13 Август 2020



Новости Центральной Азии

Корреспонденту «Версии» удалось встретиться с лидером мятежников в Карасу. Он оказался обычным дехканином

23.05.2005 07:56 msk, Орхан Джемаль

В Узбекистане случилось то, что, наверное, должно было произойти довольно давно: народ вышел на улицы брать власть в свои руки. С "бархатными" революциями здесь нет ничего общего. Нет роз, нет оранжевых шарфиков, нет американских эмиссаров. Хотя официальный Ташкент и официальная Москва упорно называют это акцией исламистов, это всего лишь бунт угнетенных.

В России никак не хотят признать, что представления о справедливости бывают не только в демократической обертке. В Узбекистане против тирана поднялись не демократы, а мусульмане. Почему - понять несложно. Ислам Каримов в принципе не может мириться с существованием оппозиции. И это касается любых оппозиционеров. Без особого шума он еще в середине 90-х разгромил демократические протестные силы: партию "Эрк" ("Свобода". -Авт.), возглавляемую Мухаммадом Салихом, и умеренных национал-диссидентов - народное движение "Бирлик" ("Единство". -Авт.), возглавляемое Абдурахимом Пулатом.

Однако исламисты оказались самой удобной и долгоиграющей жертвой узбекского режима. Демократов приходилось "мочить", учитывая позицию США. Не принимать во внимание это Каримов не мог: как никак он главный союзник США в Средней Азии. Другое дело "Хизб-ут-Тахрир" - исламская партия, ратующая за возрождение халифата, - или Исламское движение Узбекистана.

Во второй половине 90-х в Узбекистане был арестован Акрам Юлдашев. Когда-то этот человек был членом "Хизб-ут-Тахрир", но затем вышел из этой организации. Оставшись в одиночестве, Юлдашев написал книгу "Путь к истинной вере", где раскритиковал ненасильственную практику "Хизб-ут-Тахрир", которая хотела построить хаяифат исключительно методами пропаганды. По его мнению, при такой тирании, как в Узбекистане, можно и за оружие взяться.

Рукопись попала в руки Службы национальной безопасности Узбекистана, Юлдашев был осужден. А спецслужбы заявили, что отныне "Хизб-ут-Тахрир" более не может считаться мирной организацией, так как у нее появилось боевое крыло, и началась охота на ведьм.

Собственно, Каримов сам создал исламистов, загоняя в подполье всех мусульман, заподозренных в малейшей нелояльности. У них просто не оставалось выхода.

В феврале в Андижане начался очередной процесс акрамистов. Так здесь называют тех, кто обвинен в том, что разделяет взгляды Акрама Юлдашева. 22 человека были осуждены на сроки по 15-18 лет. Этот приговор спровоцировал отчаянную акцию родственников приговоренных. Они организовали 13 мая нападение на местную тюрьму, отпустили всех заключенных, взяли в заложники прокурора и четверых милиционеров и потребовали освободить своих братьев, отцов и мужей.

Спору нет, их действия являются преступлением, но это бы осталось всего лишь скандальным эпизодом в истории современного Узбекистана, если бы их не поддержал народ. В тот же день десятки тысяч людей вышли на площади Андижана протестовать против режима Ислама Каримова. Разбойное нападение на тюрьму в считанные часы переросло в восстание.

В течение суток восстание было подавлено. Андижанскую демонстрацию просто расстреляли. В городе по рукам ходят так называемые списки Хидоятовой. Исполнительный секретарь партии "Свободные крестьяне" Нигара Хидоятова послала партийных активистов по домам и переписала всех андижанцев, не вернувшихся с той демонстрации. В ее списках более 700 человек.

На этом трагедия не закончилась, восстание перекинулось на другие города. В приграничном городе Карасу, который узбекско-киргизская граница разрезала на две части, население тоже выступило против каримовского режима. Днем позже после андижанского расстрела население узбекской части Карасу сожгло городскую налоговую инспекцию, горотдел МВД и стационарный пост ГАИ. Хаким (мэр) Карасу Мурад Шерматов был избит и изгнан из города, квартира начальника городской милиции разграблена.

Уже неделю в узбекском Карасу не действуют никакие органы государственной власти. Горожане восстановили мост через пограничную реку и открыли вещевую торговлю с Киргизией.

Самое удивительное, что отсутствие законной власти в городе никак не чувствуется. Несмотря на то, что местные милиционеры разбежались, в городе нет ни краж, ни грабежей, даже улицы чисто подметены. Город ведет беспошлинную торговлю с киргизскими соседями и ждет штурма. Все понимают, что рано или поздно придут каримовские солдаты и зальют чисто выметенные улицы кровью взбунтовавшихся горожан. И хотя все живут в ожидании большой беды, нет никого, кто жалел бы о случившемся.

Корреспонденту "Версии" удалось встретиться с лидером карасуйского мятежа Бахтияром Рахимовым. Разыскать его оказалась очень просто. Главный бунтовщик не скрывался, не сидел под прикрытием многочисленной охраны, не устанавливал "исламские порядки" в захваченном городе.

Голый по пояс, с мотыгой в руках, Бахтияр выкорчевывал колючие сорняки на своем поле. Лидер восстания оказался обычным дехканином. Увидев гостей, он отложил мотыгу и сел в тени дерева, предложил всем чаю. Он очень волновался, но тем не менее держался с большим достоинством.

- Скажите, вы подняли народ против законной власти в Карасу сразу после событий в Андижане. Вы как-то координировали действия?

- Я даже не знаю этих людей, что пытались свергнуть в Андижане Каримова. Просто эти события были как детонатор. Мы увидели, что есть такие люди, которые не боятся милиции, солдат, каримовской администрации. Мы увидели, что можно попытаться свергнуть несправедливую власть, и вышли на улицы. Это случилось не потому, что мы с кем-то там договорились, а потому, что у нас больше не было сил терпеть.

- На в Андижане народ поднялся из-за несправедливого приговора, а какой у вас был повод свергать администрацию города?

- Постоянные аресты, постоянные репрессии были не только там, мы все это тоже испытали. Но дело не только в этом. Вы там, в России, просто не представляете, до чего довели здесь людей. Здесь полно таких, кто зарабатывает по $2 в месяц. Работы нет никакой, главное предприятие города, чулочно-носочная фабрика, давно стоит. Единственная возможность выжить - торговля товарами, привезенными из Киргизии. Но власти закрыли границу, разрушили мост через реку. Фактически людей толкали к голодной смерти. Весь город жил тем, что люди тайно перебирались по канатам, натянутым над рекой, и все-таки привозили какой-то товар. За прошлый год при этих переправах погибли 95 человек. Сорвались в холодную воду и утонули. Мы все тут были контрабандистами, но выхода у нас не было.

Вы думаете, милиция этого не знала? Прекрасно знала. Каждый человек здесь был обложен незаконным налогом. Всех заставляли платить милиционерам и не было никакого выхода, никакого просвета.

Смотрите сами, люди разгромили милиционеров и налоговиков - главных воров в этом городе. Никто не тронул, например, банки. Это потому, что мы не воры, не бандиты.

- Вы понимаете, что рано или поздно в город придут военные и восстановят прежнюю власть? И скорее всего теми же методами, что и в Андижане.

- Да лучше смерть, чем такая жизнь. Мы надеемся, что Аллах не допустит такой несправедливости. Если нас начнут убивать, мы ответим. Мы тоже возьмем оружие в руки. Пусть они лучше не пробуют. Ведь мы не убили ни одного милиционера, я лично следил, чтоб не было пролито ни капли крови, их только изгнали из города.

- Но ведь изгнать милиционеров - это тоже преступление.

- А разве они сами не преступники? В тех машинах ГАИ, которые мы сожгли, были огромные суммы денег. Это были взятки только за один день. Вот говорят, что квартиру начальника милиции разграбили. Да в его квартире были вещи, которые опознали их настоящие владельцы. Он эти вещи когда-то забрал, сказав, что конфискует их как контрабанду. Ну и кто из нас грабитель?

- Пока в городе была администрация, она отвечала за порядок. Кто сейчас отвечает за порядок?

- Никто. И много вы непорядка видите? Оказалось, что люди прекрасно самоорганизуются. Я всего лишь иногда советую, что надо сделать в первую очередь.

P.S. После интервью, 18 мая, ночью, Бахтияр Рахимов и еще 17 человек были арестованы.

* * *

Читайте в следующем номере продолжение репортажа о событиях в Узбекистане.

Версия, N 19, 23.05.2005, с. 7, 8