26 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

В вопросах пыток правозащитники и правоохранительные органы Кыргызстана не находят взаимопонимания

18.08.2006 13:33 msk, Абдумомун Мамараимов

Права человека

Массовое избиение арестантов в Джалалабадском изоляторе временного содержания (ИВС), случившееся пятого августа, уже ни для кого не секрет. Об этом арестанты подробно рассказали заместителю председателя Комиссии по правам человека при президенте Киргизии Азизе Абдирасуловой, которая посетила это учреждение во время поездки по югу страны. Уже не отрицает этот факт и само руководство местной милиции, в чьем ведомстве ИВС находится.

По итогам этого посещения ИВС правозащитники провели пресс-конференцию для журналистов региона. На открытый разговор с участием представителей СМИ были приглашены и руководители местных правоохранительных органов. Однако, представители милицейских властей, на действия и бездействие которых жалуются арестанты и их родные, на эту встречу не явились.

А был ли бунт?

Как уже сообщало ИА «Фергана.Ру», А.Абдирасулова посетила Джалалабадский ИВС после того как к ним поступило сообщение о массовом избиении арестантов бойцами спецназа. Вместе с Абдирасуловой в этом учреждении побывали председатель Совета местной правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко, сотрудники представительства ОБСЕ Фабрицио Виелмини и Октам Газиев. Со стороны Джалалабадского ГОВД их сопровождали заместитель начальника ГОВД Марат Хажиматов и начальник ИВС Таалай Курбанов.

Ссылаясь на показания арестантов, Азиза Абдирасула сообщила журналистам, что из-за невыносимых условий содержания в ИВС, начиная со 2 августа 2006 года, арестанты требовали, чтобы к ним пришел прокурор. К нарушениям условий, в которых они обвинили милицейский персонал, задержанные причисляли факты избиения, оскорбления, запрещение свиданий с родственниками и адвокатами, отсутствие элементарных санитарно-гигенических условий.

Как рассказали находящиеся под стражей в ИВС, их выводят из камер для того, чтобы они могли справить нужду, два раза в день, утром и вечером. На отправление естественных надобностей арестантам дают им от десяти до тридцати секунд времени - в расчёте на одного человека. При выходе в туалет и возвращении в камеру, сотрудники ИВС бьют заключенных резиновыми дубинками, чтобы они успевали справиться со своими потребностями в отведенное на это время. Об этом правозащитникам рассказали все арестанты, с которыми они беседовали.

По словам заключённых, прокурор города никогда не посещает ИВС. Даже те, кто находится в изоляторе сидит по 4-5 месяцев, признались, что прокурора никогда не видели. Прокуроры же, в свою очередь, утверждают, что они посещают это учреждение «постоянно, согласно утвержденному графику». Заключенные жаловались, что в ИВС нет душевых, задержанные не имеют возможности умываться, из-за чего «люди, содержащие здесь, грязные, вшивые, от этого происходят заболевания». В камерах отсутствуют унитазы, вместо него люди используют ведро, которое выносится один раз в сутки. Пищу арестованные принимают в этих же помещениях.

В камерах имеются вентиляторы, но так как «кормушки» - окошки в дверях, через которые идет общение с внешним миром, и подают похлебку, - постоянно закрыты, то в камерах невыносимо душно. В них содержатся по восемь или даже десять человек вместо пяти, но при этом имеются три совершенно пустые камеры. Кормят заключенных один раз в день, в обед, супом и хлебом, а утром и вечером выдается только кипяток без хлеба. Передачи от родных принимаются без списка, поэтому задержанные полагают, что не все переданные продукты доходят до них.

Многие задержанные не имеют своего адвоката или не знают их по имени. Адвокатов выделяют только на время судебных разбирательств. Заключенные жаловались, что адвокатам, которые делают свою работу добросовестно, всячески препятствуют встрече со своими подзащитными. Это подтверждается тем, что 11 августа 2006 года группа Джалалабадских адвокатов в знак протеста против запрета встречаться со своими подзащитными, находящимися в местном ИВС, отказалась участвовать в уголовных и судебных процессах.

Арестованные свидетельствуют о том. что нередко судебные разбирательства проводятся прямо в здании ГОВД, что нарушает принцип независимости судей. В отношении задержанных постоянно применяются пытки: их избивают руками, ногами, шлангами и резиновыми дубинками. Распространено применение изуверского метода под жаргонным названием «слоник», когда на голову человека одевают противогаз и перекрывают клапан - до тех пор, пока жертва не теряет сознание. У заключенных практически нет доступа к врачам и медикаментам.

Исходя из всего этого, правозащитники считают, что события, происшедшие в этом учреждении до 5 августа 2006 года, в результате которых против безоружных арестованных были брошены бойцы спецназа, нельзя назвать бунтом. По мнению председателя Совета правозащитной организации «Справедливость» Валентины Гриценко, «арестанты просто требовали соблюдения своих прав на элементарные человеческие условия содержания». А поводом для массового избиения послужил инцидент, который произошел между обвиняемым в убийстве Айбеком Якубовым и сотрудником постовой службы по имени Суюн.

Злополучный мобильник

Как сообщила В.Гриценко, обычно между заключенными и сотрудниками таких учреждений существуют неписаные правила отношений по оказанию определенных услуг. Правозащитники выяснили, что сотрудник постовой службы по имени Суйун взял у задержанного Айбека Якубова 250 сомов (около $6), обещая оставить ему сотовый телефон и пачку лезвий в камере. Но впоследствии Суюн не сдержал свое слово и Айбек потребовал, чтобы тот вернул его деньги. Назревающий конфликт не разрешился и после того, как Айбек пожаловался начальнику ГОВД Кубанычбеку Торобаеву и начальнику ИВС Таалаю Курбанову.

На почве этого конфликта у Айбека Якубова с Суйуном произошли «разборки». Когда Айбек начал кричать через «кормушку» - «Суйун, верни мои 250 сомов», тот ударил Айбека, Айбек, в свою очередь, ударил его. Это произошло 5 августа 2006 года и руководство ГОВД вызвало спецназовцев в ИВС. По словам заключенных, в ИВС спустились от 30 до 60 сотрудников милиции, из которых около15 человек были бойцами спецназа. Они по очереди стали выводить в коридор заключенных из каждой камеры и избивать их дубинками.

"Жители" камеры, в которой сидел Айбек Якубов, увидев, как избивают других, отказались выходить в коридор. Тогда спецназовцы зашли в камеру и избили всех прямо там. Айбека Якубова они избивали в течение двух часов. Во время экзекуции его руки были в наручниках. По словам правозащитников, начальник ГОВД Кубанычбек Торобаев объяснил это тем, что «Айбек был зачинщиком и чтобы остановить «бунт» пришлось с ним немного поработать». Затем в знак протеста против милицейского произвола несколько задержанных вскрыли себе вены.

В беседе с корреспондентом ИА «Фергана.Ру» начальник ГОВД Кубанычбек Торобаев сказал, что им пришлось вызвать спецназ «для усмирения заключенных, которые не повиновались им». «Якубов оказал дерзкое сопротивление, совершил нападение на постового - сказал он. – А затем порезал лицо и руки спецназовцам. А что мои ребята могли с ним сделать?»

Родственники заключенных в своих заявлениях всем инстанциям написали, что в тот день они действительно слышали крики и стоны из подвала ГОВД, где находится ИВС. Мать Айбека Якубова Турсунай Жумагулова и ее сестра Рано Мухитдинова заявили, что в то время, когда до них стали доноситься стоны и крики о пощаде, «…из ГОВД вышел сотрудник милиции с автоматом и потребовал покинуть территорию ГОВД, угрожая тем, что у него есть приказ стрелять…».

В настоящее время на Айбека Якубова, который уже приговорен к 18 годам лишения свободы за убийство, возбуждено уголовное дело по факту нападения на постового. По словам родных, рассмотрение уголовного дела в суде происходило прямо в здании ГОВД, куда не пускали родных подсудимого. Пробраться туда в день оглашения приговора удалось только сестре Якубова, которая заявила, что «им не дали даже возможности увидеться с ним в последний раз после оглашения приговора».

А постовой, со ссоры которого с Якубовым все и началось, как сообщил начальник ГОВД Торобаев, уволен с формулировкой «по собственному желанию». На заявления же родных заключенных, которые жаловались на милиционеров за применение пыток в отношении арестантов, прокуратура еще не реагировала. «Мы обращались в прокуратуру города с заявлением еще 5 августа, - заявила ИА «Фергана.Ру» сестра А.Якубова Рано Мухитдинова, - но никакой реакции с их стороны нет, лишь в отношении моего брата они возбудили уголовное дело».

ИВС – место не для физически слабых

В то время, когда руководство МВД и местные милицейские начальники отрицали сообщения журналистов о массовом избиении в Джалалабадском ИВС, здесь эти избиения продолжались. Задержанного 13 августа 2006 года (то есть через неделю после «бунта») Чынарбека Жумалиева, который обвиняется в разбое, пытали сразу семь сотрудников уголовного розыска. А происходило это прямо напротив кабинета заместителя начальника ГОВД. Как отметили правозащитники, Жумалиев назвал им имена этих сотрудников.

В результате применения пыток Чынарбек получил сильные телесные повреждения. На его голову надевали противогаз и периодически закрывали клапан. По словам Чынарбека, при этом он два раза терял сознание. Целью пытки было получение признательных показаний против самого себя.

По просьбе зампредседателя Комиссии по правам человека при президенте Киргизии Азизы Абдирасуловой, начальник ГОВД Кубанычбек Торобаев привел Чынарбека Жумалиева в свой кабинет. Там присутствовал и заместитель прокурора города Джалалабад Суюн Сатыбалдиев. Жумалиев рассказал обо всем при нем. Все присутствующие видели, что спина Жумалиева покрыта следами побоев, на руках выше локтя и на ногах - гематомы. Правозащитникам дали возможность сделать несколько фотоснимков этих следов.

Четырнадцатилетний Дима Капацевич обвиняется в вымогательстве. Несмотря на то, что родители возместили ущерб пострадавшим, и на то, что у Димы – хроническое заболевание почек, его продолжают держать под стражей. Несмотря на многочисленные просьбы матери об изменении меры пресечения в отношении Димы, ее сын остается в заключении. Не помогло в этом и вмешательство Консульства России, куда обращалась мать подростка, являющаяся гражданкой РФ.

Настоящей сенсацией можно назвать сообщение правозащитников, что Рукию Ибрагимову, жену Жамалиддина Абдурашитова, который обвиняется в убийстве сотрудника милиции и членстве в террористической организации ИДУ, избивал лично начальник Джалалабадского ГОВД. Об этом правозащитникам также сообщили заключенные ИВС. По словам Азизы Абдирасуловой, этот факт подтвердили большинство арестантов, с которыми она беседовала при посещении ИВС. По их словам, 20 июля начальник городской милиции К.Торобаев жестоко избивал Рукию Ибрагимову прямо в коридоре ИВС... В настоящее время Р.Ибрагимова находится в психиатрической больнице в поселке Кызыл-Джар Джалалабадской области.

Сам Кубанычбек Торобаев в беседе с ИА «Фергана.Ру» не признал эти обвинения по избиению этой женщины, но и не стал отрицать их прямо. «Я не перед кем не хочу оправдываться, - сказал он. - Она же ваххабитка, зачем я буду с ней связываться? Она скрывала у себя дома преступников, которые убили одного сотрудника милиции и ранили троих». «У погибшего сотрудника ГАИ остались пятеро детей, ему оставалось до пенсии всего пятнадцать дней. У правозащитников есть право проверять условия содержания, а мы делаем свою работу. Если правозащитники хотят верить преступникам, пусть верят», - заключил он.

На вопрос о возможных действиях в дальнейшем, Азиза Абдирасулова сказала, что вся информация, собранная при посещении ИВС и во время встреч с родными заключенных, будет доведена до руководства МВД Киргизии, Генеральной прокуратуры республики и даже президента страны. «Мы и впредь намерены работать с правоохранительными органами по улучшению условий содержания заключенных и наказанию виновных в избиении арестованных, - сказала она. - Фамилии этих людей у нас есть. Но то, что руководители этих органов не пришли на эту встречу, говорит о том, что они не готовы к такой совместной работе. Но мы будем прилагать все усилия, чтобы эта работа все же пошла».

Менее оптимистичен в своих выводах правозащитник Абдумалик Шарипов, который несколько лет занимается вопросами пыток. «Я далек от мысли, что прокуратура предпримет какие-то шаги в этом направлении, - заявил он. – Когда я зашел к прокурору города Джалалабад Адису Омуркулову по заявлению родных пострадавших, выяснилось, что он даже не ознакомился со вчерашним заявлением этих граждан». «Он явно не хотел говорить со мной. Затем сказал, что мы «защищаем убийц», и наш разговор на этом закончился», - сказал правозащитник.