10 Август 2020



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Народный сход сильнее закона

06.12.2012 16:35 msk, Екатерина Иващенко

Экономика Кыргызстан Россия Права человека Общество

Агрессивная толпа в Кыргызстане снова оказалась сильнее власти и закона. В одном из сел Баткенской области глава Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам приостановил действие лицензии на разведку золоторудного месторождения «Апрельское». Сделано это было без проведения экспертизы, без адекватных обоснований, а прямо во время сельского схода, под давлением группы людей, которые казались настолько неуправляемыми, что иного выхода не было. Немаловажно, что исследованием месторождения уже восемь лет занималась российская компания, а проблемы начались, как только стали известны примерные запасы золота на месторождении. Подробнее о произошедшем конфликте и реакции на него властей страны, – в репортаже «Ферганы».

* * *

Исследованием месторождения «Апрельское», которое находится рядом с селом Катран (Ляйлекский район Баткенской области Кыргызстана), занималась российская компания «A.Z.International». Исследовательские работы на месторождении ведутся с 2004 года. Буровые работы на руднике проводил киргизский подрядчик ОАО «Алаурум», пока местные жители не подожгли вагончики и не разграбили участок. Историю произошедшего рассказал «Фергане» председатель правления «Алаурум» Владимир Смирнов:

«ОАО «Алаурум» выполняет геологоразведочные работы и является подрядчиком российской компании «A.Z.International», которая владеет лицензией на проведение разведывательных работ на «Апрельском». 23 октября текущего года мы получили задание пробурить скважины, чтобы достать руду и получить сведения о ее качестве. Мы с заказчиком работаем на «Апрельском» с 2004 года, время от времени выполняя их задания.

В 2010 году мы не работали из-за политической ситуации в стране. На стыке 2010-2011 годов заказчик подсчитал примерные запасы золота на месторождении и поставил их на госбаланс, после чего у нас начались проблемы с лицензией и прочими вопросами, касающимися «Апрельского».

Постепенно все вопросы были урегулированы, и 23 октября мы начали работу. 19 ноября на месторождение, где работало всего 15 человек, явилась агрессивно настроенная толпа - около 150 человек - вместе с акимом (главой) района и начальником местной милиции. С криками «мы не дадим травить воду, грабить наши недра», «у вас тут уран и мы все умрем» они начали угрожать работающим на месторождении людям. Выкрикивая эти лозунги и не обращая внимания на акима, который пытался их успокоить, толпа отобрала у работающих людей все продукты питания, посуду и даже личные вещи, а кто-то отогнал куда-то бульдозеры и тракторы. Наши люди испугались, и в итоге 19 ноября в лагере осталось всего два человека: горный мастер и водитель. Они позвонили нам, рассказали о произошедшем и попросили привести еды. 20 ноября к ним приехала машина с сотрудниками охранного агентства, которые привезли еду и увидели последствия мародерства, которое прошло под лозунгом «не дадим грабить родную землю».

21 числа мой заместитель поехал в отделение милиции Ляйлекского района, куда мы подали два заявления. А когда вернулся на месторождение, его уже поджидало около 30 человек, которые пообещали жестокую расправу, если мы еще хоть что-то будем делать на месторождении. В результате в ночь на 21 с месторождения выехали все люди, участок с оборудованием остался без надзора, так как там побоялись остаться даже охранники.

22 ноября в селе Катран состоялось собрание местных жителей, итогом которого стало то, что они снова пошли на месторождение. Несмотря на попытки милиции их остановить, они проникли на участок сожгли один вагон, где жили люди, а еще два свалили в пропасть. Это нам стало известно со слов милиции. Нападавшие также вскрыли склады с горным оборудованием, а ведь там были специальные инструменты с алмазами (как правильно написать, ну там алмазные вставки, ну чтобы бурить) для бурения. В ответ на наше негодование местные власти нам прямо сказали, что никакого шума поднимать не будут до 25 ноября, то есть выборов в местные кенеши из-за политических соображений.

26 числа я встречался с представителями районных властей и руководством области, которые пообещали, что накажут виновных. 1 декабря состоялась встреча с населением района с участием губернатора области, который уверял жителей, что все работы мы ведем по закону. Туда даже приехал глава Госагентства по геологии Ишимбай Чунуев, который также объяснял жителям, что у нас есть лицензия на проведение работ, что вреда от нашей работы нет, и что мы не добываем, а лишь разведываем запасы. Чунуева освистали.

Из интервью местного активиста Сапаралы Борубаева радио «Азаттык»:

«Наше основное требование - чтобы не нарушались экологические нормы. Иностранная компания должна покинуть наше село, а милиция обязана прекратить гонения на нашу молодежь. Мы несколько раз обращались с нашими требованиями к ним. Никто на них не реагировал, потому мы были вынуждены пойти на такие шаги. Акимы, представили властей, вместо того, чтобы поговорить с народом, организовывают провокации».
На этом сходе появился и основной вдохновитель толпы, человек по имени Сапаралы, который забрал микрофон у губернатора - и дальше собрание шло так, как хотел он. Сапаралы зачитал какое-то воззвание на шести листах, потом начали выступать сельчане. Слово дали и представителю заказчика, который напомнил, что все эти годы никаких проблем не было, что они, наоборот, помогали жителям, строили посты и оказывали помощь школам и ветеранам, но толпа освистала и его. Потом люди вытащили на сцену инвалида, который сказал, что стал таким из-за плохой воды. Здесь люди словно с цепи сорвались, налетели на представителя заказчика и попытались затащить его в середину агрессивной толпы. К счастью, милиция успела выдернуть его, а потом в целях безопасности милиционеры окружили кордоном и нас. После этого Чунуев сказал, что с сегодняшнего дня лицензия на исследование месторождения приостановлена.

Вот и получилось, что толпа победила. Окруженные милицейским кольцом, мы добрались до машин и уехали. Уезжая, мы заметили, что в нескольких местах дорога уже была перекрыта, и неизвестно, чем бы все кончилось для нас, не скажи Чунуев о прекращении работ.

Областное начальство потом еще и обвинило заказчиков, что они плохо работают с местным населением, хотя до сих пор подобных конфликтов не возникало. В свою очередь, я поинтересовался у руководства области, кто мне компенсирует разграбленное на участке имущество на полмиллиона долларов и выплатит стоимость уже проведенных работ. Однако ответа не получил».

В ответ на вопрос, кому выгодно было довести ситуацию до такого накала, Владимир Смирнов сказал: «Версий много, основная - что есть силы, которые решили отобрать месторождение. Вторая версия - это была попытка подпортить отношения или напакостить российским инвесторам в преддверии киргизско-российского саммита. Третья - это может быть связано с выборами в местные кенеши. Но возможно, что тут соединились все три причины. Есть и еще одна версия: в толпе недовольных я видел человек десять бородатых и в характерной одежде, это были исламисты. Возможно, и они хотят осложнить обстановку».

Что касается заявлений пострадавших, одно из которых касалось нападения на участок 19 ноября, а второе - сожжения имущества, то Смирнову лишь сообщили, что по обоим фактам возбуждены уголовные дела. «Единственное, что сейчас реально делается в отношении нашей компании и заказчика, что нас начали проверять всевозможные инстанции, - продолжил Смирнов. - И не только по этому объекту, но и по другим тоже».


Протестующие в селе Катран. Фото «Азаттык»

«Я не понимаю, что происходит. Но я точно знаю одно: если этот инцидент не получит справедливого решения, не будут наказаны виновные, мне (и не только мне, а всем, кто занимается подобными работами) можно ожидать нападения на месторождения. Это начало конца геологической разведки в Кыргызстане. Тем более, что молва в народе быстро распространяется: мол, мы так сделали и нам ничего не было, почему бы не повторить?!», - считает Смирнов.

Ситуация с «Апрельским», по мнению Владимира Смирнова, дает ясно понять, что власть показала свою полную беспомощность, что основная масса народа не понимает, что такое законопослушание. «Мне постоянно звонят друзья со всего мира и говорят: «Чего ты сидишь в этой стране? Там нечего делать». Самое обидное, что я гражданин Кыргызстана, уже в течение 40 лет занимаюсь здесь геологоразведкой, но после этого происшествия меня посетила мысль, что я сорок лет потратил на то, что совершенно не нужно этим людям. Это больно».

«Чтобы они убили инвесторов?..»

Чтобы прояснить ситуацию, «Фергана» также связалась с директором Госагентства по геологии и минеральным ресурсам при правительстве Кыргызстана Ишимбаем Чунуевым.

«Фергана»: Почему вы приостановили действие лицензии на разведку «Апрельского»?

Ишимбай Чунуев: 19 ноября там произошло небольшое нападение на лагерь, потом группа людей закрыла дорогу и потребовала, чтобы госорганы приехали и разобрались с ситуацией, что там загрязняется вода, не решаются экологические вопросы, а инвестор не выполняет условия соглашения. 1 декабря я туда выехал. Там был организован сход жителей, и ситуация стала неуправляемой: женщины плакали, мужчины кричали, угрожали инвесторам. Чтобы снять напряжение, я приостановил действие лицензии. И всего лишь. Тем более что зима и они, по-моему, работать не собирались. Сейчас создана госкомиссия, на месторождении начали работать экологи и врачи. После этого на специальной комиссии мы примем решение о дальнейшей судьбе месторождения.

- Получается, что вы пошли на поводу у толпы?

- А что, мне надо было ничего не делать? Чтобы они убили инвесторов? Вы были там? Вы знаете, что там было? Повторяю: своими словами я разрядил обстановку. Если бы я не сказал этого, то не знаю, что было бы: толпа стала неуправляема. Все потом сказали, что я принял верное решение. Агрессивная толпа из 300 человек - это страшно.

Теперь мы намерены посадить за стол переговоров на нейтральной территории, в Бишкеке, инвесторов и местное население и объяснять, что могут потерять жители, и так далее. Также будем ожидать итогов работы экологической комиссии и Минздрава.

- Когда это произойдет?

- Не знаю, будем ждать заключения комиссии.

- Работы на месторождении ведутся уже 8 лет, почему жители начали выказывать недовольство только сейчас? Может быть, за всем этим стоят третьи силы?

- Все может быть, но я об этом ничего не могу сказать. Просто инвестор должен был отслеживать ситуацию и работать с местным населением.

- Что вы имеете в виду под «плохой работой с местным населением»?

- Перед тем как начинать работу, надо было переговорить с главой села. Спросить разрешения на возобновление работ, всего лишь.

- Но если инвестор уже получил разрешение от властей, почему он должен спрашивать разрешения еще и у местного населения?

- Всегда надо, тем более в такой обстановке. Они уже 7-8 лет работают вместе. Точнее, когда они что-то начали бурить 19 ноября, им нужно поставить в известность сельскую управу.

- Что именно не устроило жителей в работах подрядчика 19-го числа?

- Этого я не знаю, комиссия разбирается…

* * *

«Фергана» будет продолжать внимательно следить за этим делом, которое станет очередной проверкой дееспособности власти и закона в Кыргызстане. Если по требованию толпы останавливают работы на месторождениях и начинают проводить проверки тех компаний, которым не только уже выдали лицензии, но которые уже не первый год работают в стране, - значит, в стране совсем плохо с законностью и порядком.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»