25 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Конкурс среди абитуриентов снизился, или Еще раз о коррупции в образовательной системе страны

30.07.2008 15:46 msk, Мусафирбек Озод

Узбекистан Общество

Последние дни июля – самые горячие для абитуриентов Узбекистана: первого августа во всех вузах страны пройдут приемные экзамены в форме тестирования. В этом году число поступающих в вузы не изменилось по сравнению с прошлым годом, но конкурс снизился. Причин тому несколько. Одна из них состоит в том, что Минвуз Узбекистана решил немного увеличить квоту приема абитуриентов – более чем на пять тысяч мест. Другие причины – неофициальные. О них и поговорим.

* * *

В Узбекистане число абитуриентов не изменилось по сравнению с прошлым годом. Как сообщает главное информационное агентство Узбекистана УзА со ссылкой на Государственный центр тестирования (ГЦТ), в этом году на пятьдесят восемь тысяч мест в вузах страны подали документы 345.733 абитуриента. Таким образом, конкуренция составляет шесть человек на место.

Между тем, по данным веб-издания Uzbekistan today и официального сайта Минвуза Узбекистана Edu.uz, «в соответствии с Постановлением Президента Республики Узбекистан «О приеме в высшие образовательные учреждения Республики Узбекистан в 2008/2009 учебном году» по сравнению с предыдущим годом квоты приема в бакалавриат увеличены на 5.266 человек, в общей сложности поступят учиться 69.105 юношей и девушек».

Стоит отметить, что год назад та же Uzbekistan today сообщала о том, что вузы Узбекистана готовы принять 51.604 первокурсника (то есть количество мест увеличилось в этом году на семнадцать с половиной тысяч, а не на 5.266. - Прим. ред.), а число абитуриентов в 2007 году составляло свыше 345 тысяч человек.

Получается, что, если в этом году количество мест в вузах возросло, то конкурс при поступлении снизился до пяти человек на место.

По официальной статистике, начиная с 2004 года, ежегодный прирост количества поданных заявлений на поступление в вузы составлял десять-пятнадцать процентов. В этом году, согласно прогнозам специалистов Министерства высшего и среднего специального образования и ГЦТ, приведенным все той же Uzbekistan today, количество абитуриентов должно было вырасти по сравнению с прошлым годом на десять процентов, а принять участие в тестовых испытаниях попытаются более полумиллиона человек. Однако не сбылось. Почему?

Одной из причин является снижение интереса к получению высшего образования, которое может быть вызвано, в том числе, резким повышением платы за обучение. Как «Фергана.Ру» сообщала ранее, плата за обучение на контрактных отделениях узбекских вузов на 2008/2009 учебный год повысится на пятьдесят процентов, что станет рекордным показателем роста за все годы существования образовательной системы независимого Узбекистана.

«Мои родители получают в месяц чуть более двухсот пятидесяти тысяч сумов ($190). Получается, что наша семья должна будет голодать, чтобы я мог получить образование? Нет, лучше я поработаю где-нибудь в Казахстане или в Россию поеду, заработаю, тогда и поступлю», – говорит Даврон Т., выпускник этого года одной из школ Ташкента.

О поступлении на бюджетное отделение в вуз этот парень и не помышляет – число таких мест слишком ограничено, и даже учитывая, что привлекательность бесплатного обучения несколько снизилась из-за обязательности трехлетней отработки по окончании вуза, желающих поступить на бюджет с толстыми родительскими кошельками немало. О коррупции в рядах Государственного центра тестирования, сотрудников вузов, имеющих доступ к системе приема студентов, а также среди принимающих экзамен членов приемной комиссии и представителей СНБ, которые бдительно следят за дисциплиной во время экзамена, наслышаны все.

Как обеспечить себе место в вузе

ГЦТ утверждает, что тестовые вопросники тщательно запечатываются в конверты из плотного картона и вскрываются только в день экзамена - 1 августа. Однако в последние годы у здания ГТЦ, расположенного между Ташкентским университетом информационных технологий и мечетью Бодомзор, 31 июля, в ночь перед экзаменом, выстраивается толпа из родителей абитуриентов и прочих желающих «пробить» тестовые вопросы накануне экзамена. Стоят обычно тихо, стараясь не привлекать к себе особого внимания.

«Это последний шанс получить тесты перед экзаменами. Тогда ребенок сможет хоть как-то подготовиться по всем возможным вариантам и пойти на экзамен подготовленным», – поясняет мать одного из нынешних студентов, которая в прошлом году также терпеливо ожидала у здания ГТЦ своей партии тестовых сборников. Не бесплатно, разумеется.

Другой вариант устройства в вуз тривиален - взятка. Схема договора с руководством и ответственными работниками вузов, имеющими отношение к системе приема студентов, проста. Взятка достигает своей конечной цели, как минимум, через двух человек: от «надежного» сотрудника университета передается приближенному ректора (или же проректору), затем попадает в руки ректора выбранного вуза.

А в Ташкентском государственном институте востоковедения (ТашГИВ) пару лет назад была налажена практика набора так называемой «спецгруппы», в которую попадали заплатившие заранее за поступление абитуриенты. В день экзамена они собирались в отдельной комнате и отвечали на тестовые вопросы с помощью специалистов по соответствующим предметам.

Однако все эти уловки не имели бы успеха при отсутствии возможности договориться с присутствующими на экзамене сотрудниками Службы национальной безопасности и членами приемной комиссии, команда которых составляется, как правило, из расчета - два преподавателя плюс один СНБшник. Взятка в размере от двадцати до семидесяти долларов каждому из «надзирателей» может сделать взоры контролеров «не видящими» никаких нарушений со стороны оплатившего данную «услугу».

Цена вопроса

В этом году негласные ставки за поступление в вуз ввиду уменьшения конкурса среди абитуриентов снизились, в среднем, на семьсот-тысячу долларов США, рассказывает Айбек, студент одного из институтов Ташкента.

Так, например, в Университет мировой экономики и дипломатии вместо прошлогодних десяти/двенадцати тысяч долларов за поступление на бюджет и контракт, соответственно, ныне достаточно дать «на лапу» восемь/девять тысяч, причем поступление на бюджет стоит дешевле из-за упоминавшейся выше послевузовской «отработки».

По словам Айбека, для зачисления в Ташкентский государственный юридический институт достаточно шести-семи тысяч долларов, в то время как за право обучаться в Ташкентском государственном экономическом университете и Национальном университете Узбекистана требуют «всего» четыре-пять тысяч долларов в зависимости от выбранного факультета.

Стоимость поступления в Аграрный университет, Государственный институт ирригации и мелиорации и другие столичные вузы, значащиеся в числе «наименее престижных», колеблется в районе двух-трех тысяч долларов США.

Все вышеперечисленные явления становятся серьезным препятствием для малоимущих, но одаренных выпускников школ, которые при таком раскладе не смеют даже мечтать о поступлении в вуз, ведь «все давно определено».

«Пожалуй, абитуриенты не желают даже использовать шанс и попробовать силы, так как уверены, что в случае попадания на контракт не смогут его оплатить. А шансы попадания на бюджет ничтожно малы», – считает один из членов приемной комиссии ТашГИВ. Как результат – потеря потенциальных «золотых умов», которые могли бы в будущем поднять страну.

Эксперты полагают, что многие абитуриенты, не подавшие заявлений на поступление в вузы Узбекистана, пожелают попробовать свои силы за пределами страны, где процесс поступления более прозрачен и обязательной отработки для обучавшихся на бюджетном отделении не предусмотрено.

Таким образом, будущее Узбекистана, в первую очередь, зависящее от квалификации рабочих кадров и интеллектуального потенциала, полностью на совести сегодняшних ответственных за прием абитуриентов лиц.

Мусафирбек Озод