18 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Центр Ташкента слегка ожил: завершен десятилетний долгострой

28.09.2010 13:35 msk, О.Байрамов

Узбекистан Чужие города

В Ташкенте на днях состоялось долгожданное открытие торгового комплекса «Пойтахт савдо маркази» («Столичный торговый центр»), здание которого неспешно строилось еще с конца 1990-х годов. Он расположен между «Бродвеем» и улицей Матбуотчилар (бывшей Ленинградской), напротив газетно-журнального корпуса «Шарк», приблизительно там, где более десяти лет назад стоял театр Горького.

Строительство нового трехэтажного храма торговли, растянувшегося на целый квартал, с самого начала двигалось с огромным скрипом, какими-то странными рывками: то замирало, то вновь возобновлялось, но уже совершенно другой строительно-инвестиционной компанией. Известно, что еще в 2002 году создавались узбекско-британское СП Kinnerton consultans и финансово-консультационная компания «Тошкент-Инвест», перед которыми уже тогда ставилась задача реанимировать замороженный проект, определить заказчика работ, и попытаться сдвинуть дело с мертвой точки. Но что-то пошло не так, и строительство опять не было доведено до конца. То же потом происходило и с другими инвесторами – они то развивали бурную деятельность, то вдруг сворачивали все строительные работы и исчезали неведомо куда. И вот этот долгострой, наконец, завершен. Вернее, почти завершен – третий этаж еще не совсем готов, да и первые два функционируют не полностью. Видны модерновые стеклянные лифты, но они тоже пока не работают.


Столичный торговый центр. Фото ИА «Фергана.Ру»

Помимо официального названия, торговый комплекс обладает еще одним – Turkuaz, указывающим на то, кто является его непосредственным владельцем. В Ташкенте уже есть один крупный магазин Turkuaz – четырехэтажное здание бывшего ГУМа, которому его нынешний собственник без ложной скромности присвоил громкий титул гипермаркета. В Интернете на соответствующий запрос выдается информация, что компания Turkuaz создана в 1992 году в Стамбуле, а основная ее сфера деятельности - торговые операции в странах Центральной Азии. О подоплеке работы узбекского отделения компании можно лишь догадываться, в частности, о том, пришлось ли ему для преодоления неизбежных административно-бюрократических трудностей включать в свой состав кого-либо из влиятельных представителей узбекского истеблишмента, как это обычно и происходит в Узбекистане. Впрочем, это уже несколько иная история.


Turkuaz. Фото ИА «Фергана.Ру»

Итак, что же получили ташкентцы в результате всего этого многолетнего строительства? Главным образом само здание, где в будущем может разместиться вполне приличный магазин. К сожалению, именно в будущем, через энное количество лет. Пока же товарный ассортимент нового магазина сильно разочаровывает, особенно его продуктовый отдел, практически полностью повторяющий аналогичный отдел соседнего «Mir Store» (еще один турецкий магазин).

В хорошем смысле можно выделить неплохой мясной отдел, рыбный (в наличии 3-4 сорта свежей или свежезамороженной рыбы), фруктово-овощной (есть даже кокосы) и кулинарный (традиционные турецкие сладости и пышные торты). В остальном – удручающая скудость. Залежи узбекской колбасы, которую не только не стоит есть самим, но и кормить ею своих домашних любимцев, молочный отдел (3-4 вида йогурта, из тех, что надлежит кушать ложечкой, а также маленькая бутылочка Danon; кефира нет, сметаны тоже). Есть сыры, как и везде в Узбекистане чрезвычайно дорогие, но почти не имеющие характерного «сырного» вкуса и больше похожие на тянущуюся резину. Есть винно-водочный отдел с продукцией местных алкогольных королей и даже одним видом иностранной – коньяком Hennessy по цене в 55 долларов за бутылку. (Зарубежный алкоголь с конца 1990-х в Узбекистан не допускается, дабы ташкентско-самаркандские воротилы могли беспрепятственно сбывать свое пойло; все это время и богатые, и бедные граждане страны вынуждены были приобретать только «отечественную» отраву. В последние три года в некоторых магазинах стал появляться и импортный алкоголь из набора стандартной лавочки duty free – примерно по двойным и тройным ценам).


Столичный торговый центр. Фото ИА «Фергана.Ру»

В целом ассортимент «Столичного торгового центра» соответствует среднему уровню второй половины 1990-х годов, указывая на то, что даже нашедшим дорогу к сердцам узбекских руководителей предприимчивым туркам не удалось преодолеть многочисленные барьеры в деле поставки в республику нормальных продуктов и в необходимой мере снабдить ими свой магазин. (О том, почему это происходит, читайте здесь).

Зато с архитектурно-градостроительной точки зрения открытие торгового комплекса стало настоящим событием. Во-первых, на этом завершилось перманентное строительство в этой части центра столицы. Во-вторых, новый магазин имеет три выхода, ведущие сразу на три улицы – Сайилгох («Бродвей»), Матбуотчилар и Ататюрка (бывшая Кирова), фактически соединяя их. Еще одним следствием стало расширение закопанной было дороги. Дело в том, что в начале года проезжую дорогу, ведущую от супермаркета «Mir Store» до Сквера (собственно улицу Матбуотчилар), как и большинство дорог, выходящих к так называемой «президентской трассе», неожиданно засыпали землей и засадили елочками, оставив только узкую полоску для проезда машин к корпусу юридического института.

Идиотизм этой затеи был очевиден, но отменить указания главы государства, естественно, никто не мог: дорога выходит к недавно воздвигнутому Дворцу форумов и теоретически по ней могли бы прорваться террористы и покуситься на жизнь горячо любимого руководителя страны. Так вот, в связи с открытием магазина три метра дорожного полотна к асфальтовой полоске все же добавили: стало очевидно, что места для парковки подъезжающих автомобилей практически нет. Поэтому во избежание затора безопасностью президента пришлось частично пожертвовать: снять часть газона и выковырять из земли уже растущие елки. Впрочем, выезд на автомобильное кольцо вокруг Сквера по-прежнему закрыт, зарыт и засажен хвойными деревцами. (Спите спокойно, дорогой г-н Президент).


Столичный торговый центр. Фото ИА «Фергана.Ру»

Другой выход из нового магазина выводит к торгово-ресторанному комплексу «Зарафшан», существующему на этом месте с 1974 года. Несколько месяцев назад его перестроили в помпезно-эклектическом стиле, который в начале XX века обозвали бы «купеческим»: с обилием гипсовой лепнины и позолоты, очевидно, символизирующей высочайшую степень шика, а также десятками декоративных фонарей a la Europe. Следует признать, что в целом получилось довольно прилично.


Торгово-ресторанный комплекс «Зарафшан». Фото ИА «Фергана.Ру»

Возле «Зарафшана», в отходящем от «Бродвея» небольшом тупиковом отростке до сих пор ютятся несколько десятков живописцев и торговцев сувенирами. Покупателей, судя по всему, у них немного. После того как в 2002 году в стране позакрывали все бильярдные (а в районе «Бродвея» располагалось немало бильярдных столов), после того как в 2004 году художников и негоциантов изгнали с проходной части улицы в безлюдную боковую аллею – подальше от министерства юстиции, а в конце 2006 года снесли все кафе и аттракционы, оживленная прогулочно-пешеходная улица, центр народных гуляний, зачахла, превратившись в безжизненное пространство с единственной внятной функцией: открывать вид на новый символ государства - конную статую средневекового завоевателя, стоящую посреди позже вырубленного Сквера.


«Бродвей». Фото ИА «Фергана.Ру»

Запустение «Бродвея» особенно непривычно потому, что эта улица являлась средоточием общественной и торговой жизни не только советского, но еще дореволюционного Ташкента, когда она соединяла две главные городские площади – Константиновскую (впоследствии Константиновский сквер, затем Кауфманский, затем сквер Революции, ныне - сквер эмира Тимура) и Соборную (впоследствии Красную, затем имени Ленина, сейчас – площадь Независимости), сама же именовалась Саларским переулком (впоследствии Кауфманским проспектом, затем Соборной улицей, затем Карла Маркса). И все это время она была запружена толпами народа. В начале 1990-х ее переименовали в улицу Сайилгох, что переводится на русский язык как «место, где проводятся народные гуляния, празднования». Но в последние четыре года никаких народных гуляний и празднований там уже не проводится. Музыканты, певцы караоке, шумные зазывалы, а также толпы прохаживающихся и развлекающихся горожан бесследно исчезли с этой улицы, заключенной между серым зданием СНБ и Минюстом, демонстрируя полное торжество государственно-бюрократического аппарата над уличной анархией, либерализмом и здравым смыслом.


«Бродвейный» дух почти затух. Фото ИА «Фергана.Ру»

Новый торговый комплекс слегка оживил обезлюдевшую улицу. Территорию возле него образцово благоустроили – разбили фонтаны, цветники, поставили деревянные скамейки в советском стиле – с изящно изогнутыми спинками, каких в Ташкенте не делали уже много лет (скамейки и урны почему-то вообще являются для него редкостью). Возле входа в магазин соорудили стеклянную пирамидку – прозрачный намек на Лувр. Правда, из культурных аттракционов кроме скамеек и фонтанов тут больше ничего нет, а развлекаться за счет последних строго запрещено, о чем уведомляют грозные надписи.


Столичный торговый центр. Фото ИА «Фергана.Ру»

Несмотря на замечательное оформление зеленой зоны, складывается стойкое ощущение, что создавалась она не для горожан, а исключительно для показухи, вместе с торговым центром образуя нечто вроде павильона на ВДНХ. Весь этот комплекс, по сути, - имитация, экспонат. Все хорошо, красиво, но ничего, кроме внешнего облика нет. Поставки разрешены лишь своим, обналичивание валюты тоже, в итоге центральный магазин двухмиллионной столицы Узбекистана напоминает телефон старика Хоттабыча: прекрасный, из мрамора, но не работает.

Конечно, «Столичный торговый центр» привлечет какое-то количество людей в практически вымерший центр Ташкента, откуда по приказу не слишком адекватного главы государства в последние годы вытурили почти все кафе, закусочные и общественные заведения и не разрешают свободно вести там торговлю и развлекательный бизнес. Уцелевшие оазисы центра столицы можно перечислить по пальцам: это небольшой пятачок возле ЦУМа и книжные ряды позади него, район супермаркета «Mir Store» и ресторана Зарафшан, да еще кафе «Уголок», где вечно похрустывают куриными костями толстощекие добропорядочные семьянины: вылазка с детьми на цыплят табака. Теперь к этим трем островкам общественной жизни добавился еще один.

Олег Байрамов