15 Август 2020



Новости Центральной Азии

В Узбекистане в обстановке полной секретности начался суд над Умидой Ниязовой

30.04.2007 21:55 msk, Соб.инф.

Права человека Узбекистан

Вечером во вторник чрезвычайно быстрый судебный процесс над Умидой Ниязовой уже закончился. Суд приговорил бывшую сотрудницу международной правозащитной организации Human Rights Watch к семи годам лишения свободы. Суд проходил в закрытом режиме.
30 апреля в Ташкенте без предварительного уведомления начался процесс по делу Умиды Ниязовой, 32-летней правозащитницы и журналистки, арестованной узбекскими властями несколько месяцев назад. Ее обвиняют в нарушении сразу трех статей уголовного кодекса Узбекистана, предусматривающих наказание за незаконный переход границы, контрабанду, изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку. По совокупности предъявленных обвинений ей грозит до 10 лет лишения свободы.

Можно не сомневаться, что начавшийся процесс – всего лишь легализованная форма расправы над женщиной, правозащитная деятельность которой давно уже вызывала раздражение властей. Начало судебных слушаний подтвердило это в полной мере. Напомним, что еще 19 апреля первое судебное заседание, которое должно было состояться в суде по уголовным делам Сергелийского района столицы, без всякого объяснения причин было отложено на неопределенный срок. Высказывались предположения, что это было сделано ввиду того, что на процесс явилось слишком много посетителей, поэтому власти решили отложить судебные слушания и провести их без посторонних глаз.

Сегодняшнее заседание целиком и полностью подтвердило эти предположения. Татьяна Давыдова, адвокат Умиды Ниязовой, была вызвана в суд буквально за полчаса до начала судебных слушаний, и только там ей было объявлено о начале процесса. Кроме нее на суд удалось попасть двум родственников подсудимой и представителю правозащитной организации «Human Rights Watch». Нескольких западных журналистов, попытавшихся попасть на слушание дела после обеденного перерыва, на процесс не допустили, несмотря на то, что официально он считается открытым.

О том, что происходило во время судебного слушания, рассказывает Андреа Берг, представитель «Human Rights Watch», единственная, кто была допущена на процесс в качестве наблюдателя:

- Суд начался в 11 часов. Еще утром о том, что он начнется сегодня, никто не знал, и даже адвокат Умиды Ниязовой узнала об этом только в половине одиннадцатого. Её вызвали туда и уже на месте сказали, что суд вот-вот начнется. Но она всё же успела вызвать брата и тетю Умиды. Вот и всё, больше на суде никого не было.

До обеда зачитывали обвинительное заключение. Умида заявила, что она не согласна с обвинением и подтверждает только нелегальное пересечение границы. Обо всем остальном она сказала, что это её работа и, как журналист, она имеет право иметь такие материалы (в ее ноутбуке были доклады по Андижану, интервью, разные фотографии), и что эти материалы не предназначались для распространения.

После обеда стали вызывать и допрашивать свидетелей. За сегодняшний день выслушали показания девяти свидетелей. Всего были вызваны две бывшие энпэошницы, один правозащитник, четверо представителей таможенного контроля и три члена Центра мониторинга в сфере массовых коммуникаций Узбекского агентства связи и информатизации.

Очень интересно было слушать показания трех свидетелей этого Центра мониторинга, потому что они считались экспертами, именно они дали экспертные заключения о том, что материалы, которые были записаны у Умиды на «флэшке» и в компьютере, пропагандируют религиозный экстремизм и фундаментализм. Все эти эксперты пришли в суд без каких-либо бумаг. У них были пустые руки, и они еле-еле смогли вспомнить, что в декабре они дали такое заключение. Они оказались совершенно не готовы отвечать на вопросы. Судья им зачитывал... Вернее, вначале он у каждого свидетеля спросил: «Расскажите, как всё произошло, когда вы получили эти материалы, что вы потом делали?» Но они не могли вспомнить, и тогда судья стал им зачитывать показания, которые они дали во время следствия. Они только говорили: «Да, да, я подтверждаю».

Потом один из них сказал, что относительно этих материалов в их заключении было написано «в случае распространения». А Умида держала себя на суде очень хорошо, в руках у нее было обвинительное заключение и тетрадь с вопросами и выписками из следственного материала. И она задавала много вопросов каждому свидетелю. Она спросила у него: «Хорошо, там написано, что наказание полагается «в случае распространения». А что будет «в случае нераспространения?» Он не смог ответить. Она ведь не распространяла эти материалы.

Потом были четыре свидетеля с таможенного пункта. Один из них сказал: «Да, действительно, я видел этот ноутбук через рентгеновскую установку». И рассказал, что невозможно в принципе спрятать какие-то вещи, поскольку это всё через рентген проходит. И что Умида Ниязова написала, что у нее были с собой эти печатные материалы. По его словам, она отметила в декларации, что у нее с собой цифровые носители и печатные издания. Но сторона обвинения тут же возразила, что якобы надо было еще раз подробно написать, какие она провозит материалы. Короче говоря, этим таможенникам очень трудно было в суде - они еле-еле отвечали на вопросы.

Аудитория на суде была такая: присутствовали тетя и брат подсудимой, я, женщина-милиционер, мужчина-милиционер и четверо мужчин в гражданской форме. Как обычно, я достала тетрадь и стала записывать, что там происходит. Судья мне запретил писать. А мужчины в гражданском спокойно писали. Я возразила: «Извините, но ведь они же пишут!». «Они не будут писать», - сказал судья и запретил им тоже. Судью зовут Низам Рустамов. У меня сложилось впечатление, что он очень торопится. Как только дающий показания свидетель начинает задумываться, судья быстро зачитывает показания из обвинительного заключения, которые он дал во время следствия и спрашивает, так ли это было. Не разрешает человеку думать.

Следующее судебное заседание по делу Умиды Ниязовой назначено на 1 мая, на 11 часов.