20 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Журналист RFI Кристиан Сотти рассказал Фергане.Ру о своих впечатлениях от прошедшего недавно фестиваля «Шарк тароналари»

05.09.2005 14:22 msk, Альфия Харченко (Самарканд)

Интервью

30 августа в Самарканде завершился Международный музыкальный фестиваль «Шарк тароналари». Подведены итоги, состоялся гала-концерт лауреатов, спущен флаг музыкального праздника. Около 400 человек гостили в Самарканде в течение пяти фестивальных дней.

Обо всех событиях самаркандского фестиваля, об истории создания и пути к восхождению престижного бьеннале сообщал своим слушателям редактор Международного Французского Радио «RFI» Кристиан Сотти (Christian Sotty). Нам было интересно узнать у господина Сотти о потребностях французской аудитории и его личном интересе к фестивалю «Шарк тароналари».

– Расскажите о себе: где работаете, чем интересуетесь, в каком измерении живете, какую музыку слушаете?

– Я в журналистике с 1979 года. А начал с газеты, и за 17 лет редакционной работы окончательно выяснил, что правильно выбрал профессию (улыбается).

Однажды мой друг, работающий на «RFI», предложил мне создать новый необычный проект – научно-популярный радиожурнал. Мир радио был мне не знаком, но я сразу согласился, правда, при условии, что программа будет недлинной. Ведь часто, признаемся, научные передачи бывают скучны. И я смело начал. Сегодня вышел тысячный выпуск моего радиожурнала, и он считается на «RFI» самым «мудрым долгожителем» в сетке вещания. О чем передача? О том, как мир спрашивает науку, что она для него ещё интересненького приготовила. Вы думаете, что в студии сидит умный ученый, такой всезнающий филин, и отвечает на все поступающие в эфир вопросы? Отнюдь. Чтобы заинтересовать своих слушателей, надо много «двигаться» и выдавать все время новую информацию. Я путешествую по всему миру, встречаюсь с интересными учеными, расспрашиваю о научных открытиях, развитии науки в их странах. И, поверьте, передача не скучная, там часто бушуют страсти.

Из-за формата программы мне приходится в течение получаса побывать одновременно в прошлом, настоящем и будущем: вспомнить научное событие, констатировать факт и удивиться прогрессу.

А какую музыку я люблю? Я люблю разную музыку, я сам – большой музыкант (смеется), играю на гитаре, фортепьяно. С большим удовольствием слушаю музыку варьете, очень люблю песни Шарля Азнавура. Чтобы взять интервью у знаменитого французского шансонье, мне пришлось приехать в Самарканд. Это я шучу. Но действительно трудно взять интервью у Шарля Азнавура в Париже, а здесь мне удалось.

– А музыка Востока интересна Вам?

– Очень люблю музыку Востока. Часто слушаю узбекские песни. Правда, правда. И еще люблю произведения А.П.Бородина, в его творчестве органично соединились национальное и чужеземное: потрясает его симфония «В Средней Азии». К тому же Александр Бородин еще и «герой моей передачи», ведь он знаменитый ученый-химик.

Очень люблю народную болгарскую музыку, жена у меня болгарка, она и открыла для меня удивительные песни южных славян.

– Как вы оцениваете инициативу Узбекистана создать такой крупный международный фестиваль в Азии?

– Очень высоко. Это важный и дальновидный факт в политике Узбекистана, как во внутренней, так и во внешней. Сам фестиваль неординарен уже тем, что он проходит в волшебном Самарканде. Конкурсные выступления идут на древней площади Регистан. На открытии фестиваля участников и гостей приветствует сам Президент Узбекистана Ислам Каримов, а в этом году конкурс посетил и «золотой голос Европы» – Шарль Азнавур. Это уникально.

– Какой был Ваш первый репортаж о фестивале? На что сразу обратил внимание французский журналист?

– Когда меня пригласили на фестиваль, я не понимал, зачем мне это надо: я же не редактор музыкальных программ. И, конечно, все мои сообщения вначале были о конкурсе, музыкальных выступлениях участников, памятниках, о шарме Самарканда, который нельзя почувствовать, не побывав в этом городе.

И вдруг здесь осознал, что можно сделать и репортажи для моего радиожурнала. Я ведь могу рассказать о новостях Академии Наук Узбекистана, о возможностях национальных научных фондов, я буду рассказывать своим слушателям о технологических открытиях вашей страны, о развитии астрономии и археологии, о совместной научной деятельности французских и узбекистанских ученых. Но я еще не отправил эти репортажи, завтра, 31 августа я вернусь в Париж и сразу сяду за перевод интервью, потом отредактирую, а в воскресенье уже выйдет первый репортаж о Самарканде и Узбекистане по тематике моей передачи. И, конечно, еще подготовлю разные радиоочерки о фестивале, о значимости его для всего мира.

– Изменил ли фестиваль что-то в вашем представлении об Узбекистане? Какой факт натолкнул бы Вас на исследование, например, темы: «Узбекистан в современном мире»?

– Я был в Узбекистане уже 3 раза, хотя мои путешествия были очень короткими. Но здесь у меня много друзей. Самое важное сегодня для вашей республики – стать открытой для всех, чтобы люди могли общаться друг с другом. Это сейчас очень нужно вам. Это так! Если вы поедете во Францию и спросите прохожего на улице, где находится Узбекистан, француз, обычный горожанин, ничего не ответит, он не знает ответ на этот вопрос. Не ответит и большинство европейцев. Думаю, что Узбекистан должен заработать авторитет через информационные и коммуникативные кампании. Это, во-первых. Во-вторых, ваша страна имеет богатейший ресурс – туризм. Нужен благоприятный экономический карт-бланш от государства для исторических городов, а также следует предоставить иностранцам, приехавшим сюда, хороший сервис. Иначе Узбекистан проиграет в мировом туристическом бизнесе.

– Господин Сотти, а какие явления, процессы, проблемы нашего времени Вас волнуют больше всего?

– Конечно, волнует проблема № 1 – терроризм. Я полностью отвергаю терроризм и насилие. И, в связи с этим, волнует и наука, современные технологии. Как сделать, чтобы научные достижения несли только позитивное для вас, для него, для меня, для каждого человека в мире. Мы, люди, обязаны сделать всё правильно.

– Говорят, что «творческим личностям мало доверяют», art-человек грешит ошибками, его суждения вызваны эмоциями, а не разумом. Кристиан, как вы думаете, наш фестиваль может повлиять на современные обстоятельства противостояния религиозных цивилизаций, или националистических апломбов?

– Я думаю, что в мире всё-таки мало вещей или действий, которые смогут «подружить» разные религии. Но выход всегда есть. Он должен быть! И важный путь через культуру, мораль, общение, через экономические отношения. В любой религии есть важный аспект – толерантность. Творческие фестивали – это всегда призыв к гуманизму, моральной чистоте, миру.

– А какова амплитуда тональности атмосферы фестиваля? В чём была её высшая точка?

– В поэтическом ощущении музыки. Амплитуда не знала «затухания», она только возрастала. Ты радуешься процессу творческого дерзания, успехам коллег. Показатель тональности – это и то, что Узбекистан хочет расширять свою узнаваемость в мире. То, что в фестивале «Шарк тароналари» принимают участие ООН, ЮНЕСКО – это значимость конкурса в мире.

– Кристиан, я узнала, что Самарканд очень важный город и для вашей семьи?

– О, да! Мой сын Ян два года работал в Самарканде в «Альянс Франсез», здесь он встретил свою любовь – прекрасную девушку Саиду. В Самарканде состоялась их свадьба, потом в Казани и Париже. Сейчас у них прекрасная семья. И мы, и родители Саиды очень счастливы, что наши дети встретились в сказочном городе Самарканде и здесь создали свою семью. Теперь вы понимаете, почему я так трепетно отношусь к Самарканду?

– Господин Сотти, и последний вопрос – ваши пожелания 6-ому фестивалю «Шарк тароналари». Уютно ему будет в нашем неспокойном мире?

– Ему будет хорошо и уютно, если он также будет проходить в Самарканде. Ваш город – священный оазис, он примирит и согреет всех. Такого мнения придерживаются и все участники фестиваля, я спрашивал их об этом, все счастливы, что выступали в историческом городе. Жду встречи с музыкальным Самаркандом через 2 года.