8 Апрель 2020



Новости Центральной Азии

Киргизия: Бывшая «кочегарка» Средней Азии намерена сохранить статус города шахтеров

13.10.2007 01:51 msk, Абдумомун Мамараимов

Экономика Кыргызстан

Фото ИА «ФерганаРу». Больше фотографий – в Галерее-II

Шахтерский город Кызыл-Кия, находящийся в ста километрах от южной столицы Кыргызстана города Ош и некогда слывший «кочегаркой» Средней Азии, намерен сохранить за собой статус города шахтеров. Местные власти уверены, что потребность в Кизилкийском угле в регионе возродится.

Для сомнений в оптимизме кизилкийцев имеется немало оснований. Достаточно вспомнить, что в конце 70-х годов прошлого века здешние шахтеры давали социалистической стране Советов один миллион тонн качественного угля в год. В настоящее время, несмотря на ежегодный рост, объемы добычи угля составляют здесь всего несколько десятков тысяч тонн. Кроме этого, основная часть специалистов уехала из города и региона, другие уже на пенсии. От начавшегося было строиться поселка шахтеров близ карьера «Скала» остались одни руины. Но это не смущает горожан: добычей угля занимаются здесь кто как может.

Подземные «апачи»

Некогда известное по детским фильмам название племени североамериканских индейцев приобрело на юге Кыргызстана совсем другой смысл. «Апачами» в Кызыл-Кия называют людей, которые самостоятельно, кустарным способом добывают уголь, в основном, на заброшенных шахтах. Вернее, в тех местах, где ранее находились шахты.

Все, что осталось от шахтерского домика. Фото ИА Фергана.Ру
Все, что осталось от шахтерского домика. Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

В советское время в связи с бесперспективностью они были взорваны и превращены в «карманы», куда «пихают все ненужное». Иначе говоря, под огромными горными массивами находится свалка отслуживших свой срок вещей, в том числе бревен для прокладки шахт, которые теперь используются «апачами» по старому назначению.

Добытый уголь «апачи» продают на местном «мини-рынке», расположение которого периодически меняется: местные власти запрещают торговать углем в «неположенном» месте и загрязнять город. На начало октября текущего года мешок «черного золота» (чуть более 50 кг) стоил здесь 200 сом, то есть около шести долларов США с учетом резкого падения доллара за последний месяц.

Мини-рынок угля в Кызыл-Кия. Фото ИА Фергана.Ру
Мини-рынок угля в Кызыл-Кия. Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

Реализаторы платят добытчикам по 150-170 сомов за мешок. В день можно продать до десяти мешков. Груз по желанию клиентов доставят домой за небольшую плату. Основной транспорт - это старые мотоциклы с люльками типа «Урал» или «Иж».

Угольный бизнес продолжается здесь круглый год. Исключением являются июль и август, когда уголь покупают лишь шашлычники. «Товар» добывается на глубине от пятнадцати до шестидесяти пяти метров. Бывает, из шахты приходится насосом выкачивать воду. Воздух в шахту также подается с помощью насоса через специальные полиэтиленовые шланги.

Для обеспечения электричеством участка «Скала», что в пяти километрах от города, «апачи» самостоятельно протянули туда линию электропередачи. Набежавшую по счетчику сумму платят сообща. Это около двух тысяч сомов (около 60 долларов) в месяц на пять-шесть бригад, в которых работают по три-семь человек.

Находить места залежей угля бесстрашным «апачам» помогают бывшие шахтеры, которых называют армейским термином «деды». На «освоение» забоя уходит иногда несколько недель, а иногда и месяцы. В это время копателей материально поддерживают продавцы угля. Если повезет, в день можно заработать до 400-500 сомов (около 12-15 долларов). После вычета понесенных затрат на руках у «апачей» остается около половины этой суммы.

Ради таких, весьма небольших денег, люди рискуют собственной жизнью. Последние два года добытчикам в этом отношении везло – на «частных шахтах» не было ни одного смертельного случая. До этого же каждый год под завалами в забоях погибали по пять-шесть человек. Причина трагедий - в полном несоблюдении элементарных правил добычи и техники безопасности.

Несколько лет подряд власти пытались отговорить людей от опасного бизнеса, но дело кончилось тем, что милиционеры, на которых возложили ответственность за эту миссию, в конце концов, сказали «апачам»: «Поступайте, как хотите, но за ваши жизни мы отвечать не будем». «Апачи» и поступают, «как хотят», вернее, как могут.

Превратиться в «апача» очень просто. Нужно купить набор инструментов, куда входит кайло, лом, лопата, пара мешков и шахтерская каска с фонарем. Все это стоит на местном рынке столько, во сколько оцениваются 5-6 мешков угля. Но в последние годы ряды занимающихся «подземным» бизнесом сильно поредели.

Последние из «могикан»

По словам жителя одного из близлежащих сел Абдикарима Бурханова, лет десять назад вокруг города Кызыл-Кия работали тысячи забоев. Только из его села занимались ручной добычей угля более двух тысяч человек. На своем грузовике он возил добытый уголь в города региона, на чем зарабатывал хорошие деньги. С уменьшением количества добычи, приведшим к росту цен, люди стали покупать уголь мешками, а развозить товар тоннами стало невыгодно.

«Люди выкопали уголь с поверхности земли. Копать глубже стало дорого и опасно, - говорит наш собеседник. - Тогда я продал свой грузовик и стал заниматься частным извозом». По его подсчетам, забоев вокруг города теперь осталось не больше двухсот.

Двадцатипятилетний Фарид еще не женился. Фото ИА Фергана.Ру
Двадцатипятилетний Фарид еще не женился. Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

Двадцатипятилетний Фарид еще не женился. Работает в забоях уже семь лет. «Чтобы жениться, содержать семью, нужны хорошие деньги, а их у меня пока нет, - говорит он без тени малейшей грусти. - Пока работаем». На государство, да и вообще на жизнь, Фарид и его друзья не обижаются. «Что толку возмущаться, обижаться на власти, - рассуждает Раим Эргешев, который подвез корреспондента ИА «Фергана.Ру» к карьеру на мотоцикле. - Спасибо и за то, что нас не трогают». О социальных гарантиях со стороны властей они не думают. «До пенсии еще дожить надо. Что будет дальше, Бог знает».

Парень из другой бригады, представившийся как Эрмек, более «политизирован». Летом он подрабатывает в России, осенью возвращается в родные копи: «Здесь спокойнее». «Вот до чего нас довели наши президенты, - открыто возмущается Эрмек. - Нет работы. Машзавод продали за миллион сомов, тогда как столько там стоил лишь один станок». Эрмек - профессиональный шахтер, окончил местный горный техникум, который «славился на весь Союз». «Наших выпускников принимали на работу по всему Советскому Союзу, - утверждает он. - Они и теперь занимают высокие должности на шахтах России». Ныне из сорока его однокурсников в городе остались всего восемь человек.

С другим выпускником техникума - горным инженером Абдыгазы Шараповым мы случайно познакомились в такси. Он ехал домой в отпуск из Чаткальского района, где добывают золото. Дорога занимает двое суток. «Платили бы нормально здесь, я бы не мотался на чужбине, - говорит он. - В Чаткале работаю на госпредприятии, зарплата хорошая, но далеко от дома, семьи».

Горный техникум теперь получил статус колледжа и частично меняет профиль. Здесь теперь готовят лишь по трем горным специальностям. Помимо них, колледж готовит педагогов, экономистов, банкиров, мастеров швейного дела и других.

Галбай Мадумаров проработал на шахте семнадцать лет. Столько же времени он выступает в роли «апача». «После развала Союза наши чиновники умудрились продать гигантский шагающий экскаватор, который здесь работал, - говорит он. - Стрелу длиною в 75 метров техники сдали на металлолом. Сам экскаватор теперь работает в Ангрене (город металлургов в Узбекистане. - Прим. авт.). Продали и чебоксарские бульдозеры, сорокапяти-семидесятитонные БелАЗы. Такая уникальная техника пропала. Ведь наши деды начинали добычу практически вручную, а уголь на бричках возили».

Им предлагают работу на местных действующих шахтах, однако, как утверждают «апачи», обещанную зарплату там дают не вовремя и не в полном объеме. Поэтому, рискуя своими жизнями, они спускаются в заброшенные забои. Отсутствие несчастных случаев в последние годы эти люди объясняют тем, что теперь добычей занимаются профессионалы, которые предпринимают необходимые меры предосторожности.

Однако на угледобывающих предприятиях с этими объяснениями не согласны. Имеются возражения и у местных чиновников. По словам первого вице-мэра города Кызыл-Кия Флориды Цой, «во всем городе давно нет организаций, которые бы задерживали зарплату сотрудникам». «Наоборот, у нас стали практиковать выдачу зарплаты до окончания месяца. Но министерство финансов запретило нам это», - говорит она.

Несколько лет назад молодой человек по имени Игорь уехал искать счастья на историческую родину - в Россию. Местный житель обозвал его «зверем». Местному пришлось отвечать «за базар», а Игорю - паковать чемоданы. «После того как я его «расплющил», местные стали относиться ко мне еще хуже, - говорит он. - Для них что я, что киргиз или узбек, все равно - «зверь». Не любят нас и все». Однако скоро он снова вернулся в родной город и…в забои. Недавно у молодой семьи родилась первая дочь. Семья живет неплохо, но от помощи родителей не отказывается.

Есть среди «апачей» и «деды». Мужчина, пожелавший остаться не названным, имеет двадцать лет шахтерского стажа. Получает пенсию чуть более восьмисот сомов (около $25), так как «всю жизнь работал на черных, низкооплачиваемых работах». Три сына уехали в Россию, но пока денег не шлют. «Первые годы им самим, должно быть, трудно, поэтому у меня на них обиды нет. На хлеб деньги есть, но хочется и мясо кушать», - говорит он и вполне серьезно просит корреспондента ИА «Фергана.Ру» помочь поднять пенсию за вознаграждение. «Поможешь повысить зарплату втрое, третью часть я буду отправлять тебе, - говорит бывалый шахтер. – Ты наверняка знаком с большими чиновниками».

Таких апачей называют белазами. Фото ИА Фергана.Ру
Таких «апачей» называют «белазами».Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

Никаких налогов или других выплат в госказну «апачи» не платят. Посему и от властей не требуют ничего: «Жаловаться на что-то не хотим, налоги еще закрутят». Что касается властей, то закрывать глаза на этот опасный вид деятельности их заставляет высокий уровень безработицы, отмечаемый в республике. «Если заставить их работать на основе патента, надо будет взять ответственность за безопасность этих людей, - говорит один из представителей властных структур. - Мы долго уговаривали их отказаться от этого дела, но они не уходят. Что делать, людям надо как-то работать».

В зависимости от вида выполняемых работ у каждого «апача» есть своя кличка. Мотоциклистов, которые возят уголь в город, называют «танками» (дорога трудная, а «танки грязи не боятся»); «комбайны» выгребают уголь в забоях и пакуют его в мешки; «белазы» поднимают на спине добытый уголь на поверхность.

«Кайлы» и «лопаты» непосредственно роют стволы (колодцы, по которым спускаются в угленесущие пласты) и добывают «черное золото». Если «вход» в забои осуществляется через вертикальные стволы, то уголь наверх поднимает еще одна категория рабочих - «лебедки» - с помощью тросов.

Это – человек-кайло. Фото ИА Фергана.Ру
Это – «человек-кайло».Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

Работники-«лебедки» и помогли нам спуститься на тридцатипятиметровую глубину, где мы сделали несколько снимков. От ствола идут «жилки» в десятки метров длиной. Жутковато, но очень интересно. Но - очень жаль людей.

Экономический успех как панацея от всех бед?

Если всего тридцать лет назад шахтеры Кызыл-Кия обеспечивали твердым топливом весь среднеазиатский регион, то ныне эта география ограничена всего несколькими районами вокруг города. Отсутствие потенциальных потребителей и достаточно высокая себестоимость угля мешает отрасли развиваться.

Лебедки опускают любопытствующих на тридцатипятиметровую глубину. Фото ИА Фергана.Ру
Лебедки опускают нас на тридцатипятиметровую глубину. Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

По словам главного специалиста мэрии города Кызыл-Кия Нурмухаммада Досматова, ныне угольные разрезы вокруг города остались на территории Ошской области, тогда как город Кызыл-Кия отошел к вновь созданной Баткенской области. (Баткенская область была образована после вторжения в регион в 1999-2000 годах боевиков Исламского движения Узбекистана. - Прим. авт.) Но налоги жители города платят Ноокатскому району, поскольку шахты остались на его территории.

Мэр Кызыл-Кия Абдирасул Анарбаев уверен в завтрашнем дне родного города. За последние два года Кызыл-Кия устранила дебиторскую задолженность в четырнадцать миллионов сомов. Уже второй год город обходится без дотации из республиканского бюджета. Ежегодно местный бюджет увеличивается на 5-10 миллионов сомов (140-250 тысяч долларов США). Около сорока процентов продукции и четвертую часть налогов дает сектор малого и среднего бизнеса. В сфере торговли заняты более десяти тысяч человек. Работают асфальтобетонный, кирпичный, машиностроительный заводы, несколько малых предприятий.

Мэр города Кызыл-Кия Абдирасул Анарбаев. Фото ИА Фергана.Ру
Мэр города Кызыл-Кия Абдирасул Анарбаев. Фото ИА Фергана.Ру.
Больше фотографий – в Галерее-II

Несмотря на рост цен на жилье и недвижимость, растет внутренняя миграция. На заработки сюда приезжают не только из других районов, но и из соседних Узбекистана и Таджикистана. По словам А.Анарбаева, при статистической численности населения в сорок пять тысяч человек, в городе проживают до семидесяти тысяч.

«Город был и останется шахтерским, - уверен градоначальник. - При наличии потенциальных потребителей местные шахтеры могут добывать в несколько раз больше угля». А потребитель должен появиться скоро. Летом нынешнего года здесь началось строительство цементного завода мощностью миллион тонн цемента в год. Со временем новое предприятие может потреблять до пятисот тысяч тонн угля ежегодно. Завод должны пустить к началу 2009 года. За будущее отрасли шахтеры спокойны - при добыче в миллион тонн в год запасов угля здесь хватит на триста лет.

«С началом работы цементного завода у нас заработают шахты, транспорт, а значит, и дорожники - вся необходимая инфраструктура. Тогда и «апачи» получат достойную и безопасную работу», - говорит Абдирасул Анарбаев. С решением проблемы дефицита цемента начнется строительство жилья. По словам мэра города, скоро будет произведен массовый отвод земельных участков под строительство индивидуальных домов. Уже спроектированы целые микрорайоны.

Но это все в будущем. А пока «апачи» надеются только на себя. И каждый день спускаются в забой, рискуя жизнью ради выживания.

Справка ИА «Фергана.Ру»:

Угольные разрезы вокруг города Кызыл-Кия были открыты в конце XIX века русским инженером Михайловым. Добывать уголь здесь начали в 1898 году.

* * *

Кызыл-Кия - город (до 1938 - посёлок) в Ошской области Киргизской ССР. Расположен на южной окраине Ферганской долины. Конечная ж.-д. станция ветки, отходящей от Ферганского кольца. 32 тыс. жителей (1970). Один из старейших центров добычи угля Киргизии. Табачно-ферментационный, маслодельный заводы, мясокомбинат, комбинат стройматериалов (производство огнеупорных изделий), обувная фабрика. Горный техникум, медицинское училище.

Большая советская энциклопедия

Сайты по теме:

Кызыл-Кийское землячество