26 Январь 2020



Новости Центральной Азии

Эксперты не подтвердили факт смерти от пыток арестованного Андрея Шелковенко

01.06.2004 09:16 msk, Андрей Кудряшов

Двадцать первого мая представительство международной правозащитной организации Human Rights Watch в Узбекистане распространило сообщение, в котором предполагалось, что арестованный по подозрению в убийстве 36 летний Андрей Шелковенко 19 мая скончался от пыток в изоляторе предварительного заключения отделения милиции Бастанлыкского района города Газалкента Ташкентской области.

Согласно этому заявлению, Шелковенко был арестован 23 апреля и, по утверждениям его адвоката, очевидцев и родственников, подвергался в милицейском участке жестоким побоям. Представитель Human Rights Watch, говорилось в пресс-релизе этой организации, обследовал тело погибшего и подтвердил серьезные травмы. У Шелковенко открытая, кровавая рана примерно пяти сантиметров длиной на левой стороне головы со ссадинами и рваной раной на правой стороне шеи, длинная рана на задней части шеи. У него также синяки на внутренней стороне правого предплечья и ссадины позади плеч. Мошонка почернела и опухла, а на верхней части левого бедра длинная рваная рана, говорилось в сообщении.

Официальные власти Узбекистана с самого начала отрицали факт смерти в результате пыток, утверждая, что Шелковенко скончался по дороге в госпиталь после попытки повеситься в камере на спинке кровати. Для расследования происшествия была создана Правительственная комиссия с участием Генерального прокурора Рашида Кадырова, представителей Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Посольства РФ. В качестве наблюдателей к работе комиссии были допущены и представители правозащитных организаций, в частности Freedom House.

31 мая представительство Freedom House в Ташкенте провело пресс-конференцию, на которой ознакомило журналистов с заключениями экспертов, специально приглашенных этой организацией для участия в наблюдении.

Перед собравшимися выступили Виктор Джакович - бывший посол США в Боснии и Герцеговине (1992-95 гг.), доктор Майкл Свен Полланен - сотрудник патологоанатомического отделения Офиса Главного следователя провинции Онтарио, Канада, прежде проводивший экспертизу по фактам нарушения прав человека в Камбодже, Восточном Тиморе и Казахстане и Джеймс Майкл Ганнон – заместитель начальника отдела расследований в прокуратуре округа Моррис штата Нью-Джерси, США.

Доктор Майкл Свен Полланен заявил:

- На основе соглашения между Freedom House и правительством Узбекистана я присутствовал как наблюдатель во время повторного вскрытия тела Андрея Шелковенко, которое было осуществлено тремя узбекскими судебными медэкспертами. Мое прямое вовлечение в дело началось 27 мая 2004 года в 9.50 утра с посещения морга одной из ташкентских больниц. Там мне было показано первично вскрытое и забальзамированное тело, представленное как тело Андрея Шелковенко. Идентификацию подтвердили лично родственники умершего. Повторное вскрытие произошло на моих глазах в 11.15 уже в другом морге Ташкента. Основываясь на моих прямых наблюдениях в комнате вскрытий, по моему мнению, вскрытие было осуществлено согласно стандартам судебной практики.

Внешнее обследование шеи выявило лигатурный шрам, конфигурация и местоположение которого свидетельствовало о повешении. Детальное обследование шеи также выявило доказательства повешения, но не дало оснований судить о том, что было применено удушение. Прежние отчеты, высказывавшие предположения, что господину Шелковенко были нанесены телесные повреждения в отделении милиции, были серьезно учтены узбекскими судебными медэкспертами и группой наблюдателей Freedom House.

Повторное вскрытие включало и специальное обследование частей тела, которые могли быть изувечены, а именно половые органы, спину, запястья и ноги. Прежние выводы, что господин Шелковенко подвергался пыткам и физическому насилию, вызвавшим повреждения головы и внешних половых органов не были подтверждены результатами повторного вскрытия. Повторное вскрытие показало, что выводы из предыдущих обследований основывались на неправильных толкованиях изменений, которые происходят со всеми телами после смерти, такими, как разложение и гниение.

Джеймс Майкл Ганнон сообщил журналистам следующее:

- Мое наблюдение за расследованием смерти Андрея Шелковенко включало в себя ознакомление с материалами работы комиссии, изучение показаний свидетелей, изучение фотографий, исследование места происшествия, экспертизу места временного задержания в милицейском участке города Газалкента, сотрудничество с судебным паталогоанатомом доктором Майклом Полланеном, Виктором Джаковичем и коллегами из Freedom House. Я имел свободный доступ ко всем необходимым материалам. Расследование было хорошо документировано. Узбекские власти сотрудничали с нами. По моему мнению, узбекские власти следуют приемлемым стандартам практики расследования смерти. Прежние отчеты, в которых говорилось, что на теле Шелковенко имелись ранения, свидетельствовавшие о применении пыток, в нашем расследовании не подтвердились. Наше расследование подтвердило результаты первого вскрытия, проведенного узбекскими судмедэкспертами после смерти Шелковенко и показало, что результаты могут быть соотнесены к повешению.

На вопросы журналистов, не могло ли предполагаемое самоубийство Андрея Шелковенко быть следствием запугивания или насилия, либо он мог быть повешен, доктор Полланен ответил, что на теле умершего не было обнаружено никаких повреждений, кроме следа от веревки. Ничто не свидетельствует о возможности убийства.

- Окончательные выводы о причинах смерти Шелковенко будут сделаны властями Узбекистана, - сказал Джеймс Майкл Ганнон.

- Любой человек, увидевший тело Шелковенко, мог сделать предположение о пытках или жестоких побоях, - поделился своим впечатлением Виктор Джакович. - Однако это взгляд не специалиста. Но эксперты утверждают, что видимые проявления характерны для всякого трупа вообще. Нет никаких физических доказательств того, что Шелковенко пытали. Скорее всего, это было самоубийство.

Представители Freedom House выразили благодарность узбекским властям за сотрудничество и заверили журналистов, что будут и впредь продолжать активную деятельность по защите прав человека в Узбекистане, в частности в области предотвращения пыток заключенных, и выразили надежду, что ситуации, подобные случаю с Шелковенко, никогда не останутся без пристального внимания международной общественности.

Некоторое недоумение у журналистов оставило то обстоятельство, что представители Human Rights Watch, чьи предварительные выводы и заявления по делу Шелковенко в последствии были фактически опровергнуты экспертами, приглашенными Freedom House, оказались за рамками этой значимой пресс-конференции, и им не было предоставлено на ней слова. Возникло ощущение досадной несогласованности в действиях разных правозащитных организаций по столь важному в сегодняшней жизни страны вопросу.