно жить, и решили опять поднять старую проблему. О каком перебросе рек можно говорить сегодня, когда мы практически не строим на своей территории новые гидроэлектростанции? Мы даже не решаем проблем с нормальным обслуживанием существующих плотин. Мы фактически прекратили все мелиоративные работы, из-за чего происходит заболачивание почв. Мы сегодня отдаем природе загубленную землю, которую за огромные деньги взяли у нее для нормального ведения хозяйства. Кроме того, переброс рек чреват глобальными изменениями климата.

Мне кажется, что это чисто политическая акция, которая не имеет под собой никаких экономических обоснований. Поэтому речь не может идти о каком-то глобальном перебросе рек. Мелкие проекты постройки каких-то каналов, где нет воды, могут быть. Но грандиозные идеи повернуть реки вспять - иллюзия, абсолютно не подкрепленная нашими реальными возможностями.

Мне кажется, сегодня не об этом надо думать. Актуальны совершенно другие проблемы - рациональное использование воды, ее очистка, современные методы очистки канализационной воды. Надо уменьшать потребление воды. Надо экономить воду. Если говорить прямо, то к решению этих проблем мы до сих пор фактически не приступили. А самый главный противник экономии воды - это наш местный монополист, который называется "водоканал". Они не отвечают ни за что! Если все поставят у себя дома счетчики и начнут экономить воду, то им не за что будет получать деньги.

Поэтому здесь надо нам искать резервы, этими проектами надо заниматься, а не перебросами рек.

Мы сегодня практически перестали заниматься укреплением берегов рек. У нас плодородная земля смывается. И вообще, накопилось огромное количество государственных проблем по водоустройству, на которые выделены бюджетные деньги. У государства здесь непочатый край работ по регулированию водохозяйственного оборота. Вода - это благо, это воспроизводимый ресурс. Она может приносить и приносит огромную пользу, но может принести и гигантские разрушения. Поэтому с водой надо говорить на "вы".