18 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Новостройки Бишкека: Захватить землю, легализоваться и жить возле свалки

25.02.2016 16:55 msk, Екатерина Иващенко

Политика Кыргызстан Права человека Законы Общество

Проблема новостроек вокруг Бишкека всегда была неоднозначной. С одной стороны, можно понять людей, которые не могут найти работу в отдаленных регионах и стремятся в столицу. Им негде жить, снимать жилье не на что, они захватывают безлюдные земли и строят дома там.

С другой стороны, это беззаконие, и почему власти вместо пресечения таких попыток легализуют самозахват и выдают гражданам «красные книги» (Свидетельство о государственной регистрации права собственности на землю. – Прим. «Ферганы».)? Жителей столицы, которые тоже не все имеют свое жилье, такая ситуация возмущает. Захватили земли, еще и жалуются?! Однако если власти легализовали строения, то они должны обратить внимание и на условия жизни в них.

Всего вокруг Бишкека, по данным двухлетней давности, 57 новостроек, 43 из них получили официальный статус. Об этом «Фергане» рассказал исполнительный директор Ассоциации объединения юридических лиц «Эрэп» (она объединяет НПО, которые занимаются проблемами внутренних мигрантов) Мирзат Аджиев. По официальным данным, в новостройках проживает около 250 тысяч человек, по неофициальным – почти 350 тысяч. Однако даже это количество приблизительное. Например, не легализована новостройка возле городской свалки. Жить и строить там запрещено, но это не мешает людям возводить дома – к тому же их никто не гонит.

Земля – обязательный пункт в политической борьбе. Перед любыми выборами жителям новостроек обещают подарить «красные книги».
Одним из постоянных инициаторов законов о легализации захваченных земель является лидер партии «Ата-Мекен» Омурбек Текебаев. 16 мая 2014 года на заседании парламента он предложил узаконить незаконно захваченные земли вокруг Бишкека и Оша. 9 февраля 2015 года на заседании аграрного комитета парламента Текебаев даже презентовал законопроект о легализации земель. «Большинство застройщиков являются малоимущими, из социально уязвимого населения, вложившими все свои денежные накопления в строительство жилья. Соответственно, они создают социальную напряженность, что является фактором возмущения среди населения», - обосновал политик необходимость закона.
19 августа 2015 года мэр Бишкека Кубанычбек Кулматов призвал самозахватчиков не доверять предвыборным обещаниям политиков о выдаче «красных книг». «Они занимали высокие посты и раньше, сами лично претендуют на оформление десятков земельных участков, подталкивают своих подручных ОБОН-мошенниц, а сегодня вновь хотят обмануть людей. Поймите, никто, тем более эти популисты, никогда не пойдет на то, чтобы выдать «красную книгу» на самовольно захваченный земельный участок», - заявил Кулматов.
«Всего было четыре захвата земель вокруг Бишкека, - начал рассказывать Мирзат. - Первый пришелся на начало девяностых, когда распался Союз. Тогда же была создана первая НПО по работе с внутренними мигрантами - «Ашар». Ее члены стали предлагать правительству выдавать участки вокруг столицы внутренним мигрантам и крестьянам, которые приезжали во Фрунзе из регионов. Правительство приняло решение о законном выделении участков гражданам, вставшим в очередь на землю. Это был прецедент, когда все, действительно, было по закону: люди встали в очередь и получили участки.

С тех лет началась история новостроек. Поток людей становился больше, произошло еще несколько захватов земель – уже при Акаеве. Часто ситуацией пользовались политики и давали обещания передать эту землю в собственность. Большая волна самозахвата была при Бакиеве. Прошло еще десять лет, проблем стало больше, появились другие НПО - и было решено объединить неправительственные организации в Ассоциацию (2006 год), которая стала защищать внутренних мигрантов и лоббировать их интересы. Первой победой Ассоциации было введение «временной прописки», без которой люди не могли голосовать или получать образование.

В новостройках практически нет никакой инфраструктуры. Поэтому мы начали создавать группы взаимопомощи - объединения людей со схожими проблемами. Например, если нужно провести электричество или построить дорогу, мы учили людей писать запросы властям или донорам. Говорили, что надо и самим скидываться, чтобы не быть иждивенцами».

Последние годы, по словам Аджиева, самозахвата нет, начался новый этап - укрепление уже имеющихся новостроек и создание там нормальных условий для жизни. «Есть новостройки, которые стали элитными районами. Одна из таких –Царское село (коттеджный элитный район Бишкека. – Прим. «Ферганы».). Новостройки делятся на «хорошие» (с наличием инфраструктуры, хорошей землей, удобным расположением) и «плохие», где нет школ, больниц, а иногда – и воды. Что касается документов, то почти у всех жителей есть свидетельства о собственности на землю, но примерно у половины нет разрешения на строительство. Однако дома уже построены».

НПО не раз сталкивались со случаями, когда в рамках проекта предполагается построить детскую или футбольную площадку, договариваются с местными властями о выделении муниципальной земли – и когда стройка почти начата, появляются хозяева участка и предъявляют документы, что земля уже давно находится в частной собственности. Есть и другие случаи, когда на участок, которым обладает один человек и построил там дом, начинает претендовать еще один человек – с документами. Выясняется, что один и тот же участок земли был продан несколько раз, и начинаются суды.


На въезде в новостройку Калыс-Ордо. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Отвечая на вопрос, что представляет собой среднестатистические жители новостроек, Аджиев рассказал, что «зачастую это молодые люди (25-40 лет): старым уезжать из регионов некуда, а молодые - в поисках работы. Некоторые их них даже с высшим образованием. Очень много людей из южных областей, но в целом представлены все области Кыргызстана. Работают внутренние мигранты на рынках (Дордой и Ошский), занимаются отделочными услугами и заняты в строительстве».

Основные проблемы в новостройках, кроме слабой инфраструктуры, - это доступ к образованию (школ либо нет, либо они переполнены, либо дети вместо учебы вынуждены работать), некачественное медицинское обслуживание (фельдшерско-акушерские пункты (ФАП) работают слабо, не хватает лекарств, «Скорая помощь» до новостроек ездит неохотно).

Калыс-Ордо: поселок возле мусорного полигона

Чтобы посмотреть, как живут в таких районах, я отправилась в новостройку Калыс-Ордо, возле рынка Дордой, - она относится к Первомайскому району Бишкека. Первые земли там были захвачены в 2003 году. Из Бишкека сюда можно добраться на общественном транспорте с пересадками за 40 минут. По новостройке проходит единственная асфальтированная дорога, остальные - обычные грязево-глиняные, осенью и зимой по ним не пройти.

Новостройка большая, сотни глиняных домов. Более качественных сооружений, из обычных кирпичей, мало. Многие дома без заборов или только с воротами. Все удобства на улице. Здесь же, рядом с покосившимися туалетами, сушится белье и бегают куры. Я даже натолкнулась на участковый пункт милиции, похожий на товарный контейнер, с флагом; правда, в середине рабочего дня он был закрыт.


Дорогой дом в Калыс-Ордо. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Кроме частных домов, здесь много так называемых «общежитий». Строится дом на 20 комнат, без удобств, и потом комнаты сдают. Помещение, где стены из глиняных кирпичей, а земляной пол покрыт куском линолеума, стоит 2.000 сомов в месяц ($27). Понятно, что внутренний мигрант с низкой зарплатой не может себе позволить строить такие дома и сдавать их...


Глиняный дом, Калыс-Ордо. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Есть и другие случаи, подтверждающие непрозрачный, но реально существующий порядок управления «ничьей» землей. Местный житель мне рассказывал, что когда они хотели купить родственнику участок в хорошем месте, ему отказали: мол, там строить нельзя. Несмотря на это, через полгода на этом же участке начали подниматься дома других людей.

Жители Калыс-Ордо работают на Дордое или Ошском рынке, девочки еще идут в швеи. Но здесь много безработных и страдающих от алкоголизма.

Меня встретила руководитель оборудованного на средства доноров Молодежного центра Бурма Черикбаева. Сама из Нарына, в 2004 году Бурма, тогда еще студентка, получила повышенную стипендию и купила в новостройке шесть соток земли за три тысячи сомов. Получить землю помог еще тот факт, что мать Бурмы – инвалид, хотя ей не давали участок, несмотря на 20 лет ожидания в очереди.

В Центре есть курсы русского и английского языков, учат компьютерным навыкам, написанию резюме и даже танцам. Бурма, которая преподает в Центре английский, говорит, что молодежь из новостроек более целеустремленная и благодарная, потому что «им сложнее пробиться в жизни». Месячные курсы здесь стоят 350 сомов в месяц. Это немного, но иногда даже эту сумму люди не могут найти. Деньги идут на содержание Центра и зарплату учителей.

Бурма сообщила, что, по данным местной власти, в Калыс-Ордо зарегистрировано 6 243 жителя, однако в реальности их около 10 000. Причем 70 процентов из них дети и молодежь. «У многих жителей, хотя они сами внутренние мигранты, хотя-бы один родитель находится на заработках в России, а дети живут здесь с матерьми или родственниками. Еще здесь, я не знаю почему, очень высокая рождаемость и много инвалидов».


Бурма Черикбаева. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Основная проблема в Калыс-Ордо, по словам Бурмы, - находящаяся рядом городская свалка, которая постоянно горит и накрывает район вонючим смогом.

Не хватает питьевой воды, новостройку обеспечивает лишь одна скважина, а так как поливной воды здесь вообще нет, то летом питьевую используют как поливную. В результате вода есть у тех, кто живет ближе к скважине.

Электричество проведено, но напряжение очень слабое, к тому же его часто отключают. Во время моего визита свет был, но на работу компьютеров Центра напряжения не хватало. «Зимой, когда все включают плитки для отопления, я даже хлеб не могу дома испечь, не хватает напряжения», - пожаловалась Бурма.

Еще одна проблема – отсутствие дорог. Дети, чтобы не пачкаться в грязи, ходят по единственной асфальтированной дороге, из-за чего часто становятся жертвами ДТП. Чтобы снизить количество аварий, жители новостройки написали проект и за счет доноров установили дорожные знаки и лежачих полицейских.


Дома возле свалки, Калыс-Ордо. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Врачи и болезни

Захожу в местный фельдшерско-акушерский пункт. Час дня, обеденное время, все врачи на местах, небольшое здание переполнено женщинами с детьми, кто с одним, кто с двумя. Высокая рождаемость налицо, а ведь здесь нет даже детсада. Вне очереди забегаю в кабинет, к врачу высшей категории Арзыкан Токтосуновой и медсестре Гулькайыр Абдыразаковой.


Арзыкан Токтосунова (слева) и Гулькайыр Абдыразакова (справа). Фото © ИА «Фергана.Ру»

Гулькайыр - старожил, она помнит всю историю Калыс-Ордо. В 2003 году первые двадцать семей здесь захватили участки. В 2004-м, когда в районе жили уже 200 семей, новостройке придали официальный статус. В тот год Гулькайыр переехала сюда из Нарына и купила землю у тех, кто ее когда-то захватил.

«Вначале здесь не было ничего. Я даже помню, когда нам первый раз свет дали. Это было в январе 2005 года, сразу после новогодних праздников. Праздник мы встретили при свечах, а числа пятого появился свет», - поделилась воспоминанием медсестра. Сейчас, по данным врачей, Калыс-Ордо занимает 130 га земли, здесь проживает около 18.000 человек. Рядом даже образовалась новая, нелегальная новостройка, Калыс-Ордо-2.

Раньше в медпункте, по словам Арзыкан Токтосуновой, работал только врач-терапевт и несколько медсестер. Доктор не выдержал нагрузки и ушел, и полтора года здесь был только приходящий врач. «Я живу в Бишкеке. Потом меня пригласили сюда, думала, что будет легче… Ничего подобного. Пациентов очень много. Если в городе на учете у меня стояло 2.500 человек, то здесь – пятнадцать тысяч», - говорит Арзыкан.

Сейчас в единственном фельдшерско-акушерском пункте - шесть медсестер (их зарплата со всеми надбавками составляет 6.500 сомов, это $87), врач-терапевт, педиатр и гинеколог (получают 9-10 тысяч сомов - $121-$134). Врачи, кстати, на зарплату не жаловались, они хотят лишь увеличения штата и большое помещение.

Мои собеседницы подтвердили высокую рождаемость в Калыс-Ордо и то, что здесь много инвалидов. Рождаемость (в каждой семье - минимум четверо-пятеро детей) обусловлена отсутствием знаний о контрацепции у женщин из регионов – или нежеланием предохраняться. А инвалидов здесь много, потому что жители привозят из регионов больных родственников, надеясь получить квалифицированную медицинскую помощь.


В фельдшерско-акушерском пункте, Калыс-Ордо. Фото © ИА «Фергана.Ру»

«Больных очень много. Во-первых, в регионах никто не заботится о своем здоровье, во-вторых, ситуацию усугубляет наличие рядом свалки и отсутствие канализации в самом поселении. Самые распространённые болезни – инфекционные заболевания и вирусный гепатит (особенно летом, когда нет воды, а детей надо учить мыть руки), туберкулез (в прошлом году мы зафиксировали шесть случаев заболевания открытой формой туберкулеза), аллергия, ветрянка, корь (в прошлом году была эпидемия, врачи десятками отправляли жителей в больницу), астма (у нас был ребенок, у которого астма за полтора года из начальной стадии перешла в четвертую), анемия, а еще онкология, кожные заболевания и гипертонические болезни. Мы постоянно проводим вакцинации, но зимой мамы с детьми уезжают в регионы, дети пропускают прививки и снова могут болеть», - рассказали врачи.

Да, не просто так чуть ли ни на каждом десятом доме здесь висит объявление о продаже. Прожив годы рядом со свалкой, люди поняли, что здесь опасно. Кстати, трехкомнатный глиняный дом на участке в несколько соток здесь продают за 10 тысяч долларов.

Образцовая школа

Дальше я направилась в местную достопримечательность – школу. Примечательна она по двум причинам. Первая – что она занимает здание бывшего свинарника, которое до сих пор находится на балансе «подсобного хозяйства Минобороны», и местная власть платит за школу аренду. Почему древнее здание не могут бесплатно передать Министерству образования, никто не знает. Вторая причина – директор школы Саламат Колбаева, несмотря на такие условия, сделала учебное заведение образцовым.


Директор школы Саламат Колбаева. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Одноэтажное здание школы заполнено детьми. Все со мной здоровались, в Бишкеке такого не встретишь. Внутри школа чистая, увешана плакатами. В ней приятно находиться, не скажешь, что когда-то это был свинарник.

Директор встретила меня в своем кабинете с портретом президента, крепко пожала руку и начала свой рассказ. «Школа заработала 17 января 2006 года. Я пришла сюда 12 июля того же года, но до этого в школе успели смениться четыре директора. А я работаю уже 10 лет. Когда-то тут был свинарник. Мои первые ученики, их было 32, бегали на улице с поросятами. Визг стоял, шум. Здесь было четыре кабинета и четыре человека персонала: охранник, уборщица, завуч и учитель русского языка. Сейчас в школе 46 классов, 69 учителей, все мои завучи с красными дипломами (такого даже в столичных школах нет!). Правда, вместо положенных 300 здесь учится 1.320 человек».


Во дворе школы. Фото © ИА «Фергана.Ру»

«Сама я из Бишкека, - продолжает Саламат Колбаева. - Когда пригласили работать в эту школу, местные власти мне выделили участок. После того, как я шесть лет проездила на такси сюда из Бишкека, поняла, что лучше эти деньги вложить в строительство, и построила дом. Теперь живу здесь. Хорошее место, дети все с документами, целеустремленные. У меня хотят учиться даже дети из других новостроек, правда, школа всех не вместит».

Кроме того, что школа находится в хорошем состоянии, а ученики занимают призовые места на олимпиадах, директор постоянно готовит проекты дальнейшего развития школы и получает гранты на их реализацию. В школе уже работает 11 кружков для детей, организован Международный благотворительный фонд.

В этом году школа отметит свой десятилетний юбилей, а в сентябре переедет в новое здание, которое наконец-то начали возводить. Строит его мэрия, правда, на деньги китайских инвесторов…

Кстати, по словам директора, в новостройке 2.740 домов, если в среднем в каждой семье по шесть человек, то количество жителей – около 16.5 тысяч человек. Это примерно те же цифры, что называли врачи, - 18 тысяч.

Мусорный полигон

Осталось взять такси и съездить на мусорный полигон. На дорогу ушло семь минут. До самого полигона все застроено теми же глинобитными домами. Там же и кладбище, к которому вплотную подходят дома. «Дома», точнее глиняные мазанки, построены даже в черте полигона. Более того, на них были надписи «Уй сатылат» («Дом продается»), чего в принципе не может быть в такой зоне. Я несколько дней пыталась дозвониться по номерам, чтобы узнать стоимость хибары и наличие «красной книги», но трубку никто не поднимал.


Полигон и дома, Калыс-Ордо. Фото © ИА «Фергана.Ру»

Полигон выглядит ужасно. Дым от горящего мусора расстилается на много километров, никакого забора или ограждения нет, бегают собаки, ветер разносит пакеты, бумагу, еще какую-то дрянь. Беспокойно.

* * *

Главную ошибку власти сделали, когда «разрешили» первый самозахват. Люди почувствовали безнаказанность и начали год за годом «осваивать» новые районы. Захватывая земли у мусорного полигона, никто не думал о здоровье своих детей. Теперь районам придан официальный статус, люди покупают и продают дома и заявляют о проблемах.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»