29 Февраль 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: За ошибку налоговиков ответит предприниматель?

Не секрет, что узбекские фискальные органы предпочитают работать «на карман», устраивая непокорным устрашающие рейды-проверки и так называемые «контрольные закупки», нередко пользуясь при этом подставами и наводками (через своих доверенных лиц) и прикрываясь нормативными документами. Главным образом, используются «карательные» статьи Налогового кодекса «Хранение неоприходованного товара… либо сокрытие выручки» (ст.114, п.1) и «Осуществление торговли и оказание услуг без применения контрольно-кассовых машин» (ст.119, п.1). Жертвами становятся представители малого и среднего бизнеса - как правило, те, у кого нет связей и больших денег. По наблюдениям, большинство «проштрафившихся» сдается без лишних слов и принимает правила игры контролеров, соглашаясь на неписаные условия «взаимовыгодного сотрудничества»: $100-200 в месяц с человека взамен выплаты официальных налогов (патент при этом сдается). Такая схема отработана десятилетиями и приносит налоговикам немалый куш, а главное – практически не дает «осечки». Однако, как рассказывают осведомленные источники, даже на этом карательно-репрессивном фронте, где «все схвачено», оказывается, иногда случаются серьезные «проколы»…

Конфискация «ошибочная», а штраф - реальный

На днях в налоговой среде Чиланзарского района города Ташкента произошел прецедент: частному предпринимателю заставили вернуть конфискованный товар (за вычетом одной мужской кожаной куртки и рубашки из бывших в наличии 22 курток и 20 рубашек). Формулировка умопомрачительная: партия товара, оказывается, «была временно (?!) изъята на хранение». Однако под давлением обстоятельств фискальщикам пришлось-таки признать неправомочность своих действий. Можно сказать, это редчайший случай в узбекской налоговой практике. Но не будем спешить с выводами: мол, какие они добрые и порядочные.

8 мая 2013 года хозяйка одной из торговых точек ОАО «Чилонзор буюм бозори» («ЧББ» - бывший «Ипподром») Элианора Мусина, будучи по семейным обстоятельствам в законном отпуске, пришла в свой магазин, чтобы навести там порядок. В это время в магазин заглянула случайная посетительница, которой предприниматель продала товар на сумму 50 тысяч сумов, но не успела выбить чек – в следующую секунду в ее крохотный магазинчик размером три на три метра буквально ворвались семеро мужчин атлетического телосложения! Дальше, со слов пострадавшей, события развивались как в детективном фильме: махнув перед лицом шокированной женщины налоговым удостоверением, визитеры стали грубо и бесцеремонно вытаскивать содержимое шкафчиков, тут же отбили на кассовом аппарате чек – так называемый «зет-отчет». Затем «группа захвата» погрузила имеющийся товар в тележки и повезла в местную налоговую. Мусина тогда и предположить не могла, что, продав всего одну вещицу, совершила целое экономическое преступление, которое, к слову заметить, совершают каждую минуту любой, кто торгует, – такова нынешняя ситуация в Узбекистане. Находясь в полуобморочном состоянии, со слезами на глазах, предприниматель, даже не понимая сути происходящего, подписала - в отсутствии понятых! - акт об изъятии у нее товарных ценностей на более чем 2 миллиона сумов (в одном экземпляре - ей на руки эту бумагу так и не дали).


Решение судьи Д.Камилова о конфискации товара. Фото «Фергана»

4 июня в Чиланзарском районном суде по уголовным делам судья Д.Т.Камилов выносит решение о конфискации товара у женщины-предпринимателя, матери двоих маленьких детей, на сумму 2 миллиона 50 тысяч сумов (с учетом уценки). «Это был не суд, а самая настоящая фикция, - возмущаются собеседники «Ферганы». - Судья в одночасье вынес свой вердикт, толком даже не вникнув в суть дела, в небольшой комнатке (а не в традиционном зале судебных заседаний), напоминающей курилку, с сигаретой в зубах…». В дополнение к такому несправедливому решению судьи (к сведению: в рамках узбекского налогового кодекса такого понятия, как конфискация товара, в отношении частных предпринимателей не существует) на следующий день Чиланзарская налоговая инспекция (ГНИ) письменно извещает Мусину о наложении финансового штрафа в размере 4.517.700 сумов. Более того – обращается с довольно путаным иском о взыскании надлежащей суммы с ответчицы в Ташкентский хозяйственный суд, где уже определена дата предстоящего слушания дела - 19 июля.

Сардор предложил «крышу»

По факту незаконной конфискации товарных ценностей Элианора Мусина, вместе со своим супругом и компаньоном Маратом, обратилась с претензиями в Республиканский налоговый комитет (ГНК), столичное Управление юстиции и ряд других контролирующих инстанций. Надзорные органы полностью признали неправомочность действий группы налоговиков Чиланзарского района, однако не пожелали выносить сор из избы – в ГНК, к примеру, заявителю посоветовали обойтись без письменного обращения, пообещав «разобраться и принять меры» по следам личной встречи (хотя могли бы напрямую отправить его жалобу в Генпрокуратуру и СНБ для выявления произвола налоговиков). И действительно, судя по активизации действий районных фискальных органов, звонок с критическим уклоном от вышестоящей инстанции все же был.

«Сразу после этого на мобильный Марата стал названивать некий Сардор, который известен на «Ипподроме» в качестве посредника налоговиков по сбору «карманной» наличности, с обещанием вернуть конфискованный у них товар. Сардор ставил условие, чтобы Мусины прекратили ходить по инстанциям с жалобами и согласились встретиться с налоговыми кураторами, чтобы обсудить детали будущего «сотрудничества», - рассказали «Фергане» осведомленные источники. - Этот студент-старшекурсник одного из столичных вузов давно уже «подрабатывает» таким необычным способом. Дошло до того, что парень от имени своих «боссов» настойчиво предлагал Марату и его жене выходить на работу «просто так, без патента» – мол, трогать вас никто не будет, мы сами вас будем «крышевать». Пообещал, говорят, даже «отменить акт о выплате штрафа» (?!). Но Элианора и Марат решили отказаться от сомнительных услуг «сборщика податей», опасаясь в будущем новых подстав и репрессий. Буквально сегодня-завтра они собираются нанести визит в Генеральную прокуратуру, чтобы призвать к порядку зарвавшихся чиновников фискальной службы».

Вот уже почти три месяца бывший предприниматель Мусина и ее муж являются безработными, имея на руках несовершеннолетних детей, и не знают, как выйти из кризиса. Друзья семьи говорят, что дочери Мусиных почти не выходят из дома, семья живет впроголодь, у Элианоры на нервной почве начались серьезные проблемы со здоровьем, и врачи это подтверждают.

Своя рука – владыка?

Двоякую «рекомендацию» столичного Управления юстиции, направленную по следам обращения заявителей в Чиланзарский уголовный суд, состоявшийся, как уже было отмечено, в июне, тоже не назовешь безупречно-грамотной: рекомендовалось либо полностью закрыть дело, признав действия налоговых инспекторов противозаконными, либо… заставить ответчиков заплатить присужденный штраф по частям. Все свелось к формулировке «на усмотрение судьи», который выбрал второй вариант.

Итак, сначала налоговики производят несанкционированную конфискацию, которую подтверждает суд. Затем, когда об этом факте становится широко известно, принимается решение о возврате изъятого товара законному владельцу (решение суда о конфискации не отменяется). При этом на ответчиков налагается серьезный штраф.

По закону, при выявлении негативных фактов в инкассации проверяющая сторона обязана была на месте (в присутствии свидетелей) составить акт с указанием пунктов нарушений закона и требованием оплатить по частям сумму неоприходованного товара (то есть, 2 миллиона 50 тысяч сумов). Возложение же штрафа в размере 50-кратной минимальной зарплаты – 4 миллиона 517 тысяч 700 сумов - (плюс первоначальная конфискация материальных ценностей), как считают очевидцы данной истории, противоречит как закону, так и здравой логике.

Процесс «контрольной закупки» был инициирован, судя по документам, сотрудниками Ташкентского городского отдела Главного управления контроля деятельности рынков и торговых комплексов ГНК Х.Рахимовым и М.Азимовым, а иск в суд с финансовыми претензиями по акту проверки подписан начальником ГНИ Чиланзарского района М.Зайниддиновым и юристом Б.Рахимовым (при участии замначальника Х.Султонова).

Фиксированный налог или налог с продаж?

В Указе президента Узбекистана от 24 августа 2011 года «О дополнительных мерах по формированию максимально благоприятной деловой среды для дальнейшего развития малого бизнеса и частного предпринимательства» говорится, в частности, о том, что «во взаимоотношениях субъектов предпринимательской деятельности с государственными органами управления всех уровней, правоохранительными и контролирующими органами, коммерческими банками действует принцип приоритета прав предпринимателей, в соответствии с которым все неустранимые противоречия и неясности нормативно-правовых актов толкуются в пользу предпринимателей». Однако на фоне неадекватно растущих налогов и произвола фискальных органов все эти правильные слова уже воспринимаются как издевательство, считают представители узбекской деловой среды. «Чиновники-налоговики не заинтересованы в продвижении нормального бизнеса: чем больше загнанных в угол и «теневых» предпринимателей, вынужденных идти на сговор, тем больше размеры их неучтенных «карманных» доходов. А поводов для того, чтобы оказаться «в капкане» инспектирующих органов, более чем достаточно – это и не пробитые вовремя чеки, и отсутствие книги кассира-операциониста или ежемесячных отчетов».

Между тем не все предприниматели согласны идти на сговор со «сборщиками податей», требуя соблюдения буквы закона в сфере налогообложения и внесения кардинально-позитивных изменений в деятельность фискальной системы. «В 1998 году, когда, согласно правительственному постановлению №218, для торгующих на «Ипподроме» в виде эксперимента был введен фиксированный налог, из перечня проверок убрали книги учета доходов и расходов, то показатели налоговых сборов сразу же пошли вверх, - вспоминает ташкентский предприниматель Елена Агибалова. – При этом численность инспекторов-контролеров в разы сократилась, а число желающих заниматься легальным предпринимательством, не опасаясь «контрольных закупок» и конфискаций, напротив, резко увеличилось».

По мнению частного предпринимателя Елены Агибаловой и ее коллеги Динары Латыповой, фиксированный налог в свое время вводился с целью сокращения количества проверок и проверяющих, а главное звено в бизнесе - фиксированный налог при свободной торговле. Но в настоящее время физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, чиновники обязали продавать товар, пользуясь строго контрольно-кассовым аппаратом (около 300.000 сумов) и ведя отчетность в книге кассира-операциониста (50-60 тыс. сумов). Это в корне неверное решение, так как налог (фиксированный) уже исчислен и установлен. Использование кассового аппарата имеет смысл, если налог отчисляется с продаж. При этом налог, зависящий от фактической продажи, был бы гораздо меньше того фиксированного платежа, который сегодня равен десяти минимальным окладам.

Во всех цивилизованных странах с развитой рыночной экономикой кассовые аппараты используют лишь для внутреннего учета продажи товаров. В Ташкенте эти бездействующие устройства установлены даже в общественных туалетах, но, скорее, для утешения амбиций проверяющих.

«Как ни странно, многие наши налоговые инспектора сегодня используют в качестве метода давления и устрашения правительственные документы, в частности, известное постановление Кабмина №306 от 17 ноября 2011 года, где как раз говорится о проведении «контрольных закупок», постановление ГНК от 24 января 2012 года за №201203 (о необходимости приобретения книги кассира-операциониста), и устаревшие статьи Налогового кодекса №№114 и 119, - говорит Елена Агибалова. - Это уже вчерашний день, и их, на наш взгляд, надо отменить во избежание нарастания карательно-репрессивных акций со стороны налоговиков и уменьшения масштабов коррупции. Парадокс, да и только: чем сильнее карательные функции многотысячной армии налоговых служб, тем хуже ситуация с налоговыми поступлениями в бюджет».

В сентябре прошлого года все свои предложения и рекомендации по улучшению налогового климата страны предприниматели Агибалова и Латыпова предоставили при личной встрече председателю ГНК Ботиру Парпиеву. В ГНК, говорят, остались довольны столь большим интересом деловых женщин к деятельности фискальной службы и пообещали отобрать ряд наиболее интересных предложений с целью дальнейшего их скрупулезного изучения и даже возможного продвижения «наверх»…

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»