16 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Кому нужен сельский дом, или Принудительная экономика от нового хокима

16-17 апреля в Узбекистане пройдет представительная международная конференция «Современное жилищное строительство как локомотив комплексного развития и преобразования села, улучшения качества жизни населения». В форуме, проводимом, разумеется, по инициативе президента страны Ислама Каримова, как сообщает главное информационное агентство страны «УзА», примут участие около трехсот ученых, специалистов и экспертов почти из пятидесяти стран мира.

Почетным гостям и иностранным журналистам уже показали новые дома, построенные в соответствии с Государственной программой «Год благополучия и процветания». Кто же на самом деле живет в этих строениях? И вообще - заселены ли они? По средствам ли такое жилье рядовому фермеру?

Расследование, проведенное «Ферганой», показало: самим сельчанам новая жилплощадь не по карману, а реализация только что возведенной недвижимости происходит в принудительном порядке. И командует этим процессом государственный чиновник.

«НОВАЯ МЕТЛА»

8 апреля 2013 года новый хоким (глава администрации) Ташкентской области Ахмад Усманов направил в районные органы исполнительной власти самолично им составленный список предприятий, организаций, обществ с ограниченной ответственностью, совместных фирм и крупных частных бизнесменов.

Ахмад Усманов
Ахмад Усманов стал губернатором Ташкентской области 1 апреля 2013 года. И уже через неделю развил пугающую активность. Это некачественное фото Усманова - единственное найденное нами в сети, на сайте Газета.Уз.
Всем им предписано приобрести для своих сотрудников дома в сельской местности, построенные в рамках государственной программы, но не нашедшие покупателей. На основании этого списка районные администрации дополнительными письмами в обязательном порядке требуют от субъектов всех форм собственности, зарегистрированных на подведомственной им территории, оплатить покупку неликвидного жилья за счет собственных средств. К примеру, только в Янгиюльском районе Ташкентской области по одному-два дома обязаны приобрести «для своих сотрудников» 96 хозяйствующих субъектов.

Выходец из министерства внутренних дел Ахмад Усманов (а в этой стране корпус хокимов в большинстве своем имеет полицейское прошлое), до недавнего времени стоявший у руля Андижанской области Узбекистана, определил и сроки, в которые хозяйствующие субъекты обязаны «по собственной инициативе» заключить договоры с районными филиалами Национального банка Узбекистана. Всего один день дан им на получение договора на жилье, и еще за два дня совершенно счастливый покупатель обязан принять меры «по полному формированию платежей первоначального взноса».

Иными словами, расходы по Государственной программе строительства жилья на селе должен оплатить частный бизнес. И это несмотря на то, что ему это жилье совершенно не нужно. Почему, спросите вы? Во-первых, потому что его стоимость завышена как минимум на тридцать процентов. Во-вторых потому, что качество этих домов не поддается никакой критике. В той же Ташкентской области Узбекистана дома, построенные в рамках программы, нередко не подключены к коммуникациям – воде, канализации, газоснабжению. Есть десятки домов, где один скат крыши, выходящий на дорогу, покрыт металлическим профнастилом, а другой, который с дороги не виден, шифером производства местного Ахангаранского завода, не выдерживающим осадков и минимальных нагрузок...


Внешне новые «кишлаки» выглядят «образцово-показательными», но пока совершенно безжизненными. Фото © «УзА»

КОМУ НУЖЕН ТАКОЙ КИШЛАК?

Добровольных желающих приобрести такое «современное» жилье почти нет. В Джизакской области Узбекистана на подъезде к городу Гагарин ввиду отсутствия покупателей второй год пустует целый поселок. Аналогичное положение и в других регионах республики.

Несмотря на широко разрекламированную государственную программу, самим жителям сельской местности это жилье не нужно. Стоимость одного типового строения, возведенного из самых дешевых материалов, составляет 63 миллиона сумов или тридцать с лишним тысяч долларов по официальному курсу. Кто из фермеров и сельхозпроизводителей может себе позволить такие траты? В стране, где именно сельские жители от безысходности и нищеты ежедневно пополняют многомиллионную армию трудовых мигрантов?..

Ближе к Ташкенту почти такой же дом стоит уже 137 миллионов сумов или $65.000. Причем, если желающие купить недвижимость в непосредственной близости от столицы Узбекистана все же находятся (вблизи столицы жилье еще как-то покупают), то надо заплатить еще и «сверху» не менее $5.000. Ведь в Узбекистане все приобретают за взятки, даже автомобили местной сборки.

Если дом построить самому, а это людям под силу, то он обойдется в два раза дешевле, причем, по тем же проектам. Но частное и добровольное строительство запрещено: ведь оно совершенно исключает «навар» банкиров», подрядных организаций и чиновников.

Для сопоставления реальных цен на жилье приведем стоимость трехкомнатной квартиры в хорошем районе Ташкента – это $35.000-45.000. Но при этом - гарантированные коммунальные удобства, почти постоянное наличие электроэнергии, природного газа и отопления, чего не скажешь о жилье в сельской местности. Здесь и газ редкость, и свет в радость.


Наверное, в самой идее строительства сельского жилья за государственные деньги нет ничего плохого. Но хороша ли политика принуждения, которую проводят чиновники? Фото © «Газета.Уз»

ХАМСТВО И БЕСПРЕДЕЛ - НОРМА

Теперь отдельно о директиве хокима Ташкентской области, генерал-майора МВД Ахмада Усманова. Понимает ли он, что его действия по принуждению бизнеса оплатить строительство домов в сельской местности из своего кармана – противозаконно? Почему «принуждению»? Да потому что в случае отказа на «отказников» натравят налоговую службу, чтобы та нашла криминал и прикрыла бизнес вместе с теми, кто им занимается. И генерал абсолютно уверен, что ему все сойдет с рук. На своем первом совещании в качестве хокима Ташкентской области он обозвал присутствующих «обезьянами», а периодически использовал и более грубую ненормативную лексику. Чиновники помельче и руководители предприятий молчали. Важного чиновника из Бекабада он спросил, сколько лет тот находится на своем посту, а когда услышал, что пять, удивился: «И тебя еще не посадили? Я посажу».

Впрочем, такие «манеры» - не исключение из правил, а норма работы руководителя в Узбекистане. Ведь ему нужно любыми способами достичь поставленной вышестоящим начальством цели. За методы достижения цели никто не спросит, а за то, что задачу не выполнил, ответишь сполна. Хамство, мат, произвол стали в Узбекистане нормой. Давно. И вот примеры.

Бывший председатель ташкентского отделения молодежного общественного движения «Камолот» (аналог советского комсомола) Фуркат Махмудходжаев начинал планерку с подчиненными со слов «Вы все пида…сы и взяточники». После очередного такого пассажа к нему подошла молодая сотрудница и спросила: «А к какой категории я принадлежу? Пида…сов или взяточников?» Смолчал. А вскоре пошел на повышение – сегодня занимает важный пост в киноконцертном объединении «Узбекнаво» - выдает лицензии артистам.

Генеральный директор Навоийского горно-металлургического комбината Кувандык Санакулов, в прошлом вице-премьер, прибыв в Навои, решил вести себя так же, как и в Ташкенте. На рабочем совещании, где по традиции доминировали европейцы, ткнул кулачком в лицо опытному производственнику из числа «нетитульных». Впрочем, тут же получил сдачи. Сотруднику предприятия, который не позволил гендиректору так с собой обращаться, дали три года. Сидит и сейчас. Но Санакулов свой «Кувандык» запомнил и сделал правильные выводы. Руки стал контролировать.

В Бостанлыкском районе Ташкентской области запомнили хокима Камбарали Эшонкулова. Как и Усманов, он тоже пришел сюда из МВД. Любил устраивать совещания по ночам. Как-то пришел в три часа ночи, пьяный. Фермеры стояли вдоль коридора. «Стоите, скоты?», - бросил на ходу пьяный хоким и пошел дальше. И не просто пошел, а на повышение. Сначала в «Узбекнефтегаз», а затем вновь в МВД.

Говорят, Ахмад Усманов тоже метит выше. В кресло премьер-министра Узбекистана. Его бы вернуть в Мирзачуль (Джизакская область), где начинал участковым. Может быть, вреда от его активности будет меньше? Тогда и бизнес в Ташкентской области, освобожденный от принудительного приобретения недвижимости, вздохнет свободнее?

А конференция в Ташкенте, с упоминания которой мы начали свой рассказ, конечно же, пройдет в самой «позитивной и дружественной атмосфере». «Опыт Узбекистана по реализации таких проектов в сельской местности может служить примером для других стран», - скажут (и уже говорят) иностранные гости.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»