20 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Что принес завершившийся 2003 год жителям Узбекистана?

12.01.2004 00:00 msk, Алексей Волосевич (Ташкент)

Что принес завершившийся 2003 год жителям Узбекистана? Оправдал ли он возложенные на него надежды, стала ли жизнь в стране лучше и достойнее? Какие события минувшего года можно назвать главными? Мы попытаемся ответить на эти вопросы с помощью ташкентского журналиста Алексея Волосевича.

Наиболее запомнившимся событием первого полугодия стало XII ежегодное заседание Совета управляющих Европейского банка реконструкции и развития, которое состоялось в Ташкенте в начале мая. Как известно, ЕБРР является крупнейшим инвестором частного бизнеса в Центральной Азии.

Никогда еще в республике не проводилось столь представительного международного форума, на который съехались президенты Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Грузии, 59 государственных делегаций, банкиры, бизнесмены, целый сонм международных организаций, а также представители СМИ из десятков стран. На время работы собрания выступающие, в том числе и местные правозащитники, получили возможность открыто высказывать свои взгляды на ситуацию в стране и в мире, в том числе критиковать правящий режим.

Наибольшее впечатление произвели выступления председателя Совета управляющих ЕБРР Клэр Шорт и президента ЕБРР Жана Лемьера. По словам последнего, Узбекистан не случайно был выбран местом проведения собрания: руководство Европейского банка посчитало, что это подтолкнет правительство страны к ускорению процесса реформ, в частности, к либерализации общества, введению конвертации, открытию границ с соседними странами и снятию ограничений с торгового бизнеса.

Итогом сессии ЕБРР можно считать испытательный срок, который получило правительство страны – один год. Представители банка сообщили, что если за это время не будет введена конвертация, устранены барьеры, мешающие торговле и не улучшится ситуация с правами человека, то Европейский банк свернет свою работу в Узбекистане, как он уже сделал это в соседнем Туркменистане. В качестве примера для плодотворного сотрудничества Жан Лемьер привел Казахстан, который получил 2,1 миллиарда долларов из 2,4 миллиардов, направленных банком в Центральную Азию.

Еще одним следствием собрания, достойным возведения в ранг анекдота, явилось создание «потемкинских деревень» на двух ташкентских базарах. Власти решили продемонстрировать иностранцам, какую прекрасную жизнь ведет узбекский народ. Для этого рыночных торговцев спешно облачили в чистые халаты и велели снизить стоимость продукции в 5-10 раз. Рядом для наглядности поставили таблички с новыми ценами. В результате на рынке Чор-су мясо стало «стоить» что-то около 250 сумов за кило, а картошка 30 сумов ($0,25 и $00,3). Растерянные продавцы едва успевали отгонять набежавших покупателей. С иностранцами же вышел большой конфуз – делегация явилась в сопровождении давно работающих в Ташкенте коллег, которые сразу распознали бутафорскую пастораль и с усмешкой взирали на представленную картину «сладкой жизни». Внезапно наступивший «коммунизм» продолжался недолго - после отбытия делегации все встало на свои места.

Другое важное событие первого полугодия – отмена льгот. Учителя и пенсионеры, подпадающие под категорию «ветеран трудового фронта» были лишены льгот по 50-процентной оплате жилья и коммунальных услуг. Учителям к тому же перестали выдавать бесплатные проездные карточки. Взамен они получили денежную компенсацию: учителя - 2.400 сумов ($2,4), а ветераны – 970 сумов ($0,97). Возмещение не покрыло и малой части отобранной суммы. Результатом подобной «экономии» стало резкое ухудшение жизни сотен тысяч преподавателей и членов их семей. Дальнейшие последствия нетрудно спрогнозировать – усиление оттока квалифицированных кадров из профессии, снижение качества преподавания, а затем и общее падение уровня образованности.

Минувшей весной узбекская армия перешла на новый принцип отбора призывников - на конкурсной основе. Этому способствовал тот фактор, что готовых встать под ружье оказалось намного больше, чем необходимо. Поэтому было решено призывать не всех подряд, а, начиная с весеннего призыва, проводить отбор новобранцев с учетом их социального положения, состояния здоровья, физического и умственного развития, а также психической устойчивости. Не прошедшие по конкурсу зачисляются в мобилизационный резерв. Всего же правительство планирует в течение ближайших двух лет сократить численность вооруженных сил до 52-53 тысяч человек.

Весна была отмечена и важными инициативами в области законотворчества. Например, на апрельской сессии Олий Мажлиса парламентарии почти единогласно исключили из конституции пункт, согласно которому президент одновременно является председателем кабинета министров, то есть главой правительства. По-видимому, данная схема себя не оправдала, так что с конца 2004 года президент будет назначать лишь главу правительства, который уже самолично станет подбирать и утверждать руководителей государственных, судебных структур и дипломатических представителей. Рекомендации президента при этом, конечно, не исключаются.

Еще на этой же сессии было решено, что после ближайших выборов в Олий Мажлис в конце 2004 года Сенат станет представительным органом, объединяющим в равном количестве депутатов от всех территориальных субъектов республики. Тогда же был принят и закон «Об основных гарантиях деятельности президента Республики Узбекистан». Как постановили депутаты, после своей отставки президент не может быть привлечен к уголовной и иным видам ответственности за деяния, которые были связаны с выполнением функций президента. Его нельзя будет задержать, допросить, обыскать или провести личный досмотр. Кроме того, за ним будет закреплено и постоянное членство в Сенате. А еще бывший президент сохранит 70 % от своей ежемесячной зарплаты, 30-процентную медицинскую страховку, служебную квартиру, пригородную дачу, необходимое обслуживание и охрану. Напомним, что аналогичные законы приняты и во многих других странах СНГ, в частности, в России.

В 2003 году ташкентцы, а также жители некоторых других городов Узбекистана, стали привыкать к ранее невиданному зрелищу – пикетам. Возле зданий прокуратуры, министерства юстиции, хокимиятов и прочих учреждений исполнительной власти выстраивались люди (от двух-трех человек до нескольких десятков) с лозунгами и плакатами общедемократической направленности. В отличие от прошлых лет власти их не разгоняли, а просто игнорировали. В обязательном порядке пикетчиков, а также всех, кто вступал с ними в разговоры, фиксировали на видеокамеру присутствующие здесь же сотрудники СНБ.

Большая часть подобных пикетов была организована Обществом защиты прав человека в Узбекистане (ОПЧУ), возглавляемым Талибом Якубовым.

В конце августа на асакинском автозаводе началась сборка новой модели - седана среднего класса «Lacetti». Это автомобиль более высокого класса, чем все, что до сих пор производилось в Узбекистане, ориентированный, разумеется, прежде всего, на экспорт. Цена – от 15 до 23 тысяч, в зависимости от «наворотов».

По результатам года экспортные операции автозавода увенчались небывалым успехом – за границей удалось продать 17 тысяч авто, из них 16,5 тысяч в России. Это наилучший экспортный показатель завода «УзДЭУавто» за все годы – на 5,5 тысяч больше, чем годом ранее – и он принес в казну 91 миллион долларов.

Осенью произошло событие, которое можно считать главным итогом не только года, но и, пожалуй, десятилетия – была введена конвертация национальной валюты. Правда, пока не предусматривающая вывоза крупного капитала, а только конвертация средств по текущим счетам, тем не менее, ожидается, что вскоре она самым положительным образом скажется на состоянии экономики.

О необходимости этой реформы экономисты твердили лет десять – с тех пор, как была введена национальная валюта. Теперь уже вряд ли возможно подсчитать ущерб от того, что этот шаг не был вовремя сделан. Многие считают все эти годы безвозвратно потерянными для узбекской экономики.

Но лучше поздно, чем никогда - в сентябре правительство отменило последние законодательные ограничения на покупку валюты торгово-посредническими организациями, авансовые платежи по импортным контрактам и все остающиеся на тот момент ограничения по продаже валюты через обменные пункты. К середине октября были сняты последние ограничения - обязательная регистрация импортных контрактов и запрет на платежи в оффшорные зоны. Были практически унифицированы курсы Центробанка и черного рынка. А 15 октября историческое событие состоялось – восьмая статься устава МВФ, предполагающая введение конвертации по текущим счетам, была подписана.

При этом правительство решило не привлекать кредиты МВФ на стабилизационный период, однако, сочло нужным искусственно поддерживать курс доллара на невысоком уровне, что потребовало ограничения наличной денежной массы административными методами, в частности повсеместной задержкой выплаты зарплат и пенсий. К примеру, десять тысяч работников треста «Ташкентлифт», обслуживающего лифты в многоэтажных домах столицы, не получали зарплату в течение пяти месяцев. Источники в банковской системе сообщают, что задолженность бюджета по зарплатам, пенсиям и социальным пособиям достигала к концу декабря 180 миллиардов сумов (в июле эта цифра составляла 100 миллиардов).

К настоящему времени уже получены первые сведения об изменениях в экономике, связанных с введением конвертации. По данным агентства Рейтер, среди предприятий наблюдается почти десятикратный рост импорта, в основном потребительских и продовольственных товаров, сырья и комплектующих. Сроки рассмотрения банками заявок на конвертацию сократились до трех дней, сократился до минимума перечень необходимых документов. В то же время представители банков утверждают, что на сегодня в стране еще не задействован рыночный механизм формирования обменного курса, а банкам не предоставлена свобода действий в формировании собственной валютной политики. Ответ на эти вопросы финансисты ожидают получить в начале года, когда должна выйти в свет новая редакция закона «О валютном регулировании».

В минувшем году в стране была продолжена кампания по сокращению частного торгового сектора. С октября вступили в действие новые правила торговли, согласно которым частным предпринимателям разрешено торговать лишь в специальных магазинчиках, цены на которые устанавливаются местными органами исполнительной власти. В результате будка из гипсокартона площадью 9-12 квадратных метров стоит столько же, сколько двухкомнатная квартира в столице: 3-4 тысячи долларов. Те, кто не смог найти денег, чтобы выкупить такую будку, были лишены права заниматься торговлей. По приблизительным оценкам, количество коммерсантов, вынужденных оставить свой промысел, в несколько раз превышает численность тех, кто остался в торговом бизнесе. Счет здесь идет на сотни тысяч человек. Многие из тех, кто решением правительства был выброшен из торговой сферы, стали торговать нелегально.

Итогом «торговой реформы» стало расширение теневого бизнеса, разорение отечественных производителей, лишенных рынков сырья и сбыта, а также увеличение неофициальных платежей представителям госструктур, надзирающих за торговой сферой и рост общей коррумпированности.

Неудачей закончилась самая важная кампания года - хлопковая. Из-за неблагоприятных погодных условий, засоления земель в ряде регионов страны, а также низких закупочных цен, породивших массовую утечку сырца в Казахстан и Киргизию, собран самый низкий урожай «белого золота» за последние сорок лет – менее трех миллионов тонн (сначала планировалось 3,75 млн. тонн, затем 3,6 млн.). Это очень печальный факт, поскольку хлопок для республики является основным источником валютных поступлений.

Зато зерна собрали столько, сколько не собирали никогда – 6 миллионов тонн. Другой вопрос, так ли Узбекистану необходимо столько зерна не самого, скажем так, высшего качества? Чтобы как-то сбыть невиданный урожай пришлось ввести 20-процентную пошлину на ввоз казахстанской муки.

Последняя осень оказалась достаточно богатой и на политические события. Так, по инициативе президента, впридачу к четырем официально зарегистрированным в Узбекистане партиям – народно-демократической, социал-демократической партии «Адолат», демократической партии «Миллий тикланиш» и национально-демократической партии «Фидокорлар» добавилась еще одна – либерально-демократическая партия (партия предпринимателей). Предполагалось, что от ранее перечисленных либерально-демократическую партию будет отличать еще что-нибудь, кроме названия. 16 октября в Ташкенте состоялся учредительный съезд новорожденной партии, собравший около 300 делегатов. Был избран Политический совет, Центральная контрольно-ревизионная комиссия, утверждены устав и программа партии, а также решение об организации печатного органа. А вскоре после съезда партии дали и председателя. Им стал председатель «Пахта-банка» Кобилжон Тошматов.

Узбекские либерал-демократы ничуть не напоминают своих российских коллег: насколько те любят покрасоваться перед публикой, настолько наши предпочитают держаться в тени. В итоге журналистам так и не удалось прояснить, какие цели ставит перед собой «партия предпринимателей» и что содержится в её партийной программе.

В актив года можно записать и такие события, непосредственно затронувшие всех жителей страны, как многократные повышения стоимости коммунальных услуг. Скажем, только «Таштеплоэнерго» два раза за год повышала плату за горячую воду и отопление. Коммунальные товарищества задирали цены чуть ли не каждый квартал – то за вывоз мусора, то за канализацию, то еще за что-нибудь. За год три раза поднимались цены на газ – с 84 сумов до 116, то есть почти в полтора раза. «Энергосбыт» в результате нескольких повышений изменил тариф с 10,3 сума за киловатт-час до 16,8 сумов. Не подкачали и транспортники – плату за проезд в минувшем году они повышали неоднократно, всякий раз объясняя это «вынужденными мерами.

Хорошее событие - в минувшем году была отменена монополия национального Интернет-провайдера Узбекистана - компании «УзПак» на оказание провайдерских услуг. До этого провайдеры могли получить доступ к республиканским и международным компьютерным сетям только через технические средства компании «УзПак» и Национальной сети передачи данных. После отмены монополии, в результате развития конкуренции между провайдерами, в Узбекистане произошло значительное снижение цен за пользование Интернетом. Цены продолжают снижаться и поныне.

Событие с "националистическим душком" - в минувшем году было принято решение о создании на базе единственного русскоязычного канала УзТВ спортивного телеканала, начиная с 1 января. Возражения сотрудников о том, что спортивный канал можно создать и без ущемления русскоязычных зрителей, поскольку сетка вещания позволяет это сделать, в расчет приняты не были.

Ушедший год также характеризуется хоть и не отраженной в официальных отчетах, но оттого ничуть не менее реальной волной эмиграции. Это явление вызвано в основном экономическими причинами – отсутствием хорошо оплачиваемой работы, а также уменьшением возможностей для применения знаний, умений и квалификации представителями множества профессий. Итогом исхода специалистов стало «оголение» не только отдельных предприятий, но и целых отраслей народного хозяйства.

В конце года в уголовный кодекс Узбекистана были введены две удивительные поправки, касающиеся вопроса смертной казни. Как известно, до декабря смертная казнь осуществлялась, согласно законодательству страны по четырем видам преступлений: агрессия (ч.2 ст.151), геноцид (ст. 153), терроризм (ст.155) и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.97). Однако в декабре, на последней сессии Олий Мажлиса, депутаты вдруг озаботились тем, что надо бы исключить из УК меру наказания в виде смертной казни за агрессию и геноцид. Это загадочное решение было тут же принято, так что за геноцид у нас теперь казнить никого не будут, а будут лишь за терроризм и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

В декабре был отправлен в отставку премьер-министр Уткир Султанов. Этот пост он занимал ровно восемь лет - с декабря 1995 года. Причину снятия Султанова с премьерской должности президент Каримов объяснил тем, что он занимался в основном промышленностью и уделял недостаточное внимание проблемам сельского хозяйства. Освободившееся место занял 46-летний Шовкат Мирзияев, до этого поработавший хокимом сначала Джизакской, а затем Самаркандской области. Уткир Султанов стал его заместителем, и отныне будет курировать только промышленный комплекс.

В новогоднем поздравлении Ислам Каримов, признавая, что в целом год выдался нелегким, сообщил интересные цифры. По его словам, рост цен не превысил четырех процентов против двадцати одного процента в 2002 году.

Трудно сказать, какие цены имел в виду президент Узбекистана. Если цены на потребительские товары – то они, действительно, в 2003 году подорожали незначительно. Зато в последние месяцы 2002 года в результате «антирыночной» кампании подскочили чуть ли не в два раза. О ценах на коммунальные услуги уже говорилось. Бензин также неоднократно поднимался в цене. Может быть, президент говорил о ценах на уголь, на хлопок или на золото? Видимо, этот вопрос останется непроясненным.

Ну, и напоследок, событие из разряда положительных. Перед новым годом был пущен скоростной электропоезд между крупнейшими городами страны, Ташкентом и Самаркандом. Маршрут, протяженностью 220 км поезд преодолевает за 3,5 часа – это на полтора часа меньше, чем занимает обычный рейс.

Таковы основные события закончившегося 2003 года.