23 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

В Казахстане исчез очередной беженец из Узбекистана. Подозреваемые силовые структуры хранят молчание

27.06.2006 14:54 msk, Андрей Гришин

Права человека

В субботу утром в Алма-Аты неизвестные лица, ворвавшись в дом узбека Габдурафиха Темирбаева, имеющего на руках мандат УВКБ ООН о признании его беженцем и имеющего вид на жительство в Казахстане, увезли его в неизвестном направлении. Его супруга, Б.Оманова, подозревает, что ее муж был похищен казахстанскими спецслужбами для последующей передачи узбекским властям. Свои подозрения она высказала в открытом письме на имя президента Республики Казахстан. Глава представительства УВКБ ООН в Казахстане г-н Нарасимха Рао лично попытался выяснить что-либо о судьбе похищенного, однако, и участковый инспектор полиции, и районный Департамент Комитета Национальной Безопасности (КНБ) отрицают свою причастность к данному инциденту.

Вопреки подписанным международным обязательствам, Казахстан уже не впервые практикует выдачу лиц, ищущих убежища. Определенное время своеобразное «первенство» здесь занимали уйгуры, которых вопреки их желанию возвращали в Китай. Но после серии террористических актов в Ташкенте в 1999 г. и с момента андижанского восстания 2005 года все чаще в списках беженцев и депортируемых лиц числятся граждане Узбекистана. Причем, помимо относительно законных методов, сотрудники казахстанских спецслужб совместно со своими коллегами из сопредельных государств запросто используют методику похищений, запугивания и угроз, что уже не раз имело место в отношении лиц, ищущих убежища. Казахстан, не желая портить отношения со своими соседями, невзирая на политический статус беглецов, тайно отправляет их на родину, либо предоставляет иностранным силовым структурам самим разбираться со своими согражданами на казахстанской территории. Понятно, что подобная политика не может проводиться без согласований с высшим руководством страны.

Самый показательный случай произошел в прошлом году в южно-казахстанском городе Шымкенте, когда 24 ноября там пропали четверо верующих, вынужденных покинуть свою страну, где охота за мусульманами приобрела массовый характер. Спустя три дня в этом же городе были задержаны еще пятеро узбекских беженцев, объявленные у себя в стране в розыск. И все это без учета того, что четверо из пропавших и задержанных обратились в УВКБ с просьбой предоставить им статус беженца. Их заявления находились в стадии рассмотрения. Как выяснилось впоследствии, все девять человек были тайно депортированы в Узбекистан.

По информации правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» после этого случая в Казахстане были задержаны и переданы узбекским властям без соблюдения каких-либо законодательных процедур еще семь человек. В настоящее время они находятся под стражей в Узбекистане. Все они обвиняются в причастности к запрещенному движению «Акрамия», некоторым также вменяется участие в андижанских событиях.

Любые обращения за комментариями в Комитет Национальной Безопасности Казахстана (КНБ), действующий по просьбе узбекских коллег, традиционно безуспешны, поскольку организация эта старается не афишировать свою причастность к тайной или открытой экстрадиции беженцев в страны дружественных режимов.

Габдурафих Темирбаев перебрался в Казахстан, скрываясь от преследований узбекских властей по религиозным мотивам, еще в 1999 г. Первое обращение за признанием его лицом, ищущим статус беженца, не принесло результатов. В 2004 году Департамент Комитета Национальной Безопасности Казахстана лишь на основании ходатайства Генеральной прокуратуры Узбекистана возбудил против него дело по статье «терроризм», что грозило Темирбаеву неминуемой депортацией на родину после суда в Казахстане.

Следователи КНБ провели на временной квартире Темирбаева обыск, где изъяли его компьютер вместе с удостоверением личности. В момент проведения обыска самого Габдурафиха дома не оказалось. Ему удавалось скрываться вплоть до настоящего момента. В то же время УВКБ ООН приняло решение выдать ему мандат, подтверждающий его статус в качестве лица, ищущего убежища. Параллельно в Казахстанское международное бюро по правам человека, курировавшее дело Темирбаева, явился сотрудник Алматинского Департамента КНБ с просьбой о предоставлении информации о разыскиваемом (на что получил вполне естественный отказ). Тогда он заявил, что в Комитете подозревают сотрудников Международной организации по Миграции и УВКБ ООН в причастности к переправке нелегальных мигрантов в страны Европы.

24 февраля 2006 г. алма-атинская полиция задерживает еще двоих узбекских беженцев - Хайрулло Тоджиева и Абдувосита Садыкова. На следующий день обоих доставили к начальнику управления уголовного розыска в ГУВД, где допросили о других узбекских беженцах в Казахстане, об андижанских событиях, а также об андижанцах, проживающих в Алматы. После чего им сообщили, что от узбекских властей получен факс с запросом на их экстрадицию.

25 февраля в ГУВД Садыкова и Тоджиева допрашивали уже сотрудники КНБ, требовавшие, среди прочего, раскрыть местонахождение имама Обидхона Назарова (к тому времени уже признанного беженцем и впоследствии переправленного в третью страну) и Габдурафика Темирбаева, также признанного беженцем. По словам Садыкова и Тоджиева, сотрудники КНБ угрожали узбекам. В случае отказа сообщить нужную информацию грозили, что те могут «исчезнуть», а затем тайно оказаться переправленными в Узбекистан. «У нас есть полное право передать вас Узбекистану. Увезем, а потом будем все отрицать. И даже ООН вам ничем не поможет. Выведите нас на Назарова» - вот фраза одного из сотрудников КНБ, проводившего допрос. Тем не менее, городская прокуратура, куда силовики доставили узбеков после допроса, отказалась выдать постановление на арест. У одновременно задействованных полиции и КНБ между собой не было четких согласований, что же все-таки делать с задержанными. И, видимо, опасаясь огласки и принятия неверного решения, силовики отпустили обоих на свободу.

Следует отметить, что задержанные не были зафиксированы ни в журнале районного отделения полиции, ни в Департаменте Комитета Национальной Безопасности. И как это всегда происходит, оба ведомства в течение нескольких дней отрицали факт временного пребывания у них вышеуказанных лиц. Явно, что шла какая-то закулисная игра, в результате которой оба могли бы просто исчезнуть из Казахстана, и в этом случае пометки в журнале регистрации стали бы доказательством причастности казахстанских силовых структур к незаконным действиям в отношении беженцев.

Нет никаких сомнений, что нынешнее исчезновение Темирбаева является звеном той самой цепи. Невозможно сказать что-либо определенное о дальнейшей судьбе пропавшего. Вполне вероятно, что его попытаются тайно и спешно вывезти в Узбекистан, где уже местные правоохранительные органы добьются всех необходимых «признательных» показаний. В подобной ситуации правозащитные организации и международные структуры практически бессильны что-либо изменить.

Правда, в качестве одного из немногих позитивных примеров можно привести случай с туркменским диссидентом Гулгельды Аннаниязовым, задержанным казахстанскими спецслужбами в 2002 г. Попытка депортации в Туркменистан, где бы его ожидало длительное тюремное заключение по политическим мотивам, наткнулось на волну международного протеста. УВКБ ООН достаточно оперативно, в отличие от иных ситуаций, признало его политическим беженцев, после чего его смогли отправить в Норвегию, согласившуюся принять диссидента. Но до этого он почти месяц провел в павлодарском приемнике-распределителе, и снова силовые структуры не признавали у себя нахождение туркменского беженца. Поэтому, в резерве остается только международное давление, которое еще может как-то помочь Габдурафиху Темирбаеву и в целом изменить порочную практику казахстанских властей по-тихому, в нарушение взятых на себя международных обязательств, избавляться от «головной боли», связанной с давлением соседних государств, из которых почему-то постоянно бегут люди.