23 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Vox populi: «Узбекистан был готов к «бархатной революции» в 2005 году»

На фото – митинг в Андижане 13 мая 2005 года

«Фергана» продолжает публиковать мнения читателей о том, возможна ли в Узбекистане «бархатная революция». Хает Хан Насреддинов из Ташкента полагает, что республика была готова к ней в 2005 году. По его мнению, ростки революции взошли в Андижане, где люди вышли на улицы с требованием справедливости и перемен, но тогда попытка изменить власть провалилась. Однако революционный процесс не завершился, а лишь замер на время. По мнению автора из Ташкента, стихийный мятеж рано или поздно произойдет.

Предыдущие отклики читателей на призыв оппозиционера Баходира Чориева к мирной революции в Узбекистане читайте здесь и здесь.

* * *

Сколько ударов молота может выдержать кварцит, самый прочный камень на земле? Что происходит с сердцем человека, когда его бьют током? Может ли человек всю жизнь проходить на коленях?

Вопросы разные, но суть одна: какова мера терпения во всех случаях? Об этом я думаю с того дня, как пересек пограничную линию и вновь оказался на родине. За годы моего отсутствия в Узбекистане, увы, ничего не изменилось. Все те же голодные не на еду, а на уважение, глаза. Все то же чинопочитание из-за нежелания быть битым и виноватым. И все то же равнодушие к чужой беде и облегчение, когда бьют другого, а не тебя.

Сможем ли мы при таком отношении к своей судьбе изменить нашу страну? Найдем ли в себе силы освободить хотя бы наших детей от порабощения тоталитарной бюрократией? Возможна ли у нас революция, которую красиво называют «бархатной»?

Ответ, вроде, очевиден. Узбекистан был готов к «бархатной революции» в 2005 году. Ее ростки взошли в Андижане, где люди вышли на улицы с требованием справедливости и перемен. Но попытка изменить власть провалилась. Люди с государственными мандатами просто расстреляли носителей новой эпохи.

Да, согласен, революция не исчезла, она на время приостановила свое движение, и ее, рано или поздно, доведут до логического конца. Тогда власть смогла удержать народ от стихийного мятежа, но надолго ли?

Я пессимист и не верю в своих сограждан. Но в начале статьи я написал о пределе терпения. Что, если этот предел уже достигнут, если простые узбекистанцы уже дошли до той черты, после которой они начинают ощущать либо свою обреченность, либо исступленное желание хоть что-то изменить в своей жизни?

Пока у власти действующая команда, народ вряд ли поднимется на стихийный бунт. Власть научилась манипулировать людьми, подкидывая им время от времени «хлеба и зрелищ». Особо умных и неподатливых посадит на время, или родственников по этапу пустит, если нет возможности прижать к ногтю самого активиста. Отработанные технологии политики кнута и пряника пока работают без сбоев. И волнения, которые перерастут в настоящую революцию, возможны только при смене власти, когда при дележе властных полномочий не будут учтены интересы того или иного областного клана.

Мы помним, что революции в арабских странах были спровоцированы внешними заинтересованными лицами, которые умело использовали внутренние проблемы этих государств. Народные волнения в Ливии и Египте, например, были поддержаны для замены уже неэффективной и заржавевшей власти более лояльной и устойчивой к реалиям сегодняшнего времени.

Мое частное мнение: в странах Средней Азии пока нет предпосылок для революционного движения в его теоретическом виде. В регионе не происходит процесс замены одной социально-экономической формации другой, а ведь это и есть революция. Но в нашем контексте мы можем говорить о силовой борьбе кланов за захват или укрепление власти. Узбекистан не исключение.

Если в Узбекистане все же произойдут массовые волнения и утвердится новая власть, то она должна быть не менее жесткой, чем существующая. Мусульманский мир отличается жестокостью по отношению к оппонентам. И новым государственным формированиям надо будет приложить максимум усилий для пресечения самосуда над виновными в текущем авторитаризме и гонениях. Уповать при этом на внешние силы, которые придут и установят новый порядок, не стоит. Узбекистан, при всем уважении к его геополитическому расположению, не обладает таким объемом материальных благ, ради которых стоит ввязываться в новую долгосрочную военную кампанию. К тому же в стране избыток нетрудоустроенной рабочей силы, которую надо куда-то девать. Считаю, что республика может стать разменной монетой в большой политической игре между странами-лидерами (Россия, Китай, США) и человеческие судьбы здесь будут учитываться в самую последнюю очередь. Поэтому нынешняя власть и жестока во внутренней политике. Так же должна будет поступать и новая власть. Но обладают ли такой политической силой новые лидеры, есть ли они вообще? Однозначного ответа пока нет.

Целая череда серьезных ошибок во внешней политике (сага с членством в ОДКБ, заигрывания и неожиданные демарши в отношениях с США) поставили Узбекистан в категорию ненадежных партнеров. Отношения соседей к нему холодное. О каких, к примеру, добрых чувствах со стороны Таджикистана может идти речь, если Узбекистан выступает категорически против строительства Рогунской ГЭС, которая могла бы дать импульс развитию промышленности и обогреть таджикистанцев зимой?

Быстрой и эффективной помощи от соседей, случись чего, Узбекистану ждать не приходится. Наоборот, его соседи и партнеры выдержат паузу, чтобы значительно ослабить Узбекистан и без больших потерь занять его утраченные позиции. Более того, внутренние волнения в отдельных регионах страны, случись они в ближайшем будущем, могут быть поддержаны рассерженными соседями. Нет, я не веду разговор о военном вмешательстве, но в период волнений вполне реальна, к примеру, массовая высылка трудовых мигрантов на родину из России и Казахстана. Граждане Узбекистана, работающие за копейки за границей, но вдохнувшие пьяный воздух свободы, не согласятся жить при авторитаризме и будут движущей силой народных выступлений.

Верно еще одно утверждение: «бархатная революция» в Узбекистане невозможна до тех пор, пока существует хоть какая-то проблема или угроза со стороны Афганистана. НАТО не допустит второго очага напряженности или локальной войны в регионе до тех пор, пока не выкарабкается из афганского капкана, куда Альянс загнал себя в начале века. Напряженность возникнет тогда, когда НАТО вывезет из Афганистана всю технику и военное оборудование и найдет другой путь давления на эту страну. Вот тогда и жди беды от нас. А до той поры существующая в Узбекистане власть в той или иной мере будет устраивать НАТО (читай США). Как долго будет длиться этот процесс, неизвестно. Но нынешнее руководство это мало волнует. Главное, усидеть у власти сейчас и не иметь серьезных внешних недругов. Или власть намерена извлечь некие стратегические (эквивалентно материальные) выгоды от такой ситуации? Если это во благо нашей страны, я согласен. Иначе - нет.

Я считаю, что импорт всякого рода революционных технологий в Узбекистан крайне опасен. Результат будет непредсказуем. Вспомним, как Коминтерн пытался устроить в западных странах мировую революцию и к каким жертвам и катастрофическим последствиям это привело. Свежи в памяти и серийные революции в Северной Африке, проведенные под чутким вниманием специалистов из ЦРУ. Власть сменилась быстро, диктаторов сместили, а на смену им пришли анархия и террор. А если такая революция вспыхнет в стране, где уже тлеют костры национальных конфликтов, где существующая культура поведения не признаёт дискуссию и терпимость к инакомыслию? А Узбекистан именно этим и «богат», к сожалению. В Ферганской долине живут несколько миллионов мусульман, руководствующихся средневековыми убеждениями. Пока они терпят лишения и гонения, их агрессия дремлет, но готова вот-вот проснуться.

Тогда, в 2005 году, терпение народа в Андижане дошло до предела, в людях все проснулось сразу: и нежелание ходить на коленях, и злоба, и жажда мести, и отчаяние от безысходности. Все смешалось в тот солнечный, но ставший кровавым день, когда народ вышел на улицы Андижана. Это не был бунт или мятеж. Это была именно революция. Когда низы не хотят жить по-старому. И эта революция должна была стать «бархатной». Ведь никто не ожидал, что власть применит силу против народа. Но залпы сотен автоматов написали пролог новой истории Узбекистана.

Узбекистан, однако, готов к мирному переходу власти. Но только если новые силы не будут реакционными, не начнут новую эпоху с «охоты на ведьм». А также при условии обязательного соблюдения взятых на себя обязательств перед странами-союзниками. В противном случае мы превратимся в полигон для обкатки нового оружия и новых методов политического устрашения.

Хает Хан Насреддинов, Ташкент