23 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Vox populi: «В Узбекистане следует ждать не «бархатную» революцию, а настоящую»

Редакция «Ферганы» получила еще один отклик на призыв узбекского оппозиционера Баходира Чориева к мирной революции в Узбекистане. Блогер Ядгор Норбутаев считает, что в Узбекистане следует ожидать не «бархатную революцию», а настоящую, кровавую. Свое мнение он обосновывает накопившимся у населения страны протестным потенциалом, но при этом оговаривает, что оно вряд ли самоорганизуется и выйдет на улицы – в силу ментальных особенностей. Однако при появлении сильных оппонентов Ислама Каримова вполне может их поддержать. Между тем, не исключает блогер, таковыми оппонентами могут стать афганские талибы…

Предыдущие отклики читателей на призыв к мирной революции в Узбекистане читайте здесь, здесь и здесь.

* * *

Не собирался я, право слово, касаться данной темы, но получил сразу шесть писем с настоятельными просьбами высказать свое мнение и потому не считаю для себя возможным уклониться от такой чести. Однако сразу хочу предупредить читателей, что ничего нового они не найдут в этих скромных записках, так как все тезисы по этой проблеме уже были мною высказаны прежде в других соответствующих публикациях. И тем не менее - поехали…

Вопрос: Можно ли устроить в Узбекистане «бархатную революцию»?

Ответ: Нет, нельзя!

Вопрос: Почему?

Ответ: Учите матчасть!

«Матчастью» в нашем случае являются основополагающие классические труды: «Государство и революция» Владимира Ленина, только первая часть; «Техника государственного переворота» Курцио Мелапарте. В этих двух работах как нельзя лучше отражены стратегия и тактика осуществления триумфальных революций (госпереворотов). Кроме того, рассмотрены и другие важнейшие проблемы, в частности - вопрос о реальных предпосылках для начала выступления.

Почему же нам действительно стоит обратиться к учению ныне всеми и повсеместно поносимого Владимира Ульянова-Ленина? Да хотя бы потому, что он одним из первых не только разработал теоретические основы победоносной революции, но под его руководством они были успешно претворены в жизнь. Конечно, неплохо было бы ознакомиться и с мнением Троцкого, но оно в данном случае, увы, вторично, Лев Давидович на самом деле был всего лишь отличным практиком-исполнителем, но не более того.

При этом к работе Владимира Ленина надлежит подойти осмотрительно, с учетом сегодняшних реалий, то есть сразу же решительно очистить для себя само ядро этой теории от шелухи «классовой» борьбы, и тогда она, эта теория, засверкает подобно истинному бриллианту.

Кроме того, хотелось бы обратить внимание на несовершенство ленинской формулы «верхи не могут, низы не хотят». Это определение «революционной ситуации» хотя и является абсолютно верным, но, тем не менее, носит всего лишь «оценочный» характер, то есть в нем отсутствуют точные критерии, определяющие понятия «не могут» и «не хотят». Каким конкретным образом они должны быть выражены? Что можно считать, к примеру, тем пределом, после которого в «низах» окончательно созревает заявление «мы больше не хотим»?

Сам Владимир Ильич осознавал определенное несовершенство этой своей «формулы революции» и даже настаивал на том, что ей, в том числе, должны сопутствовать, а фактически и определять ее, некоторые государственные потрясения, например, война. У Курцио же Мелапарте тщательно освещены все тонкости практического искусства захвата и удержания государственной власти на примерах того, как это совершали в свое время Бонапарт, Ленин, Муссолини, Пилсудский и Гитлер. Ниже будут приведены ссылки на работы других, уже современных авторов, посвятивших свои исследования данной тематике.

Все это сказано здесь к тому, что «дело революции не терпит дилетантизма», а в наше время даже за двести долларов (ух ты!) многого не сотворишь и на баррикады/улицы народ не выведешь.

Итак, что же такое «социальная революция»? Это, прежде всего, глубокое качественное изменение всей структуры социума.

Имеет ли место в современном обществе Узбекистана выраженное стремление к его, общества, коренному переустройству? Наверняка ничего подобного никому из граждан даже не снится, тут и к гадалке не ходи.

Да, можно себе представить, что большинство населения мечтает сменить старого президента на нового, более «лучшего», что ли, но никому и в голову не придет при этом крушить основы существующей общественной формации. Рушить все государственные структуры «до основанья, а затем», как это предполагает подлинная революция, никто у нас пока не собирается.

«Бархатной» же революцией по-настоящему можно назвать, к примеру, то, что бескровно (!) произошло в свое время в отдельных бывших республиках «социалистической демократии», прежде всего в Чехословакии, но никак уж не в Румынии. Сломали «социализм» и принялись строить «капитализм».

Если бы было возможно каким-нибудь фантастическим способом провести в Узбекистане поголовный опрос населения на тему «Чего же вы хотите от власти?», наверняка в большинстве ответов присутствовало бы желание, прежде всего, - «большей свободы торговли». Ну, и чтобы милиция с налоговиками не сильно свирепствовали. И уж абсолютно все, хором – «мы хотим мирного неба»! Все это прямо указывает на крайне низкий уровень пассионарности данного этноса и соответствующую этому ограниченность в желаниях. «Пусть будет так, как было, но только немножечко лучше».

Разве такие общественные запросы могут привести к революции, пусть даже и к бескровной?

Однако все революции, а также различные перевороты и путчи (военные перевороты) зачастую происходят без опоры на широкие народные массы. В таком случае заговорщики должны, как минимум, заручиться нейтралитетом большинства обывателей. При этом современные социологи отмечают, что принудительной смене власти всегда предшествуют определенные этапы смещения акцента общественного сознания. В большинстве случаев этот феномен вызревает последовательно, передвигаясь при этом от вехи к вехе.

Как любой инфекционной болезни предшествует собственный инкубационный период и характерные симптомы, так и любой революции свойственны отдельные этапы предварительного развития.

Признаки такого генезиса описаны, к примеру, Крейном Бринтоном в его «Анатомии революции». К месту будет рассмотреть их на примере нынешнего Узбекистана.

1. В обществе усиливается недовольство, вызванное экономическим кризисом и «поляризацией» самого общества по степени доступности материальных благ отдельным его слоям. При этом выразителями недовольства являются не беднейшие маргинальные слои, но именно «восходящие» социальные прослойки. «Нам не дают спокойно торговать»! Во многом такое определяется и завистью к так называемой «элите», которая ухитрилась забрать себе «выгодные» места при властях предержащих. Более низко расположенные на социальной лестнице слои населения также выражают свою солидарность протестантам, но не активно. (Все это можно с уверенностью отнести и к Узбекистану. «Фермеры» недовольны «начальством» так же, как и «торгаши», но при этом различают существующую между ними разницу в социальном положении – «у нас с ними разные пути».)

2. Начинается резкое брожение в интеллектуальной среде. Она и становится разносчиком «революционного духа». (Такое как раз несвойственно современному узбекскому обществу: в стране практически отсутствует интеллектуальная жизнь. «Властители умов» либо продались власти с потрохами за миску чечевичной похлебки, либо стараниями тех властей были вынуждены покинуть родину. Их голоса из-за рубежа доносятся крайне слабо. В данном случае Ислам Каримов надежно обеспечил себе интеллектуальное превосходство над обществом, опираясь на демагогию и лжепатриотические лозунги придворных лизоблюдов.)

3. Слабеющий режим пытается снять напряжение в обществе путем проведения частичных реформ. Характерным для них является то, что, несмотря на «благую сущность», народом они не принимаются и потому терпят крах. (Это нынешнему Узбекистану тоже несвойственно. Власти, невзирая ни на что, даже не пытаются заигрывать с народом. Они пока ощущают себя «в силе» и эту свою уверенность свободно индуцируют в массы, кои, подчиняясь вековой инерции, безропотно пребывают в угнетенном состоянии).

4. За всем этим обычно следует паралич государственной власти и последующее ее падение. (Ничего подобного в Узбекистане пока не предвидится).

Выходит, что если подходить к этому вопросу с чисто теоретических позиций, то смена власти в Узбекистане в ближней перспективе, пожалуй, никак невозможна, однако…

Однако, как отмечает тот же Крейн Бринтон, «настоящая революция всегда выходит неожиданной»!

Польский писатель Рышард Капучински в качестве примера приводит революцию в Иране и сопутствовавшее ей возвращение аятоллы Хомейни. Кто еще за полгода до этого события мог себе вообразить размах и масштаб предстоящих перемен во всем? А какой до ужаса внезапной показалась всему миру недавняя «арабская весна»? Так что давайте насчет Узбекистана зарекаться не будем.

Сегодня все создатели «теорий революций» в один голос утверждают, что, кроме всем очевидных факторов, способствующих революционным взрывам, в обществе существует некий «иррациональный и ирреальный» фантом. При всех условиях, соответствующих революционной ситуации в обществе, взрыв порой может не произойти по каким-то таинственным причинам, и наоборот.

Однако в то же время в другом, казалось бы, вялом и аморфном обществе у людей неожиданно пропадают апатия и пассивность. Жили себе тихо-мирно, и вдруг - ба-бах!!

Прежде крайне законопослушные, они внезапно нарушают инерционный ход событий и смело «идут на баррикады». При этом обнаруживается, что еще совсем недавно, каких-нибудь пару недель назад, представлялось, что такой массовый и спонтанный выброс человеческой энергии никак не возможен.

Будем и мы пока просто иметь в виду этот таинственный «Х-фактор», а вдруг и он неожиданно сработает…

Теперь нам, полагаю, стоит рассмотреть вопрос о том, что имеет нынешний узбекский режим «в активе», то есть насколько велики его возможности и дальше продолжать надежно удерживать власть в своих руках.

Во-первых, напрямую тому способствующий менталитет народа. Это, в основной массе, робкие и запуганные люди, их особенно много в сельской местности, они не представляют себе иного императива, как безоговорочное подчинение любой власти. Властью же культивируется и поощряется такой укоренившийся modus vivendi, объявленный чуть ли не «национальной традицией» и заключающийся по сути в терпеливости, покорности и непритязательности.

Во-вторых, режим сумел привлечь на свою сторону значительные в количественном отношении слои общества, которые, получив определенные привилегии, никоим образом не заинтересованы в изменении существующих порядков. Это юристы, милиция, налоговые и таможенные служащие, представители административных органов, «депутаты», партийные функционеры всех мастей и тому подобное.

В-третьих, огромный репрессивно-карательный аппарат, кроме всего прочего обеспечивающий надежную охрану самого главы государства и его клевретов.

Можно было бы привести и еще определенное количество аналогичных фактов и факторов, но они общеизвестны, потому обратим внимание лишь на один из них.

Режиму на полном серьезе удалось внушить большинству обывателей, что власть Ислама Каримова является меньшим из всех возможных «зол». С его уходом с поста президента связывается возможность возникновения различных бед апокалиптического масштаба. На Исламе Абдуганиевиче все в этой стране только и держится, на нем непосредственно свет клином и сошелся!

Прием далеко не новый в истории, приблизительно такой же кунштюк в свое время эксплуатировала и сталинская камарилья.

Теперь произведем экспресс-инвентаризацию каримовского «пассива». Ух, даже и не знаешь, с чего тут начать, чтобы не пропустить важнейшего…

Тотальная коррупция; аграрное перенаселение; экономическая деградация промышленной сферы; прогрессирующий коллапс всей финансовой структуры государства, окончательный крах социальной структуры и сферы ЖКХ; образование и медицинское обеспечение населения – в штопоре; хронический дефицит бюджета, et cetera, et cetera…

То, что пропущено, читатель вправе дополнить сам.

И вот что характерно: любой из вышеперечисленных факторов уже сам по себе способен «свалить» любое правительство, при этом все вместе они составляют воистину взрывоопасную смесь.

«Чтобы отведать плод с дерева, не обязательно швырять палкой в отягощенные ветви. Созревшее лакомство само упадет к ногам терпеливого».

Так же, как в свое время ближайшие соратники Сталина с нетерпением ожидали хоть какого-то конца «отца народов», так и сегодня каримовская «элита» пристально приглядывается к землистому цвету лица своего Главпахана. Долго ли еще ждать нам осталось? Доколе?

Главные же бонзы, хищной стайкой расположившиеся у узбекского трона, сами наверняка не особо-то и рвутся к тому, чтобы сесть на престол, однако при этом по мере возможностей удерживают молодежь авантюристического склада от опрометчивых и поспешных действий.

Сколько же им ждать?

Пожалуй, недолго, страна стремительно приближается к своему, так сказать, «водоразделу». И он уже, точнее срок его, конкретно наметился.

Сие есть конец будущего года. То есть именно тогда, когда Ислам Каримов (если, конечно он доживет до того времени), всенародно объявит о своих планах на будущее: останется ли он в президентах и далее или же предпочтет сопутствующим этому тяготам и беспокойствам плавный уход в небытие.

А вдруг: «Я, по просьбе моего народа, остаюсь еще на один срок»?

Вот вам и повод для дворцового переворота, мятежа, путча.

Почему именно путча? Да потому что в нем стопудово примут участие и даже возглавят его представители служб безопасности, ибо только с их возможностями можно будет хоть как-то удержать государство от немедленного и неконтролируемого распада на отдельные части под тяжестью накопившихся проблем.

Но и это еще не будет революцией.

Настоящую революцию, причем отнюдь не «бархатную», в Узбекистане следует ожидать тотчас после того, как афганские талибы, выпроводив восвояси силы НАТО, основательно укоренятся на своей земле, а потом уже силами мелких боевых отрядов с «калашами» за плечами и эмиссаров с Кораном в руках начнут глубокое проникновение в пределы «солнечной республики».

«Республики»? Да, но к тому времени, скорее всего, уже не «солнечной», а, возможно, и «мусульманской».

Основная доктрина исламистов, которая во главу угла ставит Всеобщую Справедливость, в такой стране, как Узбекистан, имеет самые реальные шансы к тому, чтобы под ее лозунгами вывести на улицы городов многомиллионные толпы. Вот вам и настоящая, причем кровавая, а не какая-то «бархатная», революция в полном соответствии со всеми теориями!

Что же вело и пока еще продолжает вести эту страну и этот народ к такому уже вполне очевидному, роковому финалу?

Ответ прост: несменяемость власти на протяжении более двадцати лет, всеобщая вера в идола и рабское подчинение кумиру Каримову - фигуре как отвратительной, так и по-своему трагической на повидавших всякое исторических подмостках.

Ядгор Норбутаев

Международное информационное агентство «Фергана»