18 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Годовщину независимости страны Ташкент встречает массовым убийством собак и кошек

19.08.2014 17:10 msk, Фергана

Узбекистан Общество

В Узбекистане среди множества мероприятий, ежегодно проводимых в рамках подготовки к таким торжествам государственного значения, как празднование Дня независимости республики, есть и обязательная «очистка» городских улиц и кварталов от бродячих животных. Жертвами подобной антигуманной акции только в одном Ташкенте за считанные месяцы становятся сотни собак и кошек, среди которых немало домашних питомцев - привитых и стерилизованных.

Рассказы местных защитников бесприютных четвероногих изобилуют фактами жестокой расправы и насилия над ними как со стороны работников бригады отлова, так и со стороны санэпидстанций (СЭС), ГУБа и РУБов (городское и районные управления благоустройства при столичном и районных администрациях). На плечи последних, согласно правительственному постановлению трехлетней давности, и «повесили» всех бесхозных собак и кошек, которых требуется уничтожить любыми средствами. Подключили к этому делу даже сотрудников правоохранительных органов.

Массовое уничтожение животных, по словам жителей Ташкента, происходит в городе с начала июля, причем зачастую средь бела дня и на глазах у плачущей детворы. Защитники животных недоумевают: почему чиновники никак не хотят понять, что создание хотя бы одного спасительного приюта для четвероногих бродяг обошлось бы казне в разы дешевле, нежели их истребление?

Не стоит забывать и о том, что собаки и кошки являются в некотором роде санитарами улиц, и их уничтожение чревато увеличением численности крыс, мышей, шакалов, что, впрочем, наблюдается уже сегодня. Загрязненные арыки и каналы узбекской столицы, где беспрепятственно плодятся крысы и мыши, стали рассадниками потенциальной заразы, меньшая из которой - желтуха.


После работы живодеров трупы животных еще долго лежали во дворах

Война с котиками

Восьмого июля 2014 года жители махали (квартала) «Мовароуннахр» Мирабадского района, что рядом с ГУВД, во дворах своих домов насчитали одиннадцать трупов кошек и котят, которых сообща подкармливали годами. На следующий день живодеры жестоко расправились еще с восемью четвероногими любимцами двора: они мучительно долго умирали на глазах у детей, в ужасе умолявших взрослых спасти скорчившихся в агонии несчастных животных.

Жильцы вспоминают, как накануне возле многоэтажных домов 89 и 89/2 (улица С.Азимова), 16 и 18 (улица С.Барака) появилась некая «женщина в белом, в маске и перчатках» - якобы с целью санитарной обработки территории. Позже выяснилось, что ее специально вызвала ярая ненавистница кошачьего племени Н.Караханова - хозяйка одной из квартир, в которой не живет, но регулярно сдает ее в аренду. Председатель махаллинского комитета Карима Очилова, инспектор профилактики опорного пункта милиции З.Мусурмонкулов и председатель ТЧСЖ (товарищества частных собственников жилья) Е.Панова поспешили успокоить людей, заверяя, что «кошек трогать не будут», дескать, санитарные мероприятия направлены исключительно на уничтожение обитающих в подвалах тараканов, блох и комаров. Как выяснилось, это был обман.

«Часть умерщвленных животных (здоровых и привитых!) принадлежала жильцам, за уличными же добрые люди ухаживали вместе, буквально на днях собирались вести на очередную стерилизацию в ветклинику «Дарелл», - рассказывают, едва не плача, те, для кого произошедшее стало личной трагедией. – Некоторые кошки обитали здесь более десяти лет, были нашими санитарами, вылавливая крыс и мышей, радовали детвору. За что с ними так?!»


Не пожалели даже котят

Заявление с требованием привлечь к ответственности организаторов и участников жестокой акции и сообщением о разбрасывании ими отравляющих веществ в местах скопления людей, включая детские площадки, инспектор профилактики Мусурмонкулов попросту проигнорировал. Нечего, мол, бить тревогу по пустякам - «уничтожена ничейная живность».

По словам жителей, несмотря на многочисленные звонки в различные инстанции, трупы отравленных четвероногих и птиц лежали на месте гибели - под окнами жилых домов, в арыках и детских площадках, - целых пять дней, распространяя зловоние. И это при сорокаградусной жаре!

До животных никому нет дела?

Случаев безнаказанного убийства животных, как в быту, так и по распоряжению органов власти, множество. Даже удивляешься, как бездомные кошки и собаки до сих пор еще обитают в городе. Общество в массе своей инертно, поэтому на жалобы немногочисленных защитников животных в высокие инстанции реакции практически никакой. Да и какая реакция, если в Узбекистане нет даже закона о защите животных?

Тем не менее, жители махалли «Мовароуннахр» сразу же после инцидента решили обратиться в органы прокуратуры, «Экологическое движение Узбекистана», в общество защиты животных ННО «Доброта и милосердие» и другие организации. Ответа, увы, нет до сих пор. Если молчит даже неправительственная организация, чего же ожидать от других...

Хотя, один пример удавшейся защиты животных в Узбекистане имеется.

В январе 2012 года Мирзо-Улугбекский районный суд по уголовным делам города Ташкента приговорил двух убийц кота к денежному штрафу. Судебное разбирательство по факту жестокой расправы над домашним котом, расстрелянным из пневматического оружия в махалле «Олтин тепа» Мирзо-Улугбекского района, завершилось привлечением к ответственности Алишера Шукурова и его подельника Джасура Эшонкулова по статьям 111 («Жестокое обращение с животными») и 183 («Мелкое хулиганство») Кодекса об административной ответственности (КоАО) Узбекистана. Ввиду отсутствия в стране закона о защите животных к убийцам кота была применена статья 183, по которой им присудили штрафы в размере пяти МРЗП, или 314.600 сумам (к тому моменту примерно $150).

Нет закона – есть жестокость

Захида Исламова – хозяйка единственного в Узбекистане частного приюта для животных, расположенного в поселке Кибрай Ташкентской области. Приют функционирует благодаря бесценной помощи волонтеров и небольшой группы гражданских активистов. Посильную поддержку добросердечной защитнице слабых оказывают все, кто неравнодушен к судьбе беспомощных четвероногих бродяг, некогда преданных прежними владельцами. У этой хрупкой маленькой женщины слишком обостренное чувство любви к животным, и всеми силами она старается спасать их жизни и здоровье. Захида убеждена, что варварское уничтожение собак и кошек в стране будет продолжаться до тех пор, пока не примут закон о защите животных.


«Нередко несчастных животных мучают и убивают не только взрослые, но и дети, придумывая для них ужасные пытки: их травят, бросают под колеса поездов, поджигают заживо. Некоторые взрослые делают на них деньги, сдавая собак на мясо или стравливая их в собачьих боях, - голос Захиды дрожит. – И никого не интересует, что ребенок, безнаказанно убивающий сегодня беззащитного котенка или щенка, завтра может стать преступником, посягнув на жизнь уже человеческую. А был бы соответствующий закон – было бы и карающее за жестокость наказание, и дети вырастали бы более милосердными к окружающей природе, знали бы, что такое гуманное отношение к братьям нашим меньшим».

Кровавая работа

51-летнего безработного догхантера (охотника за собаками) Джахонгира Вапаева в Кибрае знает и стар, и млад – тот не раз был уличен в краже детских велосипедов, колясок, поливальных шлангов и прочих необходимых в домашнем хозяйстве вещей. Его семья уже не один год кормится за счет убийства бездомных собак, которых он заманивает в силки-капканы и жестоко добивает железной палкой-ломом с двумя металлическими крючками на конце. Кровавая бойня происходит главным образом в ранние утренние часы, когда большинство жителей спят, но, бывает, что и на глазах свидетелей, в том числе детей. В такие минуты, как говорят очевидцы, со стороны стадиона тренировочной базы футболистов команды «Пахтакор» доносятся душераздирающие вопли и плач несчастных собачек.

Местная детвора часто доводит весть об очередной кровавой расправе «собачьего палача» до сведения Исламовой, и она, сломя голову, мчится на разборки с бездушным живодером.

«Четвертого апреля подростки сообщили мне, что Вапаев на стадионе удавкой убивает очередную жертву. Я застала его как раз в момент нанесения страшного удара своей знаменитой палкой-крюком, - продолжает защитница животных. – К сожалению, спасти собачку мне не удалось, но я сумела-таки вырвать из его рук смертоносное орудие».

Только дома Захида поняла, что в нешуточной схватке с озверевшим типом получила серьезные травмы – врачи констатировали у нее перелом трех ребер.

Она неоднократно обращалась к местному инспектору профилактики по поводу многочисленных злодеяний Вапаева, но тот только разводил руками, твердя, что собаки-де бесхозные, и советуя оставить «охотника» в покое. Не принималось блюстителем порядка в расчет даже то, что живодер не раз угрожал Исламовой физической расправой. Лишь скандальное вмешательство в дело родителей мальчишек-осведомителей Захиды, которым после апрельского инцидента изверг пригрозил, что изнасилует их за длинные языки, заставило его временно затаиться.


Приют обошелся бы дешевле

Со дня принятия узбекским правительством постановления №202 «О мерах по совершенствованию деятельности служб, связанных с отловом и содержанием безнадзорных животных») прошло три года, но не все его предписания были выполнены.

Как говорит на условии анонимности источник, близкий к столичному Управлению ветеринарии, это касается, к примеру, требования оборудовать места для цивилизованного содержания отловленных животных и построить крематоры для утилизации их трупов. Ташкентские организации, на которых возложено решение этих задач, все еще думают, как найти участок земли, где можно было бы построить первое в стране сооружение для кремации трупов бездомных животных. Причин промедления несколько, главные – острая нехватка средств и нерасторопность хокимиятов (администраций) в выделении земельных участков.

На возведение одного сооружения для утилизации останков животных, по словам собеседника, по самым скромным прикидкам, требуется порядка 40-50 миллионов сумов (примерно $13.300-16.700), а таких объектов в масштабе страны требуется построить несколько.

«Строительство хотя бы одного приюта для четвероногих бродяг обошлось бы казне в разы дешевле, нежели многосложный конвейер для их уничтожения», - сетует специалист ветуправления.

Не пожелавший представиться специалист городского управления по благоустройству (ГУБ) при столичном хокимияте пояснил, что в областных администрациях, включая Ташобласть, не торопятся выделять земельные участки с необходимыми санитарно-гигиеническими параметрами. «Средства для строительства изыщем, - заверил сотрудник управления, - проблема в поиске подходящих мест за чертой города».

Трепетная «забота» о четвероногих

Работники сферы благоустройства, по словам сотрудника ГУБ, сегодня заняты решением других не менее важных пунктов постановления, в частности, изготовлением и установлением новых вольеров, закупкой петель-«удавок», сетей и тому подобным. Но главная их работа, проводимая совместно с бригадами отлова, сводится к умерщвлению жертв. Так что с принятием нового постановления в этой сфере ничего кардинально не изменилось.

Согласно документу, ГУБы и РУБы республики обязаны были до 2013 года приобрести 146 новых вольеров для содержания отловленных собак и кошек, 97 «удавок», 68 сетей, 6 автомобилей «Дамас», и еще обеспечить занятость не менее 500 новых штатных единиц в системе благоустройства.

Как информировали защитников животных, за время действия документа в каждый из пунктов отлова завезено по два-три новых вольера, но в большинстве своем они пустуют: бродячих кошек убивают прямо на месте, собаки же становятся предметом коммерческого торга – зачастую их не довозят до пункта назначения, а распродают держателям кафе на «экзотические» блюда вроде корейского блюда из собачатины «кядя».

Закупленные для хозяйственных нужд «Дамасы» в ряде служб отлова, как выяснилось, используются в коммерческих целях – для перевозки двуногих пассажиров.

Гражданские активисты обращают внимание общественности на отсутствие оборудованных мест для содержания отловленных животных, на жестокое обращение с ними, когда несчастных во время четырехдневного карантина, предусмотренного законом, держат без еды и воды в тесных клетках. Тех, конечно, кого довезли до клетки.

Но чаще пленников сортируют сразу же после поимки, «товарных» сдают на убой, вызвав на место скупщиков «собачьих деликатесов». Благо, учет отловленных животных ведется с потолка.


Труженики топора и палки

В перечне требований постановления указана также необходимость придерживаться, как это ни странно прозвучит, «гуманных аспектов обращения с животными».

Между тем, и по сей день жертв отлова (преимущественно кошек и «нетоварного вида» больных собак), по наблюдениям осведомленных людей, продолжают убивать жестокими способами, например, «железным прутом промеж глаз».

Как правило, трупы животных, среди них могут быть и недобитые, обливают кислотой и закапывают в специальных скотомогильниках – ямах Бекери, существующих еще с советских времен.

Так что до улицы Назарбек, где базируется бригада отлова и стоят три старенькие и тесные клетки-карцеры (три новые еще не тронуты), бесприютных собачек и случайно попавших вместе с ними в облаву домашних питомцев практически не довозят.

Как выяснилось в беседе с догхантерами, в иные дни только по одному Ташкенту случается до 20-30 вызовов, причем нередко владельцы сами добровольно отрекаются от своих питомцев. Доберись все пойманные животные до пунктов отлова живыми, вольеры были бы переполнены.

«Соблюдение четырехдневного карантина и переполненные вольеры – редкая картина, которую можно увидеть лишь при появлении проверочной комиссии, а так - какой нам резон морить пленников голодом?», - говорят те, кто получает от государства зарплату за убийство беззащитных горемык.

Платят им в среднем 450.000-500.000 сумов в месяц (около $150-170). Занятость в этой жуткой сфере, как ни странно, плотная: догхантеров привлекает ежедневный наличный «навар» от бизнеса на крови.

Тем временем защитники животных получают из разных концов республики тревожные сигналы о фактах нападения шакалов на людей, в основном на детей. К примеру, девочку из населенного пункта Кипчак Кибрайского района Ташкентской области, пострадавшую в прошлом году от укуса шакала, удалось спасти лишь благодаря своевременной антирабической вакцинации, благо, сыворотка против бешенства у медиков оказалась под рукой.

«Шакалы, видимо, расхрабрились, почувствовав резкий спад численности своих домашних собратьев, - сетуют любители животных. – Если уничтожение животных продолжится в том же русле, как бы в недалеком будущем нам не пришлось «выписывать» собак и кошек из Китая. Если верить истории, нечто подобное уже имело место в период бесконтрольного истребления воробьев и майн. Как известно, при дефиците птиц создаются идеальные условия для размножения вредных насекомых, а без собак и кошек мы можем оказаться в окружении опасных диких хищников и грызунов».

Соб. инф. и фото

Международное информационное агентство «Фергана»