17 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

ООН vs Узбекистан: Тщетный спор о правах человека

С 22 апреля по 3 мая 2013 года в Женеве заседала Рабочая группа по Универсальному периодическому обзору (УПО) при Совете по правам человека Организации Объединенных Наций (ООН). На этой шестнадцатой по счету сессии рассматривался Обзор по Узбекистану. На заседании присутствовала делегация Узбекистана, возглавляемая председателем Национального центра по правам человека Акмалем Саидовым. Его сопровождали первый замминистра юстиции Е.Каниязов, замглавы МВД Абдукарим Шодиев, замминистра труда и соцзащиты Б.Алимухамедов и председатель Совета Федерации профсоюзов Т.Норбаева.

В свою очередь, Совет по правам человека представляла тройка докладчиков из Анголы, Германии и Индонезии. Тройка передала Узбекистану список вопросов, подготовленных представителями таких стран, как Чехия, Германия, Ирландия, Мексика, Черногория, Нидерланды, Норвегия, Словения, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Испания и Швеция.

Универсальный периодический обзор (УПО) представляет собой уникальный механизм обзора информации по правам человека во всех 193 государствах-членах ООН, который осуществляется раз в четыре года. УПО входит в структуру Совета по правам человека и предоставляет каждой стране возможность информировать о предпринятых ею мерах с целью улучшения положения в области прав человека, а также выполнять свои обязательства в данной сфере.

УПО был создан 15 марта 2006 года Генеральной Ассамблеей ООН на основании резолюции 60/251, учредившей Совет по правам человека. УПО является постоянным напоминанием для государств о необходимости выполнения их обязательств и осуществления прав и основных свобод человека. Данный механизм призван достичь конечную цель, заключающуюся в улучшении положения в области прав человека во всех странах и борьбе с правонарушениями в любой точке планеты». Сайт ООН

Напомним, свой первый УПО Узбекистан представлял в 2008 году. Нынешний отчет – своего рода ответ на полученные четыре года назад рекомендации. Диалог между тройкой и делегацией страны, состояние правозащиты в которой рассматривается, проходит в интерактивном режиме.

Доклад узбекской делегации касался Национального плана действий на 2009-2012 годы, в котором содержатся 89 мер по выполнению рекомендаций, установлены сроки и указаны ответственные должностные лица. Речь идет, в основном, о принятых за прошедший период законах, подписанных и ратифицированных международных конвенциях, созданных рабочих группах, проведенных семинарах, а также об отмене смертной казни и передаче судам права на вынесение решений о мерах пресечения на предварительном расследовании (хабеас корпус).

Реагируя на рекомендации по итогам первого УПО, делегация сообщила, что Узбекистан последовательно выполняет свои обязательства по международным договорам о правах человека и представил в договорные органы ООН 32 доклада. В частности, в прошлом году Узбекистан представил в Комитет по правам человека доклады о ликвидации расовой дискриминации, а в этом будут рассмотрены отчеты о выполнении Конвенции о правах ребенка и Конвенции против пыток.

В свою очередь, Управление Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) подготовило компиляцию на основе докладов, представленных различными миссиями ООН: CEDAW (Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин), CERD (Комитет по ликвидации расовой дискриминации), CESCR (Комитет по экономическим, социальным и культурным правам), Комитет по правам человека, САТ (Комитет против пыток), CRC (Комитет по правам ребенка), а также узбекскими и международными неправительственными организациями: Human Rights Watch, Amnesty International, Reporters Without Borders, PEN-клуб, Forum 18, CAGSAN (Центральноазиатская сеть действий по гендерным и половым вопросам). (Полные тексты всех докладов на разных языках можно найти на этой странице).

Остановимся на основных моментах этого доклада и некоторых реакциях узбекской делегации.

Habeas corpus

Как считают миссии ООН, введенный в 2008 году в Узбекистане институт Habeas corpus не защищает от пыток и не соответствует международным нормам. Слушания по вынесению меры пресечения проходят в закрытом режиме, а судьи поддерживают ходатайства прокуроров о заключении под стражу почти по каждому случаю.

Пытки

Недостаток существенных мер со стороны правительства не позволяет покончить с практикой применения пыток. Судьи рутинно не принимают во внимание заявления о пытках. Особенно это касается жалоб семей осужденных за «религиозный экстремизм»: они чаще всего остаются без ответа. Сами суды по делам «экстремистов» проводятся за закрытыми дверями, в отсутствие правозащитников, журналистов или близких родственников, с грубыми нарушениями судебных процедур. В одном только 2010 году от пыток в узбекских тюрьмах умерло 39 заключенных.

Узбекистану было рекомендовано обеспечить проведение судебных разбирательств, в том числе по делам о членстве в запрещенных организациях, в соответствии с международными стандартами, например, с обязательной видео- или аудио-регистрацией судебного заседания и компенсацией жертвам пыток. Также, по мнению ООН, необходимо создать независимый орган, который бы в соответствии со Стамбульским Протоколом регулярно проводил медицинское освидетельствование как арестованных, так и находящихся в местах лишения свободы.

В ответ узбекская делегация указала на Национальный план действий по реализации Конвенции против пыток (САТ), который был принят на основе рекомендаций Специального докладчика по вопросу о пытках, и пояснила, что запрет пыток закреплен в статье 235 Уголовного кодекса и в статье 88 Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана. Кроме того, узбекское законодательство предоставляет заключенным право обращаться к омбудсмену.

Говоря о систематическом применении пыток, делегация сослалась на отсутствие такой концепции в международном праве, отметив, что даже баронесса Стерн, член Палаты лордов парламента Великобритании, во время своего визита отметила отсутствие такой проблемы. Поэтому Узбекистан отклонил рекомендацию подписать опциональный протокол к САТ, который предусматривает международную систему инспекций. Кроме того, Узбекистан отказался присоединиться к Римскому статуту Международного суда по уголовным делам. Эти рекомендации Узбекистан посчитал не соответствующими международным стандартам.

Интересная ситуация сложилась с деятельностью в Узбекистане Международного Комитета Красного Креста. «Двенадцатый год успешно осуществляется взаимодействие Главного управления исполнения наказаний с региональным представительством МККК. С 2001 года группами делегатов МККК осуществлено более 230 посещений колоний по исполнению наказаний и следственных изоляторов Республики», - говорится в правительственном докладе, который был представлен УВКПЧ в феврале 2013 года. Однако в апреле МККК заявил об отказе от посещений узбекских тюрем, мотивировав свое решение тем, что власти Узбекистана уже несколько месяцев не позволяют его сотрудникам беседовать с заключенными узбекских тюрем с глазу на глаз для выяснения условий их содержания. Этот вопрос был поднят во время обсуждения правительственного доклада, Узбекистану была дана рекомендация возобновить доступ МККК в тюрьмы. Узбекская делегация приняла ее, но отметила, что МККК прервал свои визиты в одностороннем порядке, без какого-либо давления со стороны правительства.

Узбекским властям также было рекомендовано закрыть тюрьму Жаслык, известную нечеловеческими условиями содержания. Узбекистан отверг эту рекомендацию, как и приглашение Специального докладчика ООН по вопросу применения пыток.

Что же касается рекомендаций освободить узников совести, то правительственная делегация заявила, что таковых в Узбекистане не имеется: все заключенные были осуждены исключительно по статьям Уголовного Кодекса.

Адвокаты

По мнению Комитета ООН по правам человека, последние реформы ограничивают деятельность адвокатов. Закон N-ZRU-198 от 31 декабря 2008 года запрещает какое-либо другое профессиональное объединение, кроме Палаты, установленной правительством, в результате были распущены независимая Ассоциация адвокатов и Коллегия адвокатов. Лицензии адвокатам выдаются только на три года и обновляются комиссией, состоящей из сотрудников Минюста и Палаты адвокатов. Те, кто защищал права активистов или поддерживал работу международных организаций, были лишены лицензий. Также отмечается, что во время судебных разбирательств судьи всегда поддерживают ходатайства прокуроров о заключении под стражу. Суды часто проходят в отсутствие родственников обвиняемого и без правовой помощи подсудимому. Обвинения часто основываются на не разглашаемых доказательствах, апелляции часто отклоняются.

Комиссия ООН рекомендовала дополнить закон N-ZRU-198 разрешением на создание независимых ассоциаций.

Андижан-2005

Комитет по правам человека озабочен отсутствием взаимопонимания и независимого расследования обстоятельств трагических событий в Андижане в мае 2005 года, когда были расстреляны 700 граждан, включая женщин и детей. Комитет призвал Узбекистан провести такое расследование, наказать виновных и выдать компенсации жертвам. Отмечалось, что со дня Андижанских событий прошло уже восемь лет, но до сих пор ни одно ответственное за случившееся официальное лицо не привлечено к ответственности. Напротив, узбекские власти продолжают преследовать тех, кого подозревает в участии в майских протестах, а также находящиеся в Узбекистане семьи андижанских беженцев.

Узбекистан отверг всякие рекомендации о проведении независимого расследования. «Вопрос Андижана закрыт», - заявил замглавы МВД Абдукарим Шодиев.

Гендерное равенство

CEDAW просил Узбекистан ускорить процесс принятия новой редакции проекта Закона о равенстве между мужчинами и женщинами. CEDAW и Комитет по правам человека озабочены практикой полигамии, ранних браков, похищением девушек и принуждением их к браку, которые сохраняются в сельской местности, отсутствием закона против домашнего насилия и нехваткой разъяснительной деятельности среди населения.

Узбекская делегация заявила, что законодательство и так обеспечивает равенство: 22 процента мест в Сенате Олий Мажлиса (верхней палаты парламента) занято женщинами. Следовательно, нет необходимости в принятии дополнительных законов. Что же касается ранних браков, то средний возраст женщин, выходящих замуж, выше предусмотренных законом 17 лет. Делегация также отвергла упреки в принудительной стерилизации: 91 процент узбекских женщин пользуется правом выбора в методах контрацепции.

И вообще, «в Узбекистане проводится целенаправленная работа по искоренению устоявшихся патриархальных стереотипов: проводятся конкурсы «Женщина года», конкурс имени поэтессы «Зульфия», акции по здоровому образу жизни, Неделя Моды Style.uz, Международный кинофестиваль «Золотой Гепард», выставки современных национальных и зарубежных художников», говорится в Национальном докладе.

ЛГБТ

Комитет по правам человека призвал Узбекистан пересмотреть свое законодательство в сторону декриминализации гомосексуальности и запретить публикацию в СМИ гомофобных статей - в соответствии со статьей 26 Конвенции о гражданских и политических правах. Представители ЛГБТ в Узбекистане подвергаются преследованиям, дискриминации и физическому насилию. Но еще в 2008 году Узбекистан отверг рекомендацию декриминализировать «добровольные сексуальные контакты между мужчинами», за которые статьей 120 Уголовного кодекса республики предусмотрено лишение свободы на три года. По данным CAGSAN, по этой статье в заключении находятся около 500 человек.

В нынешнем году Узбекистан снова не принял рекомендацию изъять статью 120: «Существующий закон отражает тысячелетнее развитие Узбекистана. В данном случае, мы уважаем позицию мусульманских стран», - заявил Шодиев, отметив, что эта статья не касается женщин.

ОВИРовская виза и прописка

Комитет по правам человека выразил озабоченность по поводу существования выездной визы, в которой особенно часто отказывают независимым журналистам и правозащитникам. Он призвал Узбекистан отменить систему выездной визы, а также сам институт прописки. На это последовало твердое «нет», так как, по мнению узбекской делегации, данная рекомендация не вписывается в рамки международных стандартов.

Регистрация неправительственных организаций

«Министерство юстиции беспричинно ограничивает регистрацию политических партий и общественных ассоциаций. С 2003 года не было зарегистрировано ни одной местной правозащитной организации», - заявил Комитет по правам человека. HRW отмечает, что гражданское общество в Узбекистане работает в условиях постоянного давления, правозащитники находятся под неусыпным наблюдением, им часто угрожают, в тюрьмах томятся восемь правозащитников. В марте 2011 года правительство заставило Human Rights Watch закрыть офис в Ташкенте. «Эзгулик» – единственная правозащитная организация, официально зарегистрированная в Узбекистане, тем не менее, ряд ее членов находится в местах лишения свободы.

«Это не так», - заявила узбекская делегация. - «В стране гарантировано уважение прав и законных интересов ННО. Важным событием в этом отношении явилось создание в 2008 году Общественного Фонда поддержки неправительственных организаций, управляемого парламентской комиссией. Фонд поддержал более 1000 НПО и способствовал росту ННО: их сейчас более 6400». В свою очередь, ННО, в частности, Фонд «Форум культуры и искусства Узбекистана» оказывает значительное содействие в реализации права на образование и развитие молодежи. 30 международных ННО в Узбекистане занимаются проектами в области здравоохранения, образования, культуры и науки», - отмечает официальный доклад узбекской стороны.

Хлопок

Комитет по правам человека озабочен тем, что, несмотря на рекомендации, дети все еще привлекаются к уборке хлопка - на два месяца в году. Они живут в антисанитарных условиях, пропускают школьные занятия и работают полный день. В 2012 году эксперты Международной организации труда (МОТ) выразили надежду, что правительство Узбекистана предоставит информацию о привлечении к хлопковой кампании сотрудников бюджетных организаций и студентов, причем безо всякого вознаграждения и под угрозой наказания. UNESCO отмечала, что во время хлопковой кампании закрывались многие школы и колледжи. Мобилизация происходит по инициативе региональных властей, которые устанавливают нормы по сбору хлопка. Таким образом, Узбекистан грубо нарушает свои обязательства по международным конвенциям, включая Конвенцию МОТ №29 о запрещении принудительного труда и Конвенцию №182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда. Значимого прогресса в этой области не наблюдается. И хотя в 2008 году правительство приняло рекомендации об обеспечении «регулярной инспекции практики уборки урожая для соответствия международным стандартам в области детского труда», власти противятся проведению МОТ полного и независимого мониторинга ситуации в этой области.

Правительству Узбекистана рекомендовали пригласить трехстороннюю миссию высокопоставленных сотрудников МОТ посетить страну во время уборки урожая хлопка в 2013 году и предоставить независимым журналистам и правозащитникам неограниченный доступ к наблюдению и докладу о ситуации. На что делегация Узбекистана привычно ответила отказом, мотивируя тем, что информация о принудительном сборе хлопка явно политизирована и подается конкурентами на мировом хлопковом рынке с целью дискредитации узбекского хлопка. Тем более что мониторинг, проведенный профсоюзами, не отметил ни одного факта привлечения детей к хлопковой кампании 2012 года.

СМИ

Комитет по правам человека призвал Узбекистан пересмотреть положения о клевете и оскорблении, содержащиеся в статьях 139 и 140 Уголовного кодекса республики, и обеспечить журналистам свободу слова. Международная правозащитная организация Amnesty International отметила, что Узбекистан были вынуждены покинуть многие журналисты и правозащитники - чтобы избежать преследований со стороны правоохранительных органов. Оставшихся в стране правозащитников и независимых журналистов часто арестовывают или заключают под домашний арест, чтобы исключить возможность их встреч с иностранными дипломатами и участия в каких-либо акциях. Сотрудники телевидения и национальных СМИ осуждают своих независимых коллег и называют их предателями. Часто независимые журналисты и правозащитники становятся объектом судов по сфальсифицированным обвинениям в клевете, религиозном экстремизме, вымогательстве, уклонении от уплаты налогов и хранении наркотиков. Правительство контролирует подавляющее большинство СМИ и преследует журналистов, освещающих такие темы, как коррупция, детский труд или пытки.

Reporters Without Borders, ссылаясь на обзор 2008 года, отмечает, что ни одна из рекомендаций, касающихся свободы прессы, так и не была выполнена. По меньшей мере, десять журналистов находятся за решеткой за свою профессиональную деятельность. Оставшиеся в Узбекистане единицы журналистов работают в атмосфере страха и вынуждены писать под псевдонимом. С 2011 года правительство усилило контроль над прессой, приняло постановление №228 «О дополнительных мерах по развитию системы монгиторинга в сфере массовых коммуникаций», предусматривающее создание некоей «экспертной комиссии», в задачи которой входит идентификация и классификация информации, которая может оказать «негативное общественное влияние на граждан Узбекистана». Власти блокируют общение журналистов с иностранными дипломатами, принимают репрессивные меры в вопросе пользования Интернетом. Веб-сайты должны регистрироваться у властных структур, а собственники и редакторы являются ответственными за объективность публикуемых материалов. Онлайновые материалы по нежелательным темам, таким как коррупция, нарушение прав человека и свободы совести фильтруются, а веб-сайты, критикующие правительство, блокируются. Интернет-кафе находятся под наблюдением спецслужб.

Узбекистану было рекомендовано прекратить преследование свободомыслящих людей и освободить из тюрьмы заключенных журналистов, а также предоставить информацию о местонахождении племянника узбекского президента Джамшида Каримова.

Узбекская делегация, в свою очередь, ограничилась цитированием существующих законов в области прессы и перечислением имеющихся в стране СМИ.

Здравоохранение и образование

Несмотря на то, что на образование тратится немалая часть госбюджета Узбекистана, родители школьников часто вынуждены платить неформальные взносы. CEDAW рекомендовал узбекскому правительству обеспечить всем детям равноправный и бесплатный доступ к образованию и отменить все неформальные выплаты. CERD отметил низкий уровень образования среди цыган и призвал Узбекистан принять стратегию по их защите от дискриминации.

Узбекская делегация пообещала обеспечить всем равный доступ к образованию. Что касается цыган, то «их точное число нам неизвестно. По официальным данным, их 20 тысяч, а по данным экспертов их вдвое больше», - заявил замминистра МВД Шодиев, чьи сотрудники, заметим, регулярно осуществляют контроль паспортов, где национальность проставляется в обязательном порядке. «84 процента цыган являются гражданами Узбекистана, 99 процентов их заявляет, что не подвергаются дискриминации ни в плане доступа к образованию, ни в плане ограничения их традиционного уклада жизни», - добавил Шодиев.

В сфере здравоохранения отмечается прогресс в доступе к обслуживанию для матерей и детей. Однако до сих пор не введена система всеобщего медицинского страхования. И хотя медицина, в принципе, считается бесплатной, за многие услуги приходится платить, что создает дополнительные препятствия для семей с низкими доходами. Медицинские учреждения страдают от перебоев с электричеством, отоплением и водоснабжением, а также недостатком оборудования, медикаментов и гигиенических материалов. ООН отметила необходимость более тщательного мониторинга ситуации в здравоохранении.

Особенно тяжелое положение в области ВИЧ/СПИД. Правительство Узбекистана не публикует статистику о количестве людей, живущих с вирусом ВИЧ. Между тем, имеющиеся о них данные уже позволяют говорить чуть ли не об эпидемии, несмотря на специальную Национальную программу по ВИЧ/СПИД. В начале 2009 года правительство начало преследование ННО и активистов, которые работали в области ВИЧ/СПИД, обвинив их в пропаганде антиобщественного поведения и порнографии.

Религия

Комитет по правам человека выразил озабоченность криминализацией миссионерской деятельности (ст.216-2 Уголовного кодекса), ограничением свободы вероисповедания и преследованием верующих, даже собирающихся в собственных домах. Тысячи мусульман находятся в заключении, чаще всего - по обвинению в терроризме. Не делаются различия между теми, кто призывает к насилию, и теми, кто мирно молится. Их преследуют только за то, что они молятся вне стен мечети и изучают запрещенные книги, или встречались с другими верующими. Только в 2011 году были арестованы более ста верующих.

Последние четыре года в Узбекистане продолжались преследования нетрадиционных религиозных сообществ (исламских, христианских, Бахаи, свидетелей Иеговы, кришнаитов, иудеев). Государственная регистрация затруднена и является средством контроля и цензурирования. Строго запрещается распространение религиозных книг и иных материалов - без разрешения Комитета по делам религий. Этот же комитет ежегодно отбирает верующих для совершения Хаджа (паломничества в Мекку). Запрещена подготовка имамов-шиитов, женщины в хиджабах преследуются, места моления находятся под неусыпным наблюдением агентов спецслужб.

Большое количество членов движения «Нурчилар» были арестованы в 2009 и 2010 годах и приговорены к лишению свободы на сроки от 6 до 12 лет за то, что практиковали ислам вне контроля государства. В частности, в тюрьме 64/6, что в Чирчике, содержатся более 350 «религиозников».

Миссии ООН рекомендовали отменить диспропорциональные ограничения вероисповедания, декриминализировать прозелитизм, прекратить преследовать за распространение литературы и осуждать за экстремизм, регистрировать религиозные объединения без дискриминации.

Узбекская делегация отказалась декриминализировать миссионерство, заявив, что в Узбекистане свобода совести обеспечивается законодательно: «В Узбекистане все религии равны перед законом. Хотя 90 процентов населения исповедуют ислам, в стране есть 16 конфессий, в том числе и христианские, еврейские, бахаистские, буддийские и кришнаитские, которые свободно осуществляют свою религиозную деятельность. При Комитете по делам религии создан совет по межконфессиональному взаимопониманию и поддержке различных религиозных общин».

Права лиц без гражданства и беженцев

ООН отмечает, что в Узбекистане нет законов о мигрантах, хотя велись дискуссии о проекте закона о зарубежной трудовой миграции. В августе 2012 года Узбекистан ужесточил наказание за нарушение правил пребывания в республике иностранцев и лиц без гражданства (ЛБГ).

CERD и CEDAW призвали Узбекистан разработать правовые нормы защиты беженцев и просящих убежища и убрать административные барьеры для получения гражданства местными ЛБГ.

UNHCR рекомендовал Узбекистану принять техническую помощь для составления проекта закона о беженцах, обеспечить безопасность беженцам, которые уже находятся в стране, и не выдворять их, а также заново открыть офис UNHCR в стране.

Узбекистан отказался ратифицировать Конвенцию о защите прав трудовых мигрантов и их семей, а также Конвенцию о статусе беженцев.

Что касается сотрудничества со специальными процедурами, Узбекистан ответил на 36 запросов от специальных докладчиков. Специальный докладчик по вопросу о торговле людьми и Специальный докладчик по вопросу образования положительно оценили полученные ответы. Но Узбекистан отказался направить постоянное приглашение обладателям мандатов Специальных процедур Совета по правам человека, в частности докладчикам по правам ребенка и против пыток.

Нельзя сказать, что Узбекистан отверг все рекомендации. Напротив, 102 из них были одобрены. Например, рекомендации Северной Корея и Туркменистана, которые посоветовали продолжать процессы демократизации. Бангладеш рекомендовал обеспечивать равный доступ девочек к школе. Китай попросил не ослаблять борьбу с экстремизмом.

Международное информационное агентство «Фергана»