25 Июнь 2019



Новости Центральной Азии

Правозащитники: В Узбекистане нет условий для честных выборов президента

Базирующаяся во Франции международная Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (руководитель - Надежда Атаева) распространила заявление, в котором утверждает: в Узбекистане нет условий для честных выборов президента.

Напомним, что выборы президента Узбекистана состоятся 29 апреля 2015 года. На высший пост страны претендуют четыре кандидата:

Ислам Каримов, нынешний президент страны; выдвинут Либерально-демократической партией Узбекистана (УзЛиДеП);

Хатамжон Кетмонов, кандидат от Народно-демократической партии Узбекистана (НДПУ), председатель центрального совета партии;

Наримон Умаров, кандидат от Социал-демократической партии «Адолат» (СДПУ «Адолат»), председатель политсовета и исполкома партии;

Акмал Саидов, кандидат от Демократической партии Узбекистана «Миллий тикланиш» (ДПУ «Миллий тикланиш»), член фракции этой партии в парламенте, председатель парламентского комитета по демократическим институтам, негосударственным организациям и органам самоуправления граждан.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считает, что все кандидатуры перед выдвижением были утверждены в аппарате президента. «Фергана» публикует заявление Ассоциации полностью.

* * *

Плакат из серии «Арт и права человека» Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»
«Все кандидатуры перед выдвижением были утверждены в аппарате президента. Среди претендентов на высший пост нет ни одного представителя оппозиции. Граждане узнают о кандидатах только из новостей правительственных СМИ и плакатов, распространенных Центральной избирательной комиссией. Встречи кандидатов с избирателями проходят в условиях ограничения свободы слова. Критика властей и «неудобные» вопросы фактически запрещены. Допускается только хвалебная риторика. В узбекских СМИ нет даже попыток общественной оценки кандидатов. Ислам Каримов занимает привилегированное положение. Будучи президентом, он использует государственные мероприятия для своей предвыборной кампании. Это касается и открытия новых предприятий, и последней амнистии заключенных.

Никакого проявления активности населения. Доступ к оппозиционным сайтам крайне ограничен, в том числе из-за блокировки и DDoS-атак. Мнение граждан, проживающих за границей, в стране почти неизвестно. Все слои населения находятся под тотальным контролем, поэтому независимо мыслящих граждан немного, и они никак не влияют на избирательную кампанию.

Каримов еще раз продемонстрировал умение использовать в своих целях правовые коллизии национального законодательства, в том числе Конституции. Второй президентский срок Ислама Каримова противозаконно длился с января 2000 г. по январь 2007 г. — восемь лет вместо семи, предусмотренных тогдашней редакцией статьи 90 Конституции Узбекистана. (В 2011 году Конституция была изменена: срок полномочий президента был сокращен до пяти лет). В 2008 году Каримов занял президентский срок в третий раз, хотя статья 90 гласит: «Одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд». Таким образом, правление Ислама Каримова после января 2007 года по настоящее время неконституционно.

Конституция Узбекистана не предусматривает импичмента президента, поэтому даже теоретически Ислам Каримов не может быть отстранен от власти. Основная часть населения понимает, что он остался у власти незаконно. «Я один из тех, кто подвергается критике за долгое пребывание на посту. Меня критикуют, а я не останавливаюсь. Меня критикуют, а я хочу продолжать работать. Что в этом плохого?» — кокетничает Ислам Каримов.

Он вообще никак не объясняет избирателям свое отношение к преступной деятельности своей старшей дочери Гульнары Каримовой, против которой возбуждены уголовные дела во Франции, Швейцарии, Швеции, Узбекистане. Вопросы, связанные с коррупционной деятельностью членов семьи Ислама Каримова, никак не обсуждаются.

Все другие кандидаты восхваляют своего главного конкурента Каримова. Это говорит о том, что они сознательно пошли на участие в таких чисто формальных выборах. Отказ от этой унизительной роли был бы для них опасен.

Абсолютное большинство в Узбекистане не собирается идти на выборы, если не принудят, потому что понятно, что текущие выборы ничего не значат и ничего не изменят.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обеспокоена нарушением фундаментальных прав человека в Узбекистане:

1. Ситуация в местах лишения свободы в Узбекистане. Многие заключенные в Узбекистане больны туберкулезом, гепатитом, анемией и СПИДом. Во всех местах содержания под стражей существует дефицит питьевой воды и еды. Отопление и вентиляция требуют ремонта. Мы получаем очень много сообщений об ограничении доступа к медицинской помощи, даже для инвалидов первой и второй групп и лиц, достигших 60 лет. Достоверно известно, что даже больные в заключении привлекаются к тяжелым работам. Доступ к местам лишения свободы закрыт для независимых наблюдателей, включая спецдокладчика ООН по вопросам пыток. Поэтому мы делаем вывод: Узбекистан не соблюдает Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, условия содержания заключенных сравнимы с пытками;

2. О необходимости возобновления миссии Международного Красного Креста в Узбекистане. В марте 2013 года в Узбекистане полностью прекращена программа посещения лиц, содержащихся под стражей. 12 апреля 2013 года по этому поводу МККК распространил пресс-релиз 13/64. Это решение объяснил генеральный директор МККК Ив Даккор: «В Узбекистане мы не можем обеспечить соблюдение нашего стандартного порядка работы, которого мы придерживаемся при посещении лиц, содержащихся под стражей, для проведения оценки условий их содержания и обращения с ними. В результате мы не можем решать вопросы гуманитарного характера, поэтому проведение каких-либо посещений теряет смысл». По сведениям источников нашей организации, уровень смертности резко растет в связи с заболеваниями, вызванными тяжелыми условиями содержания и ограничением доступа к медицинской помощи.

3. Положение узников совести. Стала стандартной практика увеличения сроков заключения правозащитникам, журналистам, представителям политической оппозиции и тысячам осужденных по обвинению в «религиозном экстремизме». Это делается с помощью бездоказательных обвинений в «неповиновении требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» (статья 221 УК РУз). Приговоры выносятся в нарушение принципов справедливости и объективности. Продление сроков заключения фактически ведет к пожизненному лишению свободы, как например: Мурад Джураев (1952 г.р.), пять судимостей подряд, 21 год в заключении; Мухаммед Бекжанов (1954 г.р.), две судимости подряд, 16 лет; Исроил Холдаров (1951 г.р.), инвалид 2 группы, две судимости подряд, 9 лет - и другие.

4. Практика преследования активистов гражданского общества. Продолжается преследование, в том числе уголовное, инакомыслящих и критиков властей, общественных активистов, оппозиционеров, независимых журналистов, представителей различных религиозных групп, правозащитников, деятелей искусства и членов семей неугодных властям лиц. В Узбекистане за решеткой находятся около 12 тысяч человек, осужденных за принадлежность к религиозным группам, и 40 активистов гражданского общества, журналистов и правозащитников. За последние 10 лет репрессиям подверглись 487 активистов гражданского общества. В последнее время критикам режима систематически запрещают выезд из страны: художнику Вячеславу Ахунову, правозащитникам Елене Урлаевой, Уктаму Пардаеву, Аделине Ким, Шухрату Рустамову и другим. Возобновилась практика принудительного психиатрического лечения критиков режима, в том числе правозащитника Аликула Сарымсакова. Известны случаи тайного помещения в психиатрическую больницу членов каракалпакской оппозиции, выдвигающей идею выхода Каракалпакстана из состава Узбекистана. Женщины-политзаключенные подвергаются сексуальному насилию во время задержания и пребывания в Турткульской психиатрической клинике.

5. Закрытие офиса HRW. В 2007 году был закрыт ташкентский офис международной правозащитной организации Human Rights Watch, 15 лет работавшей в Узбекистане. Эта организация пользуется особым доверием среди жителей страны. Она была изгнана за принципиальную оценку положения в области свободы совести в Узбекистане и трагических событий в Андижане 2005 года. Одним из условий отмены санкций Евросоюза в отношении Узбекистана было возобновление деятельности HRW, но Узбекистан продолжает препятствовать ее аккредитации.

* * *

Диктатура Ислама Каримова породила отсутствие социальной справедливости, отсталость экономики, повсеместную нищету и как следствие - радикализацию исламских организаций и течений. США и страны ЕС все меньше обращают внимание на нарушение фундаментальных прав и свобод человека в Узбекистане и продолжают сотрудничать с режимом Каримова. Мы призываем демократическое сообщество пересмотреть условия диалога по правам человека в Узбекистане и содействовать:

— обеспечению соблюдения Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и ратифицировать Факультативный протокол к Конвенции против пыток;

— допуску в Узбекистан специальных докладчиков ООН по 11 тематическим механизмам ООН, в том числе спецдокладчика по вопросам о пытках;

— созданию условий для беспрепятственного выполнения Международным комитетом Красного Креста своей миссии в местах лишения свободы;

— аккредитации HRW и создать ее сотрудникам условия для беспрепятственного мониторинга соблюдения прав человека в Узбекистане;

— отмене практики произвольного продления сроков лишения свободы за незначительные правонарушения или «нарушения правил внутреннего распорядка» по статье 221 Уголовного кодекса «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»;

— снятию ограничения на выезд из страны активистов гражданского общества, открыто выражающих свое мнение;

— соблюдению Конвенции Международной организации труда № 105 об упразднении принудительного труда и Конвенции №182 о ликвидации наихудших форм детского труда путем применения национальных законов, запрещающих принудительный и детский труд;

— беспрепятственному доступу МОТ для проведения исследований по выполнению Конвенции МОТ №105 об упразднении принудительного труда с участием Международной организации работодателей, Международной Конфедерация профсоюзов, Международный союз работников пищевой промышленности и активистов гражданского общества;

— ратификации и выполнению Конвенции МОТ №87 относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию для создания профессиональных объединений фермеров и сельскохозяйственных рабочих в защиту своих интересов с целью отмены практики принудительного труда и создания условий для соблюдения трудовых прав».

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (Париж)


Международное информационное агентство «Фергана»