18 Январь 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Секреты Секретариата

14.02.2010 21:37 msk, Улугбек Бабакулов

Кыргызстан Свободная трибуна

На фото: Оксана Малеваная, снимок © «Фергана.Ру» 2006 года. Оксана Малеваная работала телеведущей на бишкекском телеканале «Пирамида», возглавляла телеканал «НТС». С августа 2006 года являлась гендиректором «5 канала». Бывший депутат парламента. В интервью местным СМИ отмечала, что принимала "активное участие в революционных событиях", а сама "революция тюльпанов" "на девяносто девять процентов обязана средствам массовой информации страны". В январе 2009 года назначена руководителем секретариата президента Кыргызстана.

«Фергана.Ру» публикует письмо главного редактора «МК-Кыргызстан» Улугбека Бабакулова.

* * *

«Есть в Кыргызстане структура, название которой можно смело использовать в качестве ответа на детскую загадку «Не лает, не кусает, а в дом не пускает». Я имею в виду всемогущий и вездесущий Секретариат президента Кыргызстана во главе с его «примадонной» Оксаной Малеваной. На вид она, как сказал классик, «знойная женщина, мечта поэта», а по сути - особа, на личном примере пытающая доказать верность постулата вождя мирового пролетариата, гласящего, что любая кухарка может управлять государством. Доказательством этого является тот факт, что вышеназванный Секретариат как бы парадоксально это ни звучало, негласно контролирует деятельность Министерства юстиции Кыргызстана...

Около пяти месяцев назад я решил открыть в Кыргызстане представительство одного из российских изданий, для регистрации которого обратился в Министерство юстиции. Документы я подавал четырежды, и каждый раз получал отказ. Позже я понял, что подавай я документы хоть тысячу раз, ответ будет один и тот же – пущать не велено.

К этому выводу я пришел в связи с тем, потому что все причины отказов были, что называется, притянуты за уши. Можно выразиться и по-другому: за всеми отказами торчат одни и те же уши… хотя, нет, я все-таки джентльмен, поэтому скажу мягче: ушки светлейшей Оксаны Александровны, которая в свое время не по-женски мужественно, с не человеческим энтузиазмом боролась против проклятой акаевщины, за демократию и свободу слова.

В первый раз, мне как мужчине, вежливо отказали по той причине, что я не достаточно пылко признался в своих истинных намерениях, то бишь, по мнению сотрудников Минюста, в Уставе нового СМИ не в полной мере раскрыл программные цели и задачи издания. Если быть более точным, от меня потребовали вписать в Устав немаловажный, на чиновничий взгляд, пунктик: дескать, газета не будет публиковать материалы оппозиционного толка. Программы телепередач, курс валют, прогноз погоды, гороскопы и прочую дребедень – пожалуйста! А власть критиковать – ни-ни!

Господа из Министерства юстиции так и не объяснили мне, из каких глубин своего подсознания они черпают подобные идеи и где они видали Уставы с подобными формулировками. Хорошо. Я расписал Устав, «расширив» его пунктом о том, что издание будет давать предпочтение социальной тематике (я подумал, что это в любом случае связано с непрофессионализмом власть предержащих).

Улугбек Бабакулов
Улугбек Бабакулов - один из наиболее профессиональных журналистов в Центральной Азии, и в Кыргызстане, в частности. Провел ряд журналистских расследований о нарушениях прав пациентов в психиатрических больницах - раскрыл схемы эксплуатации пациентов в трех крупных республиканских лечебницах. Для раскрытия темы работорговли был продан в рабство на табачные плантации Казахстана. Известен своими публикациями о ситуации с применением пыток в силовых органах Кыргызстана и Узбекистана. Работал контрибьютором Британского института по освещению войны и мира, советником по СМИ организации Freedom House, руководил общественным фондом «Голос Свободы» и был главным редактором одноименного правозащитного издания. В настоящее время - главный редактор газеты «Московский Комсомолец – Кыргызстан».
Второй раз закинул я «невод». Через месяц мне сообщили, что «автограф» в документах стоит не тот: дескать, заявление о регистрации СМИ должен был подписать не учредитель издания, а главный редактор нового издания, т.е. я. Хорошо, исправили мы с юристом эту неточность.

В третий раз пошел я на берег чиновничьего моря. Через месяц «спецы» из Минюста заявляют, что в поданных документах не указан адрес редакции газеты. Мои попытки объяснить, что адрес СМИ, указанный в заявлении и есть адрес редакции, не увенчались успехом.

У юриста, занимающегося регистрацией издания, не выдержали нервы: в сердцах она спросила, мол, что это за непонятные придирки, в чем заключается истинная причина всех отказов? Тут-то и появились те самые ушки.

Болот Саипов, курирующий в Министерстве юстиции вопросы регистрации дословно заявил: «знакомая вашего главного редактора из Секретариата президента запретила регистрировать эту газету». Вот тебе и раз! Во-первых, со «знакомой» (да, да, с той самой Оксаной Александровной) я, к счастью, встречался всего лишь раз в жизни: опустив подробности скажу, что дама пыталась склонить меня, как и других редакторов, к тому, что называется «full contact», то есть к взаимовыгодному сотрудничеству на почве восхваления властей. Я предложение проигнорировал, чем, видимо, и вызвал ее неприязнь. Во-вторых, я задался вопросом: с какого, простите, перепуга, Секретариат ведает регистрацией газет? Из собственных источников мне стало известно, что Министерство юстиции шагу ступить не может, не спросив позволения у Секретариата, и что именно последний дает добро на регистрацию того или иного СМИ.

Делать нечего, пришлось обращаться в Секретариат: я не имел ни малейшего желания беседовать с госпожой Малеваной, поэтому «о делах наших грешных» решил «покалякать» с Илимом Карыпбековым, который «от лица» Секретариата работает со СМИ. Тем более, в свое время он руководил Институтом медиа-представителя и вроде бы защищал права журналистов.

Я обрисовал ситуацию Илиму и попросил содействия, к тому же и гражданин Саипов, что называется, впал в детство: это выразилось в том, что он стал играть со мной в прятки, мне и юристу приходилось «ловить» его с разных номеров, так как он не отвечал на звонки, а если и отвечал, то лгал как нашкодивший ребенок. Саипов твердил, что вопрос решается положительно, вот-вот издание будет зарегистрировано и я получу регистрационное свидетельство. А на деле он просто затягивал регистрацию.

Что касается Карыпбекова, то он не придумал ничего лучше, чем устроить мне очную ставку с заместителем министра юстиции Майкозовым. Учитывая, что Саипов не стал бы вести «игру» самостоятельно, я решил, что соответствующее указание он получил от Майкозова, о чем я и сказал Карыпбекову. Тем более что отказ был подписан Майкозовым.

Спектакль в белодомовском кабинете Илима был разыгран по высшему разряду – не хватало только рукоплещущей публики. Хотя лично я воскликнул бы как Станиславский: «Не верю!». Илим заявил, что если сейчас Майкозов подтвердит, что указание о недопустимости регистрации издания он получил от Секретариата, то будет уволен. Тем самым Карыпбеков поставил Майкозова в совершенно идиотское положение: заместитель министра должен был выбить из-под себя кресло своей же ногой. И потом, разве Секретариат ведает кадровыми вопросами в Министерстве юстиции? Карыпбеков лично уволил бы Майкозова или этим занялась бы Оксана Александровна.

Угадайте с одного раза, что ответил Майкозов? Правильно, никаких указаний он ни от кого не получал. Соответственно и мне пришлось объяснять, что я не слышал лично, как Майкозов давал указание Саипову, но, учитывая фразу, произнесенную Саиповым, считаю это мое предположение вполне обоснованным: не может телега катиться впереди осла. Далее Карыпбеков перевел стрелки на исполнителей: дескать, это они, негодные, неграмотно оформляют документы, плохо работают и т.д. Мой вопрос, зачем же держать в штате Минюста такого безграмотного работника как Саипов, повис в воздухе.

Попутно всплыла еще одна «пикантная» подробность. В свое время госпожа Малеваная «осчастливила» своим звонком Павла Николаевича Гусева, главного редактора российского «Московского Комсомольца», которому подчиняются все региональные издания «МК», в т.ч. и наше. Дама жаловалась Гусеву на политику «МК в Кыргызстане» и просила его сменить меня. Но кто такая Малеваная? Это в Кыргызстане она может выкидывать коленца, а для Гусева она так, пыль на лацкане пиджака: смахнул, и нет ее. Естественно, Павел Николаевич ей отказал. Карыпбеков утверждает, что знал о звонке и, тем не менее, упрямо настаивает на том, что Секретариат не имеет отношения к проблеме с регистрацией газеты. Странная, однако, у него логика…

В четвертый раз мне отказали в регистрации буквально на днях. Причем ситуация кардинально не изменилась. Саипов традиционно соврал, что документы вот-вот – буквально завтра! – будут готовы, а потом тупо перестал отвечать на звонки. Когда мне удалось поймать его, он огорошил меня заявлением, что в регистрации издания в очередной раз отказано потому, что в заявлении стоит подпись моя, а не учредителя. Когда я напомнил ему о причине второго отказа (см. выше), выяснилось, что он, по всей видимости, страдает склерозом и не помнит, что первоначальное требование было прямо противоположным. Спутанность его сознания проявилась и в том, что моему юристу он назвал другую причину (врать, так напропалую): дескать русский и киргизский варианты документов не совпадают, хотя перевод делали профессионалы.

Боюсь даже предположить, что мне скажут в пятый, или в девятый, или в двадцать девятый раз. То документы сданы во вторник, а надо было сдавать в понедельник, то запятых в документе двенадцать, а надо четырнадцать с половиной. А то вообще погода сегодня плохая, у нас депрессия, и мы не расположены регистрировать вашу газету. Чтобы Саипов не напрягал свои и без того уставшие мозги я готов подкинуть ему еще с десяток причин.

Я, конечно, мог бы обратиться в суд. Но в нашей стране судиться с высокопоставленными чиновниками и ведомствами, все равно, что справлять малую нужду против ветра. Что касается госпожи Малеваной, по слухам мечтающей занять место посла Кыргызстана в России, то смею ее заверить, что в этой ли газете, в другой ли, я всегда буду придерживаться принципа того же Павла Гусева: «Хороший журналист всегда должен драть власть. Если власть драть не за что, это не значит что власть хорошая, это значит, что журналист плохой».

И последнее: действия госпожи Малеваной никак не подпадают под те идеалы, за которые она, как пламенная революционерка, когда-то боролась. Как и ее работодатель».

Улугбек Бабакулов, главный редактор газеты «МК в Кыргызстане»

P.S. Возможно, вышеприведенная история стала одним из звеньев целой цепи событий: избиение в Бишкеке российского журналиста Евграфова и политолога Князева, убийство в Алматы кыргызстанского журналиста Геннадия Павлюка, регулярная рассылка анонимных писем с угрозами тем, кто так или иначе сотрудничает с Россией, и на которые кыргызские спецслужбы, грубо выражаясь, «забили».

В свете изрядно испортившихся отношений между Кремлем и официальным Бишкеком эти события можно трактовать не иначе как своего рода месть киргизского руководства за то, что российские власти решили, так сказать, повременить с выдачей киргизским властям кредита в 1,7 млрд. долларов, поскольку последние еще не в состоянии отчитаться по ранее выданному гранту. Ведь им вообще свойственен принцип: не ваше дело, куда мы дели ваши деньги.