15 Август 2020



Новости Центральной Азии

Переселенцы из Казахстана, обосновавшиеся в Великом Новгороде, благодарны России за теплый прием

06.03.2007 10:40 msk, А.Задворнев (Великий Новгород)

Миграция  Россия

Казахстан не только занимает особое место в истории длительных и достаточно успешных взаимоотношений с Россией, но и стоит особняком в среднеазиатском регионе, к которому эту солидную страну обычно приплюсовывают отдельной строкой. Серьезную роль в этом сыграло, несомненно, активное насыщение страны русскоязычным населением в период «подъема» необъятных казахских степей. В целом, что бы ни говорили об имперской политике России местные националисты, развитием своей экономики Средняя Азия обязана притоку людских и финансовых ресурсов из европейской части СССР.

ВЕК XX: ТУДА И ОБРАТНО

В целом, что бы ни говорили об имперской политике России местные националисты, развитием своей экономики Средняя Азия обязана притоку людских и финансовых ресурсов из европейской части СССР. Не в последнюю очередь благодаря этому страны региона получили возможность в обстановке геополитического благоприятствования резко увеличить численность коренных национальностей, постепенно вытеснивших «русских европейцев». Ведь только за перестроечные восьмидесятые процесс обратного переселения превысил два миллиона человек.

В последующие годы экономических неурядиц и всплеска национальных противоречий отток только усилился. Казахстан по объективным причинам – из-за большого числа русских, – стал одним из основных поставщиков переселенцев в Россию. Стоит заметить, что процесс переселения в Россию из этой страны в последнее время замедлился, в виду серьезного экономического роста в Казахстане и адекватной государственной политики добрососедского сосуществования казахов и русских, составляющих значительную часть населения страны.

В Великом Новгороде количество приезжих из Казахстана весьма велико, несколько миграционных волн принесли в город и область немало ярких личностей. Ведь среди покинувших целинные степи в 1980-90-е годы было большое количество высококвалифицированных специалистов. Отношение к переселенцам из этой республики среди новгородцев традиционно позитивное (образ целинника до сих пор не утерял ореола романтичности). К тому же стоит учесть, что малообразованных трудовых мигрантов, в отличие от Таджикистана и Узбекистана, Казахстан практически не «импортировал».

СПАСИБО РОССИИ, ЧТО ПРИНЯЛА…

Знакомьтесь: русская семья – Александр и Елена Ефимовы. Трое дочерей: Ульяна, Ксения и Мария. В одной из комнат Новгородского центра временного пребывания беженцев и переселенцев живут родители и младшая из сестер Ксения. По соседству – старшая, с сыном и дочкой. Средняя сестра, вышедшая замуж за новгородца, живет отдельно. В 1997 году Ефимовы сделали свой выбор в пользу России, покинув город Аркалык Кустанайской области Казахстана.

Елена еще ребенком приехала с целинниками, а Александр был из местной русской семьи. Жил городок неплохо по причине разрабатываемого рядом огромного месторождения алюминия, на что из казны СССР выделялись серьезные средства. Магазины были полны. Елена не работала, почти всегда сидела с детьми, зарплаты отца хватало. Он по образованию учитель физики, преподавал в училище и подрабатывал электриком. Пока в городе просто не прекратилась подача электричества. В школе, рассказывает Ксения, были отдельные русский и казахский классы. Причем любой желающий мог учиться в любом из них. Внешне жизнь выглядела успешной и спокойной. Но, по словам Ефимовых, в вечернее время дочерей на улицу не отпускали. Как, впрочем, и другие русские семьи. Случаев обид было немало.

Многие русские специалисты уезжали не только из-за невостребованности, но из-за неприязни быстро растущего местного населения, не отягощенного воспетыми казалось бы так недавно узами союзного братства. Ефимовы и сейчас поддерживают связь с оставшимися в Казахстане друзьями и знакомыми. Хотя жизнь там и налаживается, большинство из них все-таки намерены покинуть страну. Ощущается давление искусственно создаваемых обстоятельств.

После того как процесс приграничного разлома СССР прошел, федеральное финансирование было прекращено. Насильно Ефимовых никто не выгонял, но жить с детьми в квартире, где нет воды, газа и электричества, не просто сложно – невозможно. Выжили те, кто имел дома в частном секторе и мог продержаться на подножном корму. Работать было негде, летом воды не было по причине жары, зимой – замерзала. Многоквартирные дома повсеместно были заброшены и разрушались.

И однажды Ефимовы не выдержали. Собрали два контейнера вещей и отправились искать счастья в родной, но такой далекой России. Квартиру продали за копейки. Поначалу уехали под Великие Луки, в Псковскую область. В деревню с символическим названием Кресты. Половина семьи ехала на поезде, половина на машине. Старшие заняли первый попавшийся пустой дом, растопили печку и стали ждать остальных. Когда приехал хозяин, обошлось без скандала: договорились, что будут снимать. Попались хорошие соседи – помогали соленьями, вареньями. Елена устроилась работать в магазин, отец перебивался случайными заработками.

Затем от уехавших в Новгород знакомых по «мигрантской почте» пришел сигнал – «Здесь хорошо». Первой на разведку отправилась старшая сестра, за ней остальные. Жили на съемной квартире. С гражданством повезло, все получили его еще в деревенский период. На местные очереди в паспортном столе Великого Новгорода, вспоминает Ксения, смотрели с ужасом. И действительно – зрелище не для слабонервных: толчея в маленьком пространстве, где сплетаются до пяти очередей в разные кабинеты, место надо занимать спозаранку. Но всегда находится кто-то, кто пришел раньше тебя. Сроки оформления документов часто нарушаются, дозвониться до соответствующих специалистов практически невозможно.

– В Новгороде мы с 2000 года, – рассказывает Ксения, – в центре проживаем год. Долго стояли в очереди, пока мама не принесла долгожданного известия о получении комнаты. Отпраздновали, потому как жить на съемной квартире даже с самыми хорошими хозяевами – дело не из дешевых. Когда встречаю на улице переселенцев, как правило, узнаю их сразу. Люди, знающие, что такое хотеть кусочек хлеба, даже внешне чем-то отличаются от местного населения. Они знают цену простой человеческой улыбки…

Живущая в соседней комнате средняя сестра замужем, воспитывает ребенка, подрабатывает сторожем. Старшая работает в риелторской конторе, тоже воспитывает малыша. Тяжело приходится, но в общаге есть дед и бабушка, помогают. Сама Ксения учится на экономиста в Новгородском университете. Летом все сестры стараются устроиться на дополнительную подработку. Настрой у Ефимовых оптимистичный – ругать некого и не за что. Россия, говорит Ксения, нас приняла намного лучше, чем отпустил Казахстан. И поэтому исторической родине – спасибо. Но признается: сердце сжимается и екает, когда кто-то ее спрашивает – ты из Казахстана? Этот страх живет в крови любого переселенца, особенно беженца.

В Казахстан, по словам Ксении, она съездила бы, но исключительно в гости. Ей до сих пор снятся бескрайние, заросшие тюльпанами степи под высоким небом. А вот заросший лесом северо-запад хоть и гостеприимен, но там промозгло и не очень-то уютно.

В центре все живут надеждой, что светлый миг получения заветного ордера на квартиру вот-вот настанет. Когда Ксения пыталась подбить жильцов на проведение интернета – идею не поддержали, не хотят переселенцы, даже живущие в центре по десять лет, привязываться к все-таки чужим стенам.

ЧТО СКАЖЕТ ТОВАРИЩ РОССИЯНИН?

Немного общей статистики по миграционной теме. По результатам опроса, проведенного социологической группой сайта Superjob, только 17 процентов россиян считают, что иммиграция – это хорошо для развития экономики России. Эта часть респондентов уверена, что «России – стране, делающей большие шаги на пути развития экономики, требуются умные, энергичные и порядочные люди вне зависимости от их национальной принадлежности», «иммиграцию запретить практически невозможно, значит необходимо создать систему, при которой отдача от иммигрантов станет максимальной, а их проживание на территории России – «безвредным».

Интересен факт, что практически половина «ответчиков» признала, что «иммигранты восполняют нехватку рабочих рук на малоквалифицированной и низкооплачиваемой работе». Вместе с тем было немало мнений, что «иммигранты несут другую культуру и идеи, чуждые нашему обществу».

Треть опрошенных уверены, что по вине приезжих в стране растет уровень преступности и коррупции, что иммигранты создают конкуренцию на рынке труда и «отнимают» работу у коренных жителей. При этом о необходимости «поддерживать въезд в страну русского и русскоязычного населения, но ограничивать въезд представителей других национальностей» высказались 39 процентов участников опроса.

Но общество обществом, а у местных властей свои резоны. Прагматичную позицию, как мы знаем, занял московский градоначальник, вступивший в баталию с правительством России по поводу ограничений на работу иностранцев в столице. Мэру Москвы (за чьим мнением и реакцией на него следят руководители регионов), с высоты его практических знаний сити-менеджера, болезненная кадрово-национальная тема, пожалуй, виднее, чем депутатам, часто идущим на поводу у сиюминутной политической конъюнктуры. Посмотрим – чья возьмет.

ОТДЕЛИТЕ МУХ ОТ КОТЛЕТ

А вот что думают о первоапрельском исчезновении с продовольственных рынков торговцев без российского паспорта простые и не очень новгородцы, ответившие на вопросы журналиста газеты, издаваемой администрацией Новгородской области.

Главный государственный инспектор труда по Новгородской области: «Правительственные решения – реакция на события в Кондопоге, где образовалась национальная монополия на определенный участок бизнеса, и это привело к конфликту. Теперь хотим простых продавцов без российского гражданства убрать с рынков. А как? Приходишь на Гагаринский рынок, перед тобой русская продавщица. «Кто у тебя хозяин?» – «Ара». – «Как его найти?» – «Не знаю». В Новгородской области 638 иностранцев работают в торговле в качестве предпринимателей без образования юридического лица».

Главврач областной станции переливания крови: «Мы, медики, делим людей только на здоровых и больных, национальность для нас не имеет значения. Ну а торговцев надо делить соответственно на грамотных специалистов и просто жуликов, и также без различия каких-либо национальностей. Сомневаюсь, что правительственные меры будут эффективными. Корень проблемы глубже, чем присутствие иностранцев на рынках, но чтобы до него докопаться, ох как поработать надо!»

Директор Гагаринского торгового центра: «То, чем приходится заниматься по инициативе правительства, – абсолютная глупость. Проблема на самом деле не в национальности продавца, а в его гражданстве. Это актуально для больших городов: Москвы, Питера – там деньги большие крутятся, и нелегалов, соответственно, намного больше. На данный момент все продавцы нашего торгового центра имеют российское гражданство и живут в Новгороде постоянно. «Выгнать» же пришлось двоих: мать-одиночку и старика-пенсионера из Узбекистана».

ДУМЫ ДУМЦА

Нынешний депутат Областной Новгородской думы, председатель Новгородского отделения всероссийского общества «Союз «Чернобыль» Алексей Афанасьев, рассказал политическому порталу ЗАКС.ру, что в Новгородской области боевой националистической организации пока не проявилось, хотя в молодежной среде эти идеи блуждают и могут вылиться в какие-то акции.

По мнению Афанасьева, этому может способствовать тот факт, что в городе, а тем более на селе, например, на стройках, работают в основном гастарбайтеры. Но это было и в СССР. Многие объекты на селе строились бригадами, например, из Украины. Было развито и движение стройотрядов, которые приезжали в Новгородскую область, например, из Узбекистана. Но тогда это было легально. Пусть это называлось «шабашкой», но люди были устроены на работу, были с документами, паспортами и выполняли определенные законом действия. «Чернобылец» считает, что надо обучать и прививать рабочие навыки коренному населению. Необходимо разъяснение для молодежи значимости для страны, например, строительных специальностей. Только в этом случае разговоры могут помочь делу.

ПОЖАРНАЯ СИТУАЦИЯ

Но вернемся к теме Казахстана. Многие переселенцы, уже много лет живущие в Новгороде, до сих пор испытывают противоречивые чувства к малой родине, затаив обиду за случившееся с ними на пике национального противостояния. Показателен рассказ о созревании конфликта одного из беженцев, назвавшего себя при общении «просто Вовкой».

– Как мне к ним относиться, если и спустя столько лет перед глазами события того времени? 1988 год, декабрь, морозец. Казахская ССР, город Алма-Ата. В связи с якобы выявлением и раскрытием грубых нарушений по расходованию республиканских финансовых средств Москва снимает с должности первого секретаря Казахской ССР – Кунаева и ставит Колбина. В тогда еще парке имени Горького собирается практически все мужское казахское население от стариков до молодежи. В парк заезжают две фуры водки. Все это «сборище» опустошает содержимое фур и как цунами движется по городу. Вырезались даже беременные русские женщины. Выжигались квартиры, переворачивались и поджигались машины. Милиция – казахи! Русского – в «воронок», казаха – за «воронок»: - «Кет!» (беги!), «Аллах Акбар!».

До прибытия воздушного десанта из России ситуацию попридержали пожарные. Большинство из них были русские. С лафетов «дунули» по толпе – размыли. На морозе транспорт «встал» на льду. Подлетел десант и навел порядок. Посадили тогда 17 казахов – организаторов событий. А вскоре «внезапно» распался Союз.

И вот приходят в управление противопожарной службы казахи в штатском, показывают удостоверения и говорят: «Арестованных тогда казахов наша страна объявила национальными героями. Они уже на свободе. Предоставьте нам полный список всех сотрудников дежурной смены всей противопожарной службы (от сержанта до дежурного по управлению), которые участвовали в тот день в событиях». Пожарные побросали свои квартиры, дачи, машины. Быстро покидали в чемоданы самые необходимые вещи, детей и жен – в охапку и – кто куда... Хорошо, что наши российские руководители пожарных гарнизонов не оставили беженцев в беде. Дали жилье, работу, «приподняли» авансом на первое время. Один из них, Сергей Климов, сейчас в Окуловке служит начальником пожарной части, администрация помогла с лесом, хоть скромно, но построился.

Тогда, в конце восьмидесятых, не было гласности, и многие про эти волнения по всей Казахской ССР до сих пор не знают. Так что – не все так уж и хорошо было с нами там в то время. Я с тех пор считаю себя хроническим русским. Наши родители в этой республике им жизнь цивилизованную построили, а они нам – нож в спину...

Кто из русских был в декабре там, никогда не забудет и не простит. Я уже пожил. Сына вырастил. Дерево посадил. Дом построил...

P.S. Как сказал бы выходец из Казахстана, руководитель областной телерадиокомпании НГТРК «Славия» Сергей Даревский: «До встречи. Мы еще вернемся к этой теме».

* * *

Александр Задворнев (Великий Новгород), специально для ИА "Фергана.Ру"