27 Июнь 2019



Новости Центральной Азии

Пресса России - о "бархатно-революционной" ситуации в государствах Центральной Азии

31.01.2005 08:04 msk, АНО "ЦИЦ, WPS, Обзор СМИ

Обзор прессы

После "оранжевой революции" на Украине российская пресса уделяет повышенное внимание процессам, происходящим на пространстве бывшего СССР и связанным с потенциальной сменой политических элит. Фиаско, которое потерпели кремлевские политтехнологии в противостоянии Ющенко-Янукович, заставляет аналитиков задуматься о действенности наработанных механизмов российского влияния на электорат соседей по СНГ.

"Социальный взрыв в Киргизии может произойти в самое ближайшее время, - пишет в своей статье Татьяна Полоскова, доктор политических наук, руководитель аналитического центра фонда "Россияне" (Вечерняя Москва, 28.01.2005, с. 4). Революция - не самый лучший способ решения социальных проблем в Киргизии, считает Татьяна Полоскова. Но ситуация в киргизском обществе накануне выборов неоднозначна. Значительная часть населения находится на грани нищеты. Социальное расслоение и отсутствие реальных показателей улучшения экономической ситуации, только в более "жестких" формах, привели к появлению в Киргизии значительного числа недовольных именно из числа трудоспособного, активного населения, которое не видит реальной возможности для приложения своих сил.

И дело совсем не в противостоянии проамериканских и пророссийских политических группировок. Вернее, не только в нем. Характерно, что социально-экономические проблемы особенно заметны именно в среде русского и русскоязычного населения, традиционно считающегося электоратом Акаева."

За годы независимости, отмечает автор статьи, "в Киргизии, как и на Украине, выросло новое поколение, не связанное с Россией даже ностальгическими воспоминаниями. Сформировалась национальная элита, и училась она не только в Славянском университете. Сегодня в стране из 5 млн. граждан высшее образование получают 1 млн. 200 тыс., то есть почти 40% населения. Мировоззрение большинства из них формируется в вузах, финансируемых Турцией, Кувейтом, США. Тысячи молодых людей прошли стажировки в Турции, Китае, западноевропейских странах.

По оценкам киргизских экспертов, несмотря на традиционное уважение к старикам современная молодежь может пойти против мнения старших. И совсем не обязательно, что это произойдет на ближайших парламентских выборах. Оранжевые маки могут зацвести и позднее." Автор статьи располагает исследованиями, свидетельствующими, что мнение российских структур для весьма значительной части русскоязычного населения и особенно молодежи не является существенным. При этом уровень доверия российским политикам, по данным опросов, весьма и весьма невысок. Результаты мониторинга показывают, что серьезным доверием в российской диаспоре Киргизии из российских политиков пользуется только Владимир Путин, ему доверяют 55% опрошенных. При этом численность респондентов, считающих, что вообще никто из российских политиков не защищает интересы русскоязычного населения в Киргизии, довольно высока. Поэтому их мнение о внутриполитическом раскладе и приемлемых кандидатурах на предстоящих парламентских и президентских выборах не особо значимо.

"Да, пока в Киргизии нам верят больше, чем американцам, - подытоживает Татьяна Полоскова. - Но на чувстве исторической общности и ностальгии по утраченной единой стране бесконечно выезжать нельзя. Социальный взрыв в Киргизии станет еще одним показателем неспособности российской политической элиты работать в условиях конкуренции политтехнологий."

Пытаясь анализировать предвыборную ситуацию в Киргизии, газета "Трибуна" ("Оранжевый вирус уже в Киргизии", 29.01.2005, с. 6, автор статьи - Дмитрий Анкудинов) констатирует: "...Проблема большинства последних выборов как раз в том и состоит, что борьба, как правило, разворачивается лишь между двумя кандидатами. Один из них - действующий президент, - как правило, в довольно неплохих отношениях с Москвой, но не устраивает Запад. Может, как раз потому, что дружит с нами. Второй же, напротив, очень желаемый для западных стран, но сулящий Кремлю проблемы из-за ожидаемого схода с российского курса во внешней политике. Проигравшая сторона в любом случае недовольна.

Однако в отличие от украинского недовольства, обошедшегося тем не менее без физического насилия, "бархатная революция" в среднеазиатской стране может перерасти в настоящую войну. Об этом все чаще в последнее время заявляет Аскар Акаев, клеймя оппозицию за попытку захватить власть в республике любой ценой и "насадить демократию извне": "Подобная практика губительна, она не отвечает нашим национальным интересам и может привести к непредсказуемым последствиям".

Интересно, чья военная база первой - американская или российская - покинет в таком случае киргизскую землю?" - задается полуриторическим вопросом автор статьи.

В самом деле, "верхушечный переворот" стал бы относительно безобидным сценарием смены власти в центральноазиатских странах. Будет гораздо хуже, если она произойдет в результате межэтнических конфликтов под знаменем политического ислама", - пишет автор Девлет Озоди в статье Призрак "барханной революции" (Новое время, N4, 30.01.2005, с. 28). "Однако, - продолжает автор, - тема "внутреннего врага" становится для большинства руководителей центральноазиатских государств основной, и ее озвучивание должно, по их мысли, подчеркнуть реальность существования некоего "заговора радикалов", под которыми, конечно, подразумевается любая оппозиция существующим режимам.

Еще на протяжении 90-х гг. ХХ в. они крайне подозрительно относились к активизации внутриполитической оппозиции и ее возможным связям с традиционной для этого региона конфессией - исламом. Даже строительство вооруженных сил, правоохранительных органов и разведывательно-контрразведывательных структур свидетельствовало о превалировании внутриполитических проблем над международными и внешнеполитическими. Наиболее откровенно об этом заявил президент Сапармурат Ниязов. А правительство Узбекистана заинтересовано в формировании регулируемой оппозиции, чтобы не допускать реальную оппозицию к политическим процессам в стране". Недавние массовые беспорядки в ряде районов Узбекистана стали в конце 2004 г. серьезным признаком нарастающего системного кризиса режима Каримова.

В другой центральноазиатской республике - Таджикистане - борьба с политической оппозицией приобрела форму политических чисток и судебных процессов против реальных и мнимых противников. Наступление Эмомали Рахмонова на легальную Исламскую партию возрождения Таджикистана, являющуюся по межтаджикскому договору об окончании гражданской войны в середине 90-х гг. партнером власти, отныне сопровождается нажимом как на другие организации политической оппозиции, так и на его собственных сподвижников.

Примечательным фактом последнего времени является активизация попыток глав центральноазиатских стран укрепить связи с руководством России в момент, когда внутри этих государств усиливается общественно-политический и экономический кризис. Предпринимавшиеся ими ранее шаги, направленные на расширение контактов с представителями евроатлантического сообщества, включая и оборонный аспект, не дали желаемых результатов. Участие в международной антитеррористической коалиции не смогло стать оправданием для проводимой властями государств региона борьбы с политическими оппонентами и крайне сомнительных действий в области экономики. С целью заинтересовать Кремль в оказании всесторонней помощи существующим в регионе режимам их главы используют в своих пропагандистских кампаниях "для России" тезисы угрозы исламского экстремизма и возможности усиления влияния Запада в стратегически важных для Москвы регионах."

События, по мнению автора статьи, могут развиваться по ряду вполне предсказуемых сценариев. Первый из них может быть назван "верхушечным переворотом". В этом случае не исключен раскол правящей верхушки и выдвижение на первый план так называемых умеренных реформаторов из числа лиц, близких к власти или находящихся в ее эшелонах. Второй сценарий так или иначе связан с вероятными изменениями в Центральной Азии уже в результате объединения "верхушечного переворота" с массовыми народными волнениями.

В Казахстане, где до сих пор еще неясно, какой механизм собирается задействовать его глава Н.Назарбаев для передачи власти в руки преемника, многое говорит в пользу предположений о том, что часть правящей элиты перейдет в оппозицию к "семье" и использует свои возможности для создания широкого оппозиционного фронта вместе с уже существующей оппозицией. Эта структура будет нацелена на проведение "верхушечной революции". Насколько серьезными окажутся последствия в политике и экономике Казахстана при таком развитии событий, станет ясно лишь в ходе происходящего. Для Киргизии ситуация, вероятно, будет несколько иной. Не исключено, что А. Акаев попытается использовать силовые методы с целью недопущения любого усиления оппозиции на внутриполитической арене, и особенно активно в этом ему будут помогать представители так называемого силового блока, заинтересованные в сохранении существующего положения. Раскол в правящей элите Киргизии способен выделить эту группировку из всех остальных и позволить ей взять власть в свои руки уже без А. Акаева, которым она "пожертвует" в собственных интересах. Вопрос лишь в том, согласятся ли объединяющаяся ныне оппозиция и поддерживающие ее социальные и политические группы на такое развитие событий.

Для трех других стран Центральной Азии вероятнее всего наиболее "проблематичный" вариант изменений. В Туркменистане смена власти, как полагают многие наблюдатели, будет происходить при активном участии ряда представителей правящей группы, которая постарается отмежеваться от С. Ниязова и начнет искать контакты с оппозицией для того, чтобы выступить как демократическая сила, хотя и происходящая "из старого режима".

Для Узбекистана и Таджикистана, в силу особенностей этноконфессиональной и социальной ситуации, возможно усиление позиций политического ислама. Как отмечала американский аналитик Кэтлин Коллинз, "бедность не обязательно является причиной исламизма и в еще меньшей степени терроризма, но бедность создает условия для их широкой социальной поддержки". Такое развитие событий может составить основу третьего сценария. Не исключено, что его элементами станут локальные восстания, соединенные с межэтническими конфликтами и под лозунгами политического ислама. Однако при всех сценариях не следует сбрасывать со счетов и попытки правящих режимов привлечь российскую поддержку (не только и не столько политическую) в борьбе против своих противников и под эгидой Организации договора коллективной безопасности и иных организаций СНГ. Другой вопрос: как поведут себя евроатлантическое сообщество и соседние азиатские государства?.."

* * *

Обзор подготовлен экспертами АНО "Центральноазиатский информационный центр" совместно с Агентством мониторинга СМИ "WPS"