23 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Шамарал Майчиев: «Для вас, может, и слухи. А для киргизов - источник информации»

Киргизоязычные СМИ публикуют непроверенные слухи и сплетни, которые воспринимаются населением как источник информации. Как это воспринимается государственными чиновниками, почему журналисты поощряют подобные публикации и при чем тут свобода прессы, корреспондент «Ферганы» Екатерина Иващенко выясняла у председателя кыргызстанской Комиссии по рассмотрению жалоб на СМИ Шамарала Майчиева. Оказалось, кстати, что на сплетни в СМИ сегодня никто особо и не жалуется. Если раньше чиновники бежали в суды, то теперь все публикуемое вранье либо воспринимается как пиар, либо тут же опровергается в социальных сетях. Майчиев полагает, что газеты, которые любят использовать подобные приемы для привлечения читателей, скоро уйдут с рынка.

«Фергана»: Как вы оцениваете состояние отечественной прессы, что меняется со сменой президентов?

Ш.Майчиев: Я начну с того, что свобода слова в Кыргызстане была при Акаева, при Бакиеве и есть сейчас. Есть определенные параметры при оценке свободы слова. Первое – это доступ к журналистской профессии. У нас практически любой может быть журналистом, а, например, в Японии это гораздо сложнее, там в начале надо поработать в регионе, потом на других невысоких позициях и так далее. Второе - возможность свободного открытия нового СМИ. Да, у нас были времена, когда с регистрацией тянули, но сейчас, по большому счету, это не проблема. Третье, официально цензуры у нас нет, но, например, при Акаеве, при Бакиеве была система исков, когда против той или иной газеты (которая, естественно, писала критические материалы) выдвигали фантастические иски, и издание было вынуждено закрыться. Но в целом, по вышеперечисленным критериям свобода слова у нас есть.

Шамарал Майчиев
Шамарал Майчиев - председатель Совета по отбору судей, генеральный директор Национальной юридической корпорации, председатель Международного Третейского суда при Торгово-промышленной палате Кыргызстана, председатель правления Ассоциации юристов Кыргызстана, член Наблюдательного Совета Общественной телерадиовещательной Корпорации КР, председатель комиссии по рассмотрению жалоб на СМИ, член Наблюдательного Совета Общественного Фонда «LEGAL AID».
В целом со сменой власти меняется и журналистика. Так, после 7 апреля 2010 года в ОТРК был создан наблюдательный совет, была обсуждена и утверждена редакционная политика, появился медиаомбудсмен (редакционный советник). Он работает для читателей. Если кому-то не понравится та или иная информация, то он может во внесудебном порядке урегулировать ситуацию.

Но в большинстве СМИ проблемы остались. Во-первых, чтобы информационные потоки были правдивы и достоверны, должна быть прописана редакционная политика, между учредителем и редакцией должно быть утверждено соглашение о том, что учредитель не будет вмешиваться в дела редакции. В наших СМИ однобокая информация, потому что у нас учредитель буквально каждого СМИ думает, что его СМИ – это инструмент для достижения личных целей, будь то бизнес или политика. Чтобы этого не было, учредитель должен создавать свободное СМИ, вкладывая в него финансы и свои интеллектуальные знания, но при этом не вмешиваясь в его информационную политику. Примерами тому могут быть радио «Азаттык», ВВС или то же ОТРК.

У журналистов должен быть сильный профсоюз, который должен защищать трудовые и социальные права журналистов. Только тогда наши журналисты смогут сказать, что они независимы.

- Думаю, в условиях Кыргызстана это нереально. Приведенные вами примеры - западные СМИ. У нас часть СМИ принадлежит политикам, которые никогда не откажутся от влияния на собственные газеты. Эти газеты им и нужны для того, чтобы в них писали, что они не виноваты, незаконно сидят в СИЗО и так далее…

- Однобокие газеты есть и на Западе, и их называют «желтой прессой», но там их поменьше. Поэтому наша задача состоит в том, чтобы объяснять, что такое качественная информация.

Да, мы ходим по редакциям киргизоязычных СМИ. Например, мы были в редакции газеты «Фабула». Однажды они там опубликовали большую фотографию Динары Ошурахуновой (известная кыргызстанская правозащитница - ред.) с заголовком: «Будь националистом или патриотом, но не воруй». И было непонятно, это она сказала, это о ней сказали или вообще о ком-то другом, в статье тоже об этом не было ничего сказано. Когда мы туда пришли, главреда не было, и мы поговорили с журналистом, который там давно работал. Он нас выслушал, согласился и сказал, что устранит ошибку. Спустя некоторое время они дали опровержение, что было допущено нарушение этических норм.

В Кыргызстане зарегистрировано более 800 СМИ, большинство киргизоязычных. Однако из-за проблем с финансированием деятельность многих СМИ приостановлена. Сегодня на рынке есть около 15 газет на киргизском языке, которые влияют на формирование общественного мнения. В этих газетах довольно часто публикуются предположения, слухи и сплетни.

Типичный пример слухов («ушактар»), опубликованных на Gezitter.org (сайт, на котором публикуют переводы киргизоязычных статей): «Появились интересные слухи о руководителе партии «Республика» Омурбеке Бабанове. В бытность Бабанова премьер-министром он «доил налоги» по 1,5-3 млн. «долларбаев» ежемесячно с каждого золотого месторождения. Говорят, из этих «налогов» 150 тысяч уходили на дела «Республики». Если вспомнить поговорку «если народ говорит, то он не врет», понимаешь, вышесказанные слухи ходят не просто так. К тому же, не стоит удивляться, если завтра платившие «налоги» компании напишут жалобы на Бабанова…»

Мониторинг кыргызскоязычных печатных СМИ за 2011-2012 года можно посмотреть здесь
Мы объясняем в редакциях, что тираж издания зависит от читателя, читатель будет покупать и верить качественной информации. А слухи никогда не будут востребованы. Мы ходили и по другим редакциям, нам говорили следующее: вы нас обвиняете, что мы пользуемся слухами, но при Акаеве мы писали слухи, и они подтвердились, при Бакиеве писали - и они тоже подтвердились. По их мнению, в стране, где слухи правдивее, чем правда, это допустимо.

После ошских событий мы взяли несколько статей и провели экспертизу, которая показала, что информация была однобокая: либо прокиргизская, либо проузбекская. Журналисты оправдывали это тем, что в то время они не могли брать информацию с двух сторон: кто-то был на киргизоязычной части территории, кто-то - наоборот. Однако, например, Аль-Джазира направила сюда трех корреспондентов: один работал в узбекской части, другой – в киргизской, третий информацию сводил. Наши СМИ должны стремиться к работе по таким стандартам. Сегодня кыргызстанские СМИ ориентируются только на киргизский рынок, емкость которого очень маленькая, а мир сегодня открыт, и наши журналисты могут писать на любое мировое СМИ. Но чтобы писать для них, надо соответствовать международным стандартам. Сегодня, когда мы имеем соцсети, другие формы передачи информации: твиттер, блоги, - журналистика, которая не умеет качественно работать – отомрет.

Современные технологии таковы, что уже сегодня журналистам надо писать качественный материал, только он будет востребован. У слухов ноги очень коротки, тем более при современных технологиях: они сразу опровергаются. Раньше судились, потому что надо было опровергнуть слух, тем более людям, которые не имели доступа к информационным ресурсам. А сегодня можно дать эту информацию в социальные сети. Я считаю, что эти газеты, которые печатают слухи, уже имеют агонизирующие симптомы. Посмотрите, сколько у нас было сенсационных заявлений и как быстро они затихали.

Киргизско- и русскоязычную прессу нельзя противопоставлять. Русскоязычных СМИ всего с десяток. Общественное сознание меняется медленно. Киргизская пресса тоже движется вперед. Последние два года мы активно с ними работаем. Мы думали, что встретим сопротивление, но нет. Мы приходим на встречи с их же статьями и обсуждаем их же ошибки.

Отмечу, что в защиту своих публикаций они перечисляют два аргумента. Первое - что печатаемые ими слухи подтверждаются. Второе, как они говорят, СМИ – это бизнес, и если не будет пары сенсационных материалов, то не будет и покупателей. А что касается заказных материалов, то они есть практически во всех СМИ, и в русскоязычных тоже.

С результатами мониторинга освещения межэтнических конфликтов в СМИ Кыргызстана можно ознакомиться здесь
- Как с годами меняется количество жалоб на СМИ?

- Жалобы мы рассматриваем только те, которые касаются контента. Многие жалуются на учредителя, что он увольняет сотрудников, либо закрывает газету, таких жалоб много, но они не по нашему профилю. В год нам поступает около 40 жалоб, из них именно контента касаются примерно 10. Раньше читатели были чувствительны, особенно чиновники: чуть упомянут их фамилию – они сразу бегут в суд. А сейчас это всех только подзадоривает. Даже негативная информация расценивается как пиар. Особенно мало жалоб на телевидение и радио, потому что там информацию услышали или увидели - и тут же забыли.

Жалобы на недостоверность информации. Одна из последних жалоб касалась русскоязычной газеты, еще две были на одно киргизоязычное издание, жаловались на один русскоязычный телеканал. При рассмотрении жалоб мы приглашаем две стороны, выслушиваем. У нас есть три формы решения конфликта: дружеский совет, дача опровержения или мы сами размещаем в различных СМИ информацию о том, что такое-то СМИ допустило нарушение. Но это в том случае, если сторона не признает, что допустила ошибки.

Что касается вашего издания, то на «Фергану» жалоб не поступало. А насчет блокировки могу сказать, что при современных технологиях это бесполезно.

- Каких изменений вы смогли добиться?

- В первую очередь, это изменение ОТРК, сейчас это совершенно другой телеканал, чем был раньше. Также внедрение и распространение этического кодекса. В редакции приходит понимание, что необходимо составлять договора и контракты. Все зависит от уровня восприятия. Свобода слова, если судить по индикаторам, у нас идеальная, а по уровню восприятия - нет. Вы воспринимаете киргизоязычную прессу как публикацию слухов, а для киргизоязычных читателей это - источник информации.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»