26 Май 2019



Новости Центральной Азии

Казахстан: Беженец-протестант арестован и может быть экстрадирован в Узбекистан

12.09.2012 21:27 msk, Андрей Гришин

Казахстан Религия

5 сентября в Алма-Ате (Казахстан) полицейские задержали 32-летнего узбекского беженца Максета Джаббарбергенова, и 7 сентября Бостандыский районный суд выдал санкцию на его арест до сорока дней, пока Генеральная прокуратура не решит, следует его передавать узбекской стороне или нет.

Для Казахстана арест и экстрадиция узбекских беженцев далеко не единичный случай. Однако существенное отличие нынешнего инцидента от всех предыдущих в том, что М.Джаббарбергенова, на которого в Узбекистане выдали ордер на арест, был объявлен в межгосударственный розыск, по сути, за свою приверженность христианству.

Христианин-пятидесятник (направление протестантизма) Максет Джаббарбергенов возглавил общину в своем родном городе Нукусе, столице автономной республики Каракалпакии, несмотря на то, что в этой части страны запрещена любая протестантская деятельность. В 2007 году в ходе антитеррористического рейда милиция ворвалась в его дом, после чего Максета обвинили в организации «незаконного» религиозного собрания и конфисковали религиозную литературу. Правда, в отделении милиции проявили гуманизм и его отпустили домой, где Максета ждали беременная жена Айгуль и трое детей.

Сразу же после того Максет выехал в Ташкент и смог перейти границу с Казахстаном. Годом позже к нему присоединилась супруга с четырьмя детьми. В 2009 году семья получила статус беженцев, выданный офисом УВКБ ООН. В 2012 году, поскольку в Казахстане изменилось законодательство и с тех пор государство решает, предоставлять статус беженца или нет, М.Джаббарбергенов обратился с просьбой предоставить убежище в госорганы. И получил отказ, как и все остальные немногие беженцы из стран-членов ШОС.


Максет Джаббарбергенов

- Все эти годы они вполне спокойно жили. Даже могли выехать в третью страну, но отказались сами, посчитав, что здесь им лучше, - объясняет Денис Дживага, юрист Казахстанского международного бюро по правам человека, координатор проекта УВКБ/NED «Правовая помощь беженцам», который сейчас занимается делом узбекского пятидесятника.

Арест Джаббарбергенова стал для всех полной неожиданностью. Как оказалось, узбекские власти о нем не забыли, объявив в межгосударственный розыск. Причем в ордере на розыск сказано: «Если местонахождение Джаббарбергенова будет установлено, прошу задержать его и сообщить нам. Мы немедленно вышлем конвой».

Не исключено, что в связи с недавним визитом президента Узбекистана Ислама Каримова в Казахстан силовики решили срочно продемонстрировать свою приверженность договоренностям с братской «по духу» республикой о взаимовыдаче беглецов, несмотря на их политический статус и мотивы бегства.

В результате стражи порядка действовали в режиме аврала. И хотя многодетная семья верующих не доставляла казахстанским властям никаких проблем, полицейским срочно понадобилось «взять» пастора, для чего они даже двумя неделями ранее арестовали сестру Айгуль, поместив ее в приемник-распределитель для лиц без определенного места жительства. В ее мобильном телефоне обнаружился номер Айгуль, так что выйти на семью беженцев не составило никакого труда. Уже после ареста Максета полицейские отпустили сестру Айгуль.

Перед тем, как оказаться под арестом, Максет Джаббарбергенов позвонил в Бюро по правам человека. Он сообщил, что вызывают в полицию, но якобы не по его вопросу, а по поводу задержания родственницы жены, просто попросили написать объяснительную.

Вечером в эту же организацию позвонили из УВКБ ООН и проинформировали о задержании Максета.

Через два дня к правозащитникам обратилась его супруга Айгуль. С ее слов, Максета обвиняют в религиозном экстремизме.

В настоящее время Максет Джаббарбергенов находится в следственном изоляторе Алма-Аты в ожидании решения Генеральной прокуратуры.


Максет Джаббарбергенов с сыном

Казахстанское международное бюро по правам человека предоставило ему адвоката Юрия Стуканова, по жалобе которого впервые было вынесено решение Комитета ООН по правам человека в отношении Казахстана, после того как власти выдали Китаю уйгурского беженца Исраэла Аршитдина.

Если дело дойдет до экстрадиции, то правозащитники намерены сразу же подключить механизмы ООН.

Надо сказать, что Казахстан в связи с его практикой выдачи политических и религиозных беженцев имеет довольно скверную репутацию в соответствующих органах Организации Объединенных Наций. Последний случай с выдачей двадцати девяти узбекских беженцев, несмотря на волну протестов и требования ООН приостановить экстрадицию, явно продемонстрировал, что официальная Астана не намерена сильно обращать внимание на свои международные обязательства.

Вместе с тем на самом деле существует вероятность, что все может «по-тихому» благополучно закончиться, как только спадет ажиотаж, связанный с визитом Ислама Каримова, а отношения между двумя странами войдут в свою обычную проблемную колею.

Тем более есть подобные прецеденты. В конце июля этого года разрешилась история другого гражданина Узбекистана Собира Носырова, который провел в следственном изоляторе Уральска (городе на Западе Казахстана) ровно год.


Максет Джаббарбергенов с семьей

Сам С.Носыров вместе с семьей в 2005 году выехал в Россию, где, пройдя все спецпроверки ФСБ, спокойно проживал и работал. Разве что время от времени, когда заканчивался срок его российской регистрации, ему приходилось выезжать в Казахстан, в ближайший для него город Уральск. Однако в июле 2011 года Собир Носыров был задержан на казахстанской границе: якобы на него имелся экстрадиционный запрос из Узбекистана по обвинению в участии в андижанских событиях. Хотя, как выяснилось во время суда, в розыск он был объявлен еще в 2003 года, задолго до «Андижана», и до въезда в Россию два «розыскных» года проживал в Узбекистане.

Вполне вероятно, что его спокойно бы выдали Узбекистану, если бы о его деле не узнали правозащитники и не направили срочное сообщение в Комитет ООН против пыток, т.к. первое время С.Носыров содержался в одиночном заключении, полностью оторванный от внешнего мира, родственников и адвокатов, что согласно международным стандартам квалифицируется как пытка – «инкоммуникадо». Комитет ООН отреагировал достаточно оперативно (снова сказалась история с экстрадированными узбекскими беженцами) и направил запрос Генеральной прокуратуре Казахстана, чтобы та предоставила свои доводы.

Оказалось, что прокуратуре оправдать действия силовиков и свое бездействие нечем, а представленные ООН доводы не выдерживают никакой критики. Для государства дело снова запахло «жареным» и внезапно, спустя год заключения, Собира Носырова освободили 24 июля 2012 года. Без каких-то объяснений и извинений его довезли в сопровождении адвоката и правозащитников до российской границы…

В связи с этой историей Денис Дживага выражает осторожный оптимизм касательно арестованного узбекского пастора:

- В силу того, что была признана незаконной выдача 29-ти узбекских беженцев, есть вероятность, что власти не захотят получить еще одну головную боль. Сейчас, кажется, наоборот правоохранительные органы не заинтересованы в новых обвинениях в незаконной выдаче. Единственно, сколько это дело протянется – оно может и год протянуться. Будем надеяться, что его дело тоже решится положительно.

Андрей Гришин

Международное информационное агентство «Фергана»