24 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Священные места в долине Сурхандарьи до сих пор не раскрыли всех своих тайн

28.11.2006 19:44 msk, Андрей Кудряшов (Термез)

История Узбекистан

Фото © Фергана.Ру

Раннее средневековье в долине древней Сурхандарьи было началом нового расцвета своеобразной культуры, оставившей в истории имена выдающихся философов, поэтов, богословов и удивительные памятники архитектуры, и в наши дни сохраняющие культовое значение. Крупнейшие из них - мавзолей Хакима ат-Термизи, усыпальница Султан Саодат и крепость Кырк-Кыз, расположенные в окрестностях современного Термеза, - до сих пор окружены древними легендами и ореолом тайны. Не претендуя на обладание окончательной научной и, тем более религиозной истиной, совместная экспедиция ИА Фергана.Ру и туристического агентства «Uzbekistan for You» провела собственные исследования этих замечательных мест и связанных с ними преданий.

БЕСЕДОВАЛ ЛИ МУДРЕЦ ИЗ ТЕРМЕЗА С ПЕЩЕРНЫМИ МОНАХАМИ?

Говорят, что к моменту рождения Мухаммад Бен Али Абу Абдаллаха, которого в конце его многотрудной жизни ученики титуловали Хакимом ат-Термизи (Мудрецом из Термеза), вблизи древнего города уже существовала загадочная святыня, связываемая мусульманской традицией с именем Зу-л Кифля - библейского пророка Илии. По местной легенде, некий святой человек, живший в районе Келифа (на территории современного Туркменистана), завещал после смерти поместить его тело в сундук и пустить по волнам Амударьи. Но когда соплеменники выполнили его волю, то с изумлением увидели, что ковчег поплыл против течения, остановившись на следующий день прямо по середине реки неподалеку от Термеза. Тотчас из речного песка стал расти остров, который назвали Арал-Пайгамбар - «Остров пророка». Позже на этом острове был похоронен с почестями один из полководцев халифа Аббаса. Но возведенная над его могилой среди камышей и песчаных барханов одинокая гробница с тех пор осталась в людской памяти людей как мазар Зу-л Кифля, Илии.

Арабы, в VII веке вытеснившие из низовий Амударьи иранских шахов династии Сасанидов, столкнулись с чрезвычайно мощным культурным наследием минувших эпох, которое нелегко было преодолеть для успешного распространения Ислама. На протяжении более чем пятисот лет Бактрия, входившая в состав Кушанской Империи, была идеологическим центром буддизма, откуда он распространялся по всей Центральной Азии. По свидетельствам хроник, даже при Сасанидах, возродивших зороастризм на родине легендарного Заратуштры, в окрестностях Термеза рядом с храмами огнепоклонников действовали десятки буддийских святилищ, населенных тысячами монахов и послушников. Кроме того, в среде простого народа продолжали жить самые древние обычаи, связанные с почитанием природных стихий, как, например, Оахшо - речного бога Окса, Амударьи.

Аксакал-паломник
Аксакал-паломник
Как и во многих других издревле цивилизованных регионах Центральной Азии, проблема обращения людей в ислам была решена не только огнем, мечем, праведной проповедью и налогами на иноверцев. В традиционных местах поклонений вскоре возникли культы, связанные теперь с именами или деяниями мусульманских святых, проповедников и подвижников. Причем их стало так много, что даже возникло известное противоречие внутри мусульманской веры, канон которой разрешал поклоняться только Аллаху и запрещал совершать паломничества к иным местам, кроме священной Каабы в Мекке. Но это мнимое «разночтение» между принципиальным единобожием и народной привычкой почитать могилы святых и святые места, было благополучно и праведно разрешено богословами раннего средневековья, в числе которых ярко выделяется фигура ат-Термизи, разработавшего целую доктрину о степенях и свойствах божественной благодати, которую могут обретать мусульманские мистики, подвижники или мученики за веру.

Мухаммад Бен Али Абу Абдаллах с юных лет обладал исключительным религиозным рвением, и одновременно, тягой к познанию мира. Он получил традиционное для того времени образование, с восьми лет занимаясь изучением Корана и мусульманского богословия. В 28 лет ему удалось совершить хадж в Мекку. На пути паломничества, проходившего через Хорасан и Багдад, он постарался встретиться с виднейшими наставниками суфизма, такими как Абу Тураб ан-Нахшаби, Йахйа аль-Джаллаа, Ахмад Бен Хадравайхи, и, по возвращению домой, начал предаваться аскезе и мистическим практикам, удаляясь от любопытных глаз в окрестные холмы.

Мавзолей Хакима ат-Термези
Мавзолей Хакима ат-Термези
Благочестие и непрестанные духовные искания Мухаммада вызвали у его набожных сверстников глубокое уважение и желание ему подражать, в результате чего он оказался окружен группой преданных учеников. Но рассуждения добровольного отшельника об особенной благодати, которую может даровать Всевышний тому, кто алчет познания истины, вызвали вполне понятное раздражение духовных властей города, поскольку в те времена отношение ортодоксального духовенства к суфизму было еще весьма настороженным. Под угрозой суда улемов ему пришлось уехать из Термеза сначала в Балх, а затем в Нишапур - город на западе иранского Хорасана, в свое время давший приют Омару Хайяму. Только в конце жизни, прославившись своими богословскими сочинениями и святой жизнью, Хаким ат-Термизи смог вернуться на родину.

К тому времени он был известен во всем мусульманском мире как автор трактата «Илал аш-шари'а и Хатм аль-аулийа» или «Печать святых», разъяснявшем глубинный смысл обрядов Ислама и роль святых, отмеченных благодатью от Бога. Кроме того, ат-Термизи стал первым составителем сборника биографий великих наставников суфизма, и автором около 80 трудов, рассматривающих значение мистических практик, различных состояний души и духа, достигаемых на пути суфизма. Он так же считался автором нескольких сотен рукописей по различным вопросам истории и естественных наук.

Мавзолей Хакима ат-Термези
Мавзолей Хакима ат-Термези
Мавзолей Хакима ат-Термези, умершего, предположительно, в 869 году, был возведен спустя век после его смерти на северо-западной окраине старого Термеза, выходившей к обрыву на берегу Амударьи. Это невысокое квадратное здание из крепкого кирпича, внутри которого помещается мечеть с великолепными барельефами. Надгробье, выполненное из белого мрамора и покрытое надписями на арабском языке, помещается на возвышении в освещенной солнечными лучами нише. Рядом с мавзолеем сохранился вход в подземелье, в недрах которого, по преданию, уединялись для аскетических упражнений последователи святого, объединившиеся в орден под названием хакимия или хакиккия, что в обоих случаях можно перевести как Друзья Истины.

Некоторые современные исследователи считают, что во многих своих трудах мудрец из Термеза был своего рода «гениальным компилятором», суммировавшим и переосмысливавшим для современников знания, почерпнутые из глубин веков. Одна из надписей на надгробии, согласно традиции, считается словами Хакима ат-Термизи о самом себе и говорит следующее: «Я не сочинил ни одной буквы по заранее принятому намерению, но когда для меня наступило бедственное и тяжелое время, я находил утешение в своих сочинениях».

Неподалеку от мавзолея видны обрывистые холмы Кара-тепе, внутри которых скрывались подземные кельи и галереи большого буддийского монастыря, активно действовавшего, по некоторым данным, вплоть до середины VII века. Мог ли святой мудрец встречаться с кем-либо из, возможно, еще уцелевших во времена его жизни, хранителей знаний пещерного храма? Это остается тайной. Но, как один из образованнейших людей своего времени, и как все великие наставники суфизма, он наверняка проявлял интерес к древним мистическим учениям.

АЗИАТСКИЙ «АВИНЬОН» НА БЕРЕГУ СУРХАНДАРЬИ

Усыпальница Султан-Саодат
Усыпальница Султан-Саодат
Второе из наиболее почитаемых паломниками мест - наследственную усыпальницу Султан-Саодат - можно увидеть прямо на выезде из современного Термеза. Неподалеку от места слияния Сурхандарьи и Амударьи находится большой комплекс различных зданий, которые, согласно данным археологии, продолжали возводиться, достраиваться и украшаться почти восемь столетий подряд - с начала X до конца XVIII века. Принадлежит этот обширный некрополь не династии местных или иноземных правителей, ни одна из которых не правила в Бактрии настолько долго, а священному роду сеидов - прямых потомков пророка Мухаммеда, основателем которого был Хасан-ал-Эмир, в пятом поколении происходивший от имама Хусейна.

В этом архитектурном ансамбле, вытянутом на 70 метров с запада на восток, главенствующее место принадлежит, скорее всего, мавзолею сеида Ала ал-Мулка, с именем которого связан весьма интересный эпизод в истории отношений ислама и государственности. По некоторым сведениям, в этом мавзолее, предположительно возведенном в 1230-38 годах, покоятся останки праведного сеида, которого Хорезмшах Мухаммад незадолго до нашествия монголов провозгласил главой всех мусульман.

Чилля-хона
Чилля-хона
Государство шахов Хорезма, раздвинувшее тогда свои границы от Аральского моря и Каспия до Персидского залива и Евфрата, претендовало на роль абсолютной «сверхдержавы» своего времени, чему препятствовал лишь духовный авторитет правителей Багдада. До этого история Халифата, как и история христианства в средневековой Европе, знала периоды, когда на статус духовного владыки претендовали одновременно двое авторитетных святителей. Но Хорезмшах Мухаммад стал одним из первых светских правителей на Востоке, по традиции имевших титул «защитника веры», который не просто вмешался путем интриг в религиозно-династические споры за престол Халифов, но прямо продиктовал свою волю, подобно французским королям и германским императорам, выдвигавшим, как шахматные фигуры, угодных им пап или «антипап».

Событие, разумеется, не затронуло священного авторитета сеидов, хотя для Востока стало ясным знамением наступления других времен, на исходе которых Халифат прекратил свое историческое существование, когда султаны Османской империи, покорив Ирак и Аравию, стали именовать самих себя повелителями правоверных. Это произошло спустя два столетия. А в XIII веке государство Хорезмшахов было вскоре сметено с лица земли Чингисханом, разрушившим Хорезм, а Багдад отдавшим во власть своего сына ильхана Хулагу.

В 1220 году монголы прошли и через Сурхандарью, полностью разрушив Старый Термез. Но уже через десять лет была построена усыпальница Ала ал-Мулька, рядом с которой начал отстраиваться новый город. Таким образом, у Термеза, получившего славный эпитет «Мадинат ар-риджал» - «Город ученых мужей» - есть два святых покровителя: Хаким ат-Термези и Султан Саодат.

Крепость Кырк-кыз
Крепость Кырк-кыз
Неподалеку от мавзолея Султан Саодат расположены величественные руины средневековой крепости с романтическим названием Кырк-Кыз - «Сорок дев». Легенда гласит, что ее стены от монгольских захватчиков обороняли сорок отважных дочерей местного султана, сто дней продержавшиеся с отрядами своих слуг против несметного полчища жестоких язычников, и, не сдаваясь, павших в бою. Однако археологи датируют крепостные сооружения X веком, то есть временем жизни Хакима ат-Термизи, а в некоторых источниках Кырк-Кыз упоминается как… монастырь.

ДЖАРКУРГАНСКИЙ МИНАРЕТ И МОСТ ИСКАНДЕРА

Еще множество уникальных памятников средневековой истории и самобытной архитектуры можно обнаружить, если двигаться вверх по течению Сурхандарьи от Термеза до Денау, к подножиям Гиссарского хребта. Настоящей жемчужиной среди них выглядит минарет в городе Джаркурган, построенный в XI веке, когда земли древней Бактрии находились под властью тюрок - сельджуков, чьи конные рати вышли из степей к северу от Сырдарьи, докатившись до Малой Азии, где они успешно отразили первый крестовый поход европейских рыцарей в Святую Землю.

Минарет в Джаркургане
Минарет в Джаркургане
Минарет в Джаркургане был возведен по велению султана Санджара, чья собственная гробница, считающаяся одним из чудес света, находится в Мерве. Многочисленные титулы сельджукского повелителя встречаются среди рельефных надписей на стенах. Другая надпись сообщает имя зодчего, руководившего постройкой башни: «Али сын Мухаммеда из Серахса».

В отличие от знаменитых памятников Самарканда и Шахрисабза, возведенных в более позднюю эпоху Темуридов, Джаркурганский минарет украшает не мозаика из цветных керамических плиток, а сама фигурная кладка из идеально ровных кирпичей на ганчевом растворе и замысловатая конструкция, образующая башню из шестнадцати полуколонн, сомкнутых в форму звезды или цветка. По мнению исследователей, изначально башня была вдвое выше, но и сегодня ее верхняя площадка возвышается на 22 метра, поднимаясь над кронами священной сосновой рощи.

К северу от Джаркургана, на маршруте древнего караванного пути, соединявшего Термез с областями Гиссара, находится замечательный мост длинной семьдесят и шириной шесть метров, сооруженный зодчими в середине XVII века. По преданию, строители назвали его мостом Искандера в память о том, как по этой дороге некогда прошли на пути в Согдиану войска Александра Македонского.

Мост Искандера
Мост Искандера
Мост переброшен через ручей Бандихан-сай, русло которого образует глубокий каньон в глинистых почвах. В 50-х годах прошлого века советские строители, прокладывавшие автотрассу из Денау в Термез, укрепили некоторые конструкции моста и подвели к краям обрыва бетонные плиты, чтобы предотвратить разрушение памятника. К сожалению, в наши дни с дорожного полотна, проходящего параллельно мосту, прямо под его арку бросают строительный и бытовой мусор. Но даже от этого варварства сооружение пока не потеряло своей красоты, органично вписываясь в открывающиеся за ним пейзажи пустынных предгорий.

Достаточно отойти от современной дороги на сотню метров и пахнущий пылью, дымом и горькими травами ветер Сурханской степи вдует в глаза и ноздри пронзающую до сердца, первозданную атмосферу минувших столетий, которая в этих местах еще сохранилась и продолжает жить.