17 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Социолог Бахадыр Мусаев: «Узбекистанцы больше не хотят деградировать»

31.01.2006 01:43 msk, Бахадыр Мусаев, социолог (Ташкент)

Анализ

БАРХАТНЫЙ НАЖДАК МИРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

"Общество можно считать тоталитарным, …когда правящий класс утратил свое назначение, однако цепляется за власть силой и мошенничеством". Джордж Оруэлл.

* * *

В постсоветском Узбекистане реанимировано авторитарное государство сталинского типа и связанные с ним ужасы жизни.

Решающим фактором, который определяет поведение носителей нынешнего режима правления является отнюдь не реформы, а, прежде всего, выживание власть имущих. Соответственно, чтобы обеспечить себе таковое выживание, обладатели власти заинтересованы в продлении полудремоты общества, сохранении аморфности социальной ткани. И это им до сих пор удавалось с помощью использования насилия и сопутствующей лжи как основных инструментов закрепления властных позиций.

[События] 13 мая 2005 года и сегодняшняя активизация светской оппозиции, в частности, в лице Мухаммада Салиха, стоящих за ним его последователей и союзников, подают сигналы о том, что узбекистанцы не хотят и дальше деградировать, эволюционировать от стадного состояния до уровня пресмыкающихся. Для всех честных и мыслящих наших соотечественников становится очевидным: выступать сегодня на стороне подлинной свободы и независимости означает признать необходимость борьбы за выбор дальнейшего пути развития страны, за форму организации государства, за режим правления. Нас не может не тревожить и ситуация реальной и потенциальной угрозы потери Узбекистаном суверенитета на фоне и в контексте геополитических игр России.

Что же мы видим, собственно, у нас здесь и сейчас? Общество пробуждается, и, скажем так, сопротивляясь произволу власти, стремится к свободе. Возможно, я несколько опережаю события. Вместе с тем, подчеркну также следующее. Люди, ощутили на своей шкуре цену установленного в стране политическим режимом И.Каримова далеко не государственного порядка. А именно, в результате диктата названного порядка они осознали твердо: в Узбекистане сложился строй жизни, где не "чиновник для народа", а "народ для чиновника" (Коэн С.). Фактически в обществе происходят процессы, которые показывают: люди сделали вывод, мягко выражаясь, не в пользу настоящего режима правления; они желают реальных перемен.

Казалось бы, очень понятные вещи, с позиций которых вполне справедливы суждения, высказанные лидером партии "Эрк" в Королевском Институте Великобритании 19 января 2006г. и Институте Консервативной Партии 20 января того же года о необходимости "..мирного отстранения Каримова от власти", "..сконцентрировать свою работу (работу светской оппозиции - Б.М.) на подготовке масс к демократическим преобразованиям…".

Однако резонанс мнений, "организованный" на страницах сайта Фергана.Ру под заголовком "Мухаммад Салих призывает Запад поддержать "мирную революцию" в Узбекистане", вызывает у меня ряд принципиальных возражений относительно методов анализа и аргументации авторов, принявших участие в обсуждении. Примечательно, что каждый из них является в различной степени известным в своей сфере деятельности. Судя по высказанным суждениям и тональности выступлений аналитиков, вырисовываются признаки вольного или невольного предпочтения того, чтобы в Узбекистане все осталось как есть. Складывается впечатление, что их вообще-то по большому счету мало волнует трагическое настоящее и судьба узбекского народа, о котором они имеют некое смутное представление.

Читал я внимательно тексты и с пристрастием, и перечитывал без пристрастия, замечая, что: у одного логические цепочки представляют не ложь злонамеренную, но явную наивность; у другого аналитический строй мыслей без аргументаций, где выявляется очевидность априорности главных теоретических посылов, акцентуация которых, повторяю, доводит мысли автора по меньшей мере до гротеска, если не до абсурда. Впрочем, начнем сначала.

1. Относительно мнения Даниила Кислова у меня нет существенных замечаний. Автор, кстати, очень емко и корректно передал хронологически деятельность М.Салиха за период от 1993 по настоящий день. Впрочем, не могу согласиться с тем, что в последних выступлениях лидер оппозиции (19.01.2006 и 20. 01. 2006г.) высказывался таким образом, где якобы обещал организовать в Узбекистане массовые народные выступления. Таких слов не было, если внимательно прочитать упоминаемые речи лидера партии "Эрк". Не отыскать этого и в подтексте. Есть лишь одна "неосторожность", которая проявилась во фразе М.Салиха: "Существующий режим можно преодолеть только сменой власти Каримова".

Полагаю, сравнительно с прошлыми заявками здесь отсутствуют скоропалительные оценки ситуации, которые, думаю, были результатом того, что оппозиционер поддавшись страстям, объясняемые поэтической стороной его природной натуры, позволил эмоциональную реплику. Естественно, продолжение в таком духе, на мой взгляд, могло бы только вредить имиджу политика. В этой связи обращает на себя акцент М.Салиха на слова " мирное отстранение Каримова от власти". Полагаю, неоправданно приписывать М.Салиху черты романтика. Таковые черты в принципе сегодня даже нельзя предположить, принимая во внимание его возраст зрелого мужа и условия деятельности в оппозиции. И есть основание считать, что, в действительности, как никогда серьезен и взвешивает слова лидер партии "Эрк", когда он заявляет "Мы знаем, никто не воспринимает слово "революция" так серьезно как мы. Потому что никто не пережил ее необходимость так как мы".

Нет ничего зазорного, что оппозиционер способен выражаться метафорично, не в ущерб обогащающему содержательную часть его выступлений, с которыми, в частности, я знакомлюсь с удовольствием не из праздного любопытства, а как социолог и человек, не один год занимающийся вопросами развития нашего общества. Лично я не знаю из числа зарубежной оппозиции такого ее представителя, как самой интеллектуальной личности, в которой органически сочетались бы так остро проявления искренней и поэтически окрашенной любви к Родине и в такой же мере святая ненависть к режиму власти, понимание проблем страны.

Таким же образом, всякий, кто интересуется проблемами власти и оппозиции в Узбекистане при желании мог бы ознакомиться с опубликованными в свое время на страницах www.Erkinyurt.org с дополненным вариантом проекта ДП "Эрк". Согласно заявлению М.Салиха, существует совместно разработанная с Комитетом Национального Спасения программа переходного периода до проведения всеобщих парламентских и президентских выборов. Вопрос же о том, годится ли М. Салих на роль спасителя нации, волне уместен. Но это покажет время.

2. Аркадий Дубнов высказывает очень интересную мысль, что нынешняя активность Салиха может иметь значение в первую очередь как катализатор действий руководства Узбекистана в направлении реформирования… Вполне допускаю разыгрывание "карты Салиха", именно из -за боязни, что он "может действительно стать серьезной политической фигурой, навязанной извне..". Считаю, в данном отношении нельзя отрицать вероятности того, что уже имеет место разработка политтехнологами Москвы сценариев совместно с заинтересованными лицами из окружения Каримова с целью продления или сохранения существующего режима, как одной из составляющих процесса осуществления геополитических проектов России в Центральной Азии.

Кстати, я заметил, что журналист-аналитик единственный из всех участвовавших в обсуждении обронил весьма важное словосочетание "...светский лидер типа Мухаммада Салиха". Думаю, данное обстоятельство, то бишь, светское начало в содержании деятельности оппозиции под началом Салиха упорно не хотят замечать другие оппоненты. Но об этом и других моментах, связанных с исламским фактором в революции и революции коснемся отдельно там, где берет слово Алексей Малашенко.

3. Мэтр сразу совершает прокол, когда на вопрос «Ферганы.Ру» - «Есть ли в узбекской оппозиции персона, способная консолидировать протестные массы», - отвечает одним словом: "Нет. И в ближайшее время не предвидится". Откуда такая категоричность суждения и всеведение? Не скрывается ли за этим тот самый факт отсутствия жесткой аргументации, которое воспринимается нами как уничижение народа, а равно ущербности последнего, не заслуживающего лучшей участи, например, в области общественных прав, голое зряшное отрицание за ним даже потенциально способности выдвигать достойных людей - лидеров. И разве правомерно было бы не признать, что, в частности, М.Салих и его жизнь - есть подготовка одного из лидеров, как человека активного и творческого, не перестающего учиться, умеющего слушать, думать широко и образно.

Дальше - больше. Почему А.Малашенко признает, что в Узбекистане протестный потенциал выльется в борьбу, где будут доминировать только "...псевдодемократические (или лучше сказать квазидемократические) и фигуры, и институции, и даже исламисты"? И, наконец, профессор делает вывод, когда говорит: " Я думаю, что решаться будет все не оранжевым путем, а мусульманско-византийским". Прошу обратить внимание на ключевое словосочетание "мусульманско-византийский". Иначе говоря, абсолютизируя лишь одну форму протестного потенциала, ученый закрывает глаза на самую возможность альтернативных методов борьбы и состава участников протеста. А.Малашенко не желает признавать и на теоретическом уровне, что в Узбекистане уже происходит революция в умах. Нельзя все формы протеста и его потенции и последствия искусственно подводить абсолютно к одному - исламской революции. Между прочим, касаясь исламского фактора в революции, так же нельзя доводить до абсурда данное обстоятельство, провозглашая априори, что ислам радикален по своей сути. Я понимаю, что А.Малашенко так не думает. В этом меня, например, убеждают его публикации, в частности, по ксенофобии и работа "Исламское возрождение в современной России", где нет и намека на то, что где-либо ученый пытается потрафить носителям исламофобии. Совсем другое дело мы наблюдаем в тексте интервью. Здесь выходит, что русский исследователь, увлекшись гротескным описанием ожидаемых, по его мнению, мнимых и реальных подковерных видов борьбы за власть, постулирует мысль, что в Узбекистане его участники без исключения прибегнут к исламистам. Лиха беда начало: оказывается, у нас ислам в Узбекистане радикален, хотя не мне напоминать историку и исламоведу, что у нас ислам ханафитского толка. Фактически же, приписывание к радикализму оскорбляет ислам. Не желая того, А.Малашенко принижает тем самым роль ислама в современном мире.

Подобные логические умозаключения без достаточной на то аргументации были бы простительны политику. Мне представляется, ученый поддается искушению "доказать", что революции не могут быть мирными, бархатными, а только "бархатными" и вести лишь к "мирному" свержению диктатора И.Каримова. Отсюда следует и другая ошибка. Она заключается в склонности А.Малашенко на веру разделить тезис о том, что-де Запад насаждает в Центральной Азии (разумеется, и в Узбекистане) демократию. Последнее отдает если не душком антиамериканизма как политической технологии на постсоветском пространстве, то несомненно идет в русле общего знаменателя российских публикаций о том, что-де Запад совместно с США пытаются насаждать демократию насильственным путем. К месту привести выдержку из одноименной работы ташкентского политолога Фархада Толипова, который считает: "антиамериканские настроения не множатся. Они растут лишь среди старой уходящей элиты, а также среди экономических и политических кругов, для которых сохранение нынешнего статус-кво выгоднее демократических перспектив".(см. Фархад Толипов. Антиамериканизм как политическая технология на постсоветском пространстве. Часть 1. www.apn.kz, 23. 01. 2006).

4. И наконец завершающий отклик на вышеназванные две речи М.Салиха дает Аждар Куртов. В его выступлении я бы обратил внимание на следующее. Во-первых, правовед и политолог повторяет, на мой взгляд, позиции А.Малашенко в вопросе о том, что противники режима Каримова якобы с неизбежностью прибегнут к союзу с исламским радикализмом. И вместе вызывает недоумение позиция А.Куртова, когда [тот] пишет, что ему как гражданину России и человеку не чуждому региону Центральной Азии, отнюдь не хотелось бы, чтобы "вот эта либеральная узбекской оппозиции" в необходимый момент политической борьбы оттеснила и захватила власть. Я бы, пользуясь моментом, хотел бы спросить, а что же делать тогда этой либеральной оппозиции?

Во- вторых, вызывает сожаление, что президент центра публичного права высказывает сомнение относительно состоятельности узбекского лидера оппозиции как политика только на том основании, что оказывается, в постсоветской истории были примеры, когда представители либеральной творческой интеллигенции своими действиями создали в своих странах довольно - таки неприглядную ситуацию. Увы, это не серьезный довод и тем более нельзя экстраполировать одну ситуацию на другую И вовсе нонсенс, когда А.Куртов, говоря о Салихе, подчеркивает, что интеллигент в политике всегда уступает политику -цинику. Вот именно, в том-то и дело, что дело не в том. Как раз наоборот: человек искусства не может быть радикалом в политике. Призыв оппозиционера к мирной революции непосредственно показывает, что он придерживается методов борьбы с режимом в рамках закона.

"Полагаю, - сказал в речи от 19.01. 2006. М. Салих, - пример Каримова показывает, что такие режимы не способны к преобразованию, они должны быть изменены. Нет смысла играть в дипломатические игры и наказывать эти режимы полумерами. В демократическом обществе, когда есть случаи убийства, убийцу не наказывают наполовину. Думаю, те же самые правовые стандарты должны быть применены и по отношению к государственным убийцам". Пожалуй, сказано сильно и жестко, но верно.

Вместо резюме. К вопросу о мирной революции.

Мы вынуждены напомнить концепцию "третьей волны демократизации». Известно, среди исследователей названной волны демократизации особо выделяется статья Сэмюэла Хантингтона "Демократическая третья волна" (1991) и его же книга "Третья волна: в конце ХХ столетия" (1991). Согласно воззрениям создателя и последующих исследователей этой самой третьей волны, проблема демократии возникает в странах, где наблюдается упадок экономического развития и неспособность решать кризисные задачи. Но я хочу обосновать правомерность существования в природе мирных революций, опираясь на С.Хантингтона.

В самом деле, если взять за исходную точку рассуждений посыл ученого из названной книги, что по глобальному подходу во всех авторитарных режимах власти фиксируются в целом следующие три формы перехода такого режима к демократии. Речь идет в первом случае о замене авторитарного режима власти другой. Во втором – в трансформации самого режима. И, наконец, в последнем третьем варианте происходит своеобразное соединение элементов первого и второго, когда противоборствующие стороны приходят к согласию. К сожалению, на примере Узбекистана из новейшей его политической истории особенно наглядно видно на судьбе руководителей "Солнечной коалиции", которые пытались вызвать власть на диалог, что она (власть) во главе с И.Каримовым не имеет ни малейшего желания находить язык с какой бы то ни было оппозицией и не пойдет по мирному пути договорного процесса. Режим в тупике. И одной из причин, обусловливающих данную тупиковую ситуацию, выступает международная изоляция. Так что же, ждать, когда все пройдет, в смысле ухода нынешнего поколения руководителей и смены элит? Конечно, нет. Почему же мы должны отрицать помощь Запада, чтобы сделать первый шаг - вынудить режим уйти? Разве цели, заявленные в речах М.Салиха от 19 и 20. 01. 2006 г. содержат деструктивизм?

Все сторонники оппозиции, (включая и латентную) из числа тех, кто поддерживает платформу лидера партии "Эрк", имеют в виду построение демократии не любой ценой, не через пролитие крови. В этом плане представляется, что одна из текущих задач дня оппозиции на идеологическом уровне - добиться, чтобы общественное сознание перестало воспринимать "бархатную революцию" как ругательство, убедить массы, что революционные изменения не отождествимы со взятием Бастилии, Зимнего дворца, свержением Амина… Пора раскрыть людям глаза, помочь им избавиться от иллюзий и мифов о том, что нынешний режим власти сам проведет фундаментальные, то есть революционные по характеру изменения в стране. Мы уже это проходили на протяжении последних полутора десятка лет. Ведь, оглядываясь кругом, каждый узбекистанец видит результаты симуляции реформ так называемым государством-реформатором. Воистину, "…по плодам их узнаете их". (Евангелие от Матфея. 7:20).

Бахадыр Мусаев, социолог (Ташкент)

29 - 30 января 2006 г. Ташкент.