4 Июль 2020



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Июньское правосудие

11.06.2013 12:48 msk, Екатерина Иващенко

Политика Кыргызстан Права человека Криминал Общество

Полгода правозащитники Гульшайыр Абдирасулова и Дмитрий Кабак собирали, переводили на русский язык и анализировали приговоры по событиям июня 2010 года.

Как рассказала «Фергане» Гульшайыр Абдирасулова, сегодня ими собрано 116 приговоров, из них приняты и обработаны 92, остальные документы - это решения о назначении санкции (арест), причем некоторые были насколько плохого качества, что их содержание было невозможно распознать.

Из собранных 92 приговоров 83 являются решениями судов по Ошской области и городу Ош, девять приговоров - по Джалал-Абадской области. 53 приговора вынесено по статье 97 УК Кыргызстана («Убийство»), 39 судебных решений - по иным статьям. Из общего количества приговоров 53 вынесены судами первой инстанции, 22 решения - судами второй инстанции, восемь решений - судами третьей инстанции; семь решений - судами первой инстанции после нового рассмотрения и два решения приняты судами второй инстанции после нового рассмотрения.

Всего по 92 делам проходит 172 человека. По решениям, которые включают обвинения по статье «убийство», в качестве подсудимых и осужденных лиц проходят 96 человек, из них 10 человек киргизской национальности, один уйгур и 85 человек узбекской национальности. Всего же из 172 осужденных и подсудимых 12 киргизов, из них четверо - бомжи, взятые по одному делу.

По приговорам, не включающим статью обвинения «убийство», в качестве подсудимых или осужденных проходят 76 человек, из них два киргиза и 74 узбека. По всем приговорам проходят две женщины, одна из них - по делу Азимжана Аскарова.

Массовые беспорядки и компенсация

Гульшайыр Абдирасулова отметила, что из собранных приговоров судами первой инстанции было вынесено наказание в виде пожизненного лишения свободы в отношении 34 человек. Но даже те подсудимые, которые не проходили по статье «Убийство», получали длительные сроки - от 16 до 22 лет лишения свободы. Анализ также показал, что по непонятным причинам очень мало приговоров попадает в суды второй и третьей инстанции.

Что касается выводов, к которым пришла Абдирасулова, то она отмечает три важных момента.

Статья 233 Уголовного кодекса КР. Массовые беспорядки

(1) Организация массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, -наказывается лишением свободы на срок от восьми до десяти лет.

(2) Участие в массовых беспорядках, предусмотренных частью первой настоящей статьи, - наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

(3) Призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами - наказываются лишением свободы на срок от двух до пяти лет.
«Первый касается оценки судьями этих событий. Откроем любой судебный приговор, в каждом говорится: «органами следствия установлено, что во время массового беспорядка…», дальше - «воспользовавшись массовыми беспорядками», «в массовых беспорядках, начавшихся 10 июня…». Если судья называет эти события изначально массовыми беспорядками, то все участники, и я в том числе, которая раздавала гумпомощь, и власти, которые находились там для пресечения массовых беспорядков, - все, кто находился там, являются участниками массовых беспорядков. Судьи не называет эти события иначе, они сами, по какой-то своей классификации, называют события 10-14 июня «массовыми беспорядками».

Как судьи определили, что это «массовые беспорядки»? Разные структуры говорят, что это межнациональный конфликт, или межэтнический, или столкновения, или просто события июня 2010 года. Почему это так важно? Потому что теперь любой человек, кто тогда был на юге, является участником массовых беспорядков. То есть само это определение уже дает повод обязательно вменять человеку ст.233 «Участие в массовых беспорядках». Уже одно это является основанием для пересмотра всех приговоров, - сначала нужно определить, как квалифицировать те события.

Второе, массовые беспорядки – это совокупность разных преступлений. Туда входят поджог, хулиганство, погромы, захват власти и так далее. В том числе нарушения прав других лиц. Поэтому когда идет статья «массовые беспорядки», а потом идет еще дополнительная статья: убийство, поджог или что-то еще, - это означает, что человека подвергают наказанию дважды. Судья должен классифицировать, что основная статья «Участие в массовых беспорядках», которая включает убийство, или поджог, или еще что-то. А у нас получается, что человек как бы осужден дважды за одно и то же наказание.

Третий вывод касается конфискации имущества в пользу государства. Вся конфискация по этим делам идет именно в пользу государства. Как я понимаю, это означает, что государство признало себя пострадавшей стороной, потому что оно накладывает дополнительное наказание. У меня вопрос: как в государстве, которое признало себя пострадавшей стороной, могут проходить суды, в которых все: судьи, прокуроры и проч. - работают на это самое государство?

Я специально ознакомилась с примерами конфискации в нашей стране. В основном, они касались экономических преступлений, то есть когда коррупционным методом должностное лицо приобретало какое-то имущество. В этом случае государство является пострадавшим. Но тогда и по июньским делам получается, что подсудимые что-то украли или забрали у государства? По идее, конфискация должна осуществляться с целью выплаты компенсации пострадавшим и покрытия судебных издержек. Она не должна осуществляться в пользу государства, если это не экономическое преступление. Если законы предусматривают конфискацию в пользу государства по любым категориям дел, то это пережитки советского права, и надо задуматься над изменениями».

«Еще один момент, - продолжает Абдирасулова. - Всего было возбуждено более 5 тысяч уголовных дел, это означает, что их все милиция и прокуратура должна рассмотреть и передать в суды. Пока рассмотрено около 200 дел, но большинство дел остаются на рассмотрении, потому что невозможно найти свидетелей. Но политическое решение о закрытии таких дел не принимают, поэтому все у милиции остаются все возможности для шантажа».

«Анализ приговоров в очередной раз выявил проблемы отечественного судейского корпуса, - говорит Абдирасулова. - Можно посмотреть, как расследуются другие события, связанные с массовыми беспорядками: события 3 октября (массовое нападение на здание парламента депутатами от партии «Ата-Журт», прим.ред), события в Джети-Огузе, Джалал-Абаде. Какие статьи применятся там: одному дают полтора года, а кого-то отпускают под поручительство, а в Джети-Огузе никто не привлечен. О каком равном правосудии идет речь?!»

В заключение Гульшайыр Абдирасулова сообщила, что все озвученные проблемы они намерены обсудить в ближайшее время на конференции по исполнению рекомендаций Комитета по расовой дискриминации ООН.

HRW: Правосудие в Кыргызстане - фарс

В день третьей июньской годовщины международная правозащитная организация Human Rights Watch выпустила доклад с говорящим заголовком «Кыргызстан: три года спустя после насилия правосудие остается фарсом». Доклад подтверждает выводы правозащитников и указывает на те же нарушения, о которых неоднократно писало и наше издание.

В частности, там говорится, что «перед судом в связи с межнациональным насилием предстали уже многие, однако судопроизводство на всех этапах от ареста до приговора сопровождается серьезными нарушениями и заканчивается длительными тюремными приговорами, основанными на несостоятельных убеждениях».

Отмечается, что «безнаказанное насилие в зале суда и другие вопиющие нарушения прав подсудимых не позволяют обвиняемым выстраивать эффективную защиту. HRW документировало, как при расследованиях несоразмерно и несправедливо преследуются этнические узбеки и как они подвергаются повышенному риску применения пыток в заключении».

HRW еще раз напомнило, что «судебные слушания по делам об июньских событиях 2010 г. подрываются насилием и угрозами в отношении подсудимых и их адвокатов. Несмотря на то, что это происходит на глазах у работников судебной системы, в том числе судей и сотрудников служб безопасности, которые иногда и сами становятся объектом таких посягательств, к нарушителям порядка в зале суда никаких мер не принимается».

HRW призывают власти «перенастроить процесс, чтобы обеспечить реальное правосудие за насилие 2010 года и его последствия. В качестве первого шага они должны пересмотреть все обвинительные приговоры, скомпрометированные заявлениями о пытках или другими явными нарушениями стандартов справедливого судебного разбирательства».

А начать властям предложено с пересмотра дела правозащитника Азимжана Аскарова,

«Властям Кыргызстана еще не поздно сделать что-то правильно и немедленно освободить Аскарова до полного и справедливого рассмотрения его дела и заявлений о пытках», - говорит исследователь «Хьюман Райтс Вотч» по Центральной Азии Мира Ритман.

* * *

В который раз журналисты, правозащитники и международные организации говорят о нарушениях во время судебных процессов по июньским событиям. В очередной раз мы видим правосудие, которое зависит не от статей Уголовного кодекса, а от личностей и национальности подсудимых. А власть лишь призывает к верховенству закона, не принимая никаких конкретных решений. «Важно всем научиться уважать закон и порядок. Всем. Без исключения, - говорится в статье, написанной президентом Алмазбеком Атамбаевым к годовщине июньских событий. - Только через установление законности, мира и согласия мы можем преодолеть выпавшие на нашу долю трудности и испытания». К сожалению, это все лишь слова…

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»