21 Август 2019



Новости Центральной Азии

Листая старые журналы. «Цирюльник на самаркандском базаре»

09.12.2009 23:29 msk, Подготовил Д.Кислов

История Узбекистан

В минуту относительного затишья на центральноазиатском информационном поле «Фергана.Ру» вновь предлагает аудитории заглянуть в подшивки газет и журналов, рассказывающих о событиях более чем столетней давности. Сегодня мы возвращаемся в далекий 1875 год, когда Российская империя продвигалась на юг, захватывая новые территории. Знаменитые Бухара и Самарканд были присоединены к России всего семь лет назад и для тогдашнего питерского или московского жителя представляли собой еще большую экзотику, чем для поколения начала XXI века. Столичные издания почти в каждом номере рассказывают все новые и новые подробности о неизвестных землях, изумляя своих читателей. Среди этих рассказов – очерк о самаркандском цирюльнике.

БАЗАРНЫЕ ТИПЫ. ЦИРЮЛЬНИК В СРЕДНЕЙ АЗИИ

Источник: Журнал «Нива», №7, 1875, с. 99-101

Мулла Девлет-ша - человек очень хороший.

Его знают на всем самаркандском базаре, да и не на одном базаре, даже за пределами его, вплоть до самого европейского предместья. Его даже знают в других городах: в Бухаре и Ташкенте; не все - но знают.

Город Самарканд стоит на самом бойком, проездном тракте, базар самаркандский как раз посередине города; все улицы к этому базару сходятся, и на самом-то этом перекрестке помещается лавочка муллы Девлет-ша.

И других купцов, тоже хороших людей, много живет на этом перекрестке, но эти другие такою, как Девлет-ша, известностью не пользуются. Не пользуются они потому, что не всякому они нужны, а мулла Девлет-ша нужен всякому, особенно человеку проезжему.

Едет купец, с караваном или так верхом в одиночку, едет день, едет два и даже больше, много пыли набьется в его голову сквозь ткань чалмы, много грязи наберется в его бороду; а тут еще жара, духота, пот с лица всю дорогу не сходит; – почесывается купец, скребет пальцами себе в бороде, запускает всю пятерню под свою чалму – и там тоже поскребывает и думает:

– Вот хорошо, приеду в Самарканд, остановлюсь на базаре, зайду к мулле Девлет-ша, он мне голову чисто начисто выбреет, бороду расчешет и промоет... Отлично тогда буду себя чувствовать.

Как после этого не знать муллу Девлет-ша, такого полезного и приятного человека для всех путешествующих!

Цирюльник мулла Девлет-ша
Цирюльник мулла Девлет-ша

Закон Магомета предписывает правоверным брить голову и подстригать усы, - а волосы, и там и тут, растут скоро; - день-два, глядишь – уже покалывают. Надо опять идти к Девлет-ша, человеку приятному; кстати, он все знает, что на свете делается, порасскажет и сообщит много интересного.

И действительно, мулла Девлет-ша все знает, что на свете делается. Он газет не получает, потому что здесь газет никто не издает; он и книги не читает, потому что кроме Корана никаких книг нету; - зато он много проезжего народа знает, изо всех мест, ближних и дальних – и этот-то проезжий народ, со всех концов света, везет ему новости.

Лавочка Девлет-ша устроена таким образом: большая сакля выходит на улицу – навесом, под этим навесом устроено возвышение, вдоль всей стены. Возвышение это покрыто циновками и ковриком, на нем сидеть и удобно и приятно. Большой пролом в стене ведет во внутренность сакли, где сложены все пожитки хозяина; это больше для зимнего времени помещение. А летом все время под навесом проводится. На стенах развешаны все принадлежности хозяйского дела: бритвы, тарелочки, гребешки, полотенца – все, что нужно – под рукою.

Сам хозяин – человек уже не молодой, бородка с проседью, чалму носит тканую, полосатую, халат тоже полосатый атласный, только халат этот он редко надевает. И жарко и движения стесняет, - толи дело в одной рубашке! Прохладно, удобно; засучил рукава до самых плеч и приступай к работе.

Парикмахеры на Регистане
Парикмахеры на Регистане. Фото С.М.Прокудина-Горского (1909-1915 гг.)

Рано утром поднимается Девлет-ша на ноги, подметет перед лавочкою, смахнет пыль и сор с коврика, наточит бритвы, сварит чай в кунгане, закурит кальян, сядет и ждет.

И никогда ему не приходится ждать очень долго.

Не успеют другие соседи его отодвинуть доски своих дверей, не успеет мясник Шарип повесить на крюк ночью зарезанного барана, не успеет шорник Магомет-дуван разложить свои шитые попоны, - смотришь, а к Девлет-ша уже пришли посетители.

– Аллах да благословит дом твой! Будь здоров, мулла Девлет-ша! - тяжело слазит с лошади купец Рустем-бек из Джизака.

– Аллах да благословит приезд твой и дальнейшую дорогу, - отвечает Девлет.

Устал приезжий, всю ночь ехал, ноги даже затекли; конь тоже повесил голову: стоит, словно его только выкупали. Привяжет купец лошадь к столбу, где-нибудь в сторонке, сам на приступок под навес заберется, сядет, снимет чалму тяжеловесную; пока хозяин бритвы готовит, чаю зеленого глотнет чашечку и кальян покурит...

И начинается работа.

Плавно так, легко ходит бритва по угловатому черепу, плавно текут умные речи с той и другой стороны... Не успеет Девлет с одной головою покончить, глядь – уж еще посетители набираются... кто за делом, а кто и так просто, разговоров послушать, да по другим местам передать все слышанное.

И так до вечера, народ от навеса муллы Девлет-ша, лучшего цирюльника в Самарканде, не расходится.

Как же после этого не знать муллу Девлет-ша, такого человека хорошего, приятного и полезного.

Источник: Журнал «Нива», №7, 1875, с. 99-101