10 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Все на прополку хлопчатника - и учитель, и директор колледжа, и прокурор!

Горожане на прополке хлопчатника. Фото © Ozodlik.Org

Сегодня работа у узбекского фермера кипит. Засеял поле хлопчатником, растет он здорово, дай бог каждому. В этом году редкими были случаи, когда фермер пересеивал заново. Почти всем удалось прорастить семена с первого раза. Помогли и продолжительные дожди, которые шли в конце апреля и в мае. Растения уже подросли. Но проблема в том, что вместе с ними подрос и сорняк. Он развивается намного быстрее, чем хлопковый куст. И если не очистить поле от сорняка своевременно, то - прощай, урожай: негодяй наберется силы и жизни хлопку не даст. Поэтому идёт сегодня по всему Узбекистану неистовая борьба за сохранение будущего урожая хлопка.

Как организовать работу?

Каждый сотрудник хокимията (администрации) областного уровня сейчас мобилизован в какой-то из районов, где на общественных началах является ответственным за конкретный участок хлопкового поля. Этих людей называют уполномоченными хокима (главы администрации) области. Есть уполномоченные и республиканского уровня, и районного. Одним словом, любой управленец, в обычное время не имеющий отношения к сельскому хозяйству, сегодня должен отвечать за своевременную прополку порученного ему хлопкового поля.


Раннее утро. Члены семей фермеров отправляются на прополку. Фото «Ферганы», май 2016 г.

По сути, все этапы выращивания и сбора урожая хлопка являются очень важными, ответственными, требующими особого внимания. Поэтому в связанных с главным растением Узбекистана кампаниях «руководство страны беспощадно к любому, кто встает на пути в выращивании хлопчатника», как любит заявлять на селекторных совещаниях премьер-министр республики Шавкат Мирзиеев.

И действительно беспощадно. Даже к прокурорам и милиционерам. Их выгоняли и выгоняют с работы, если установят, что они недобросовестно отнеслись к выполнению своих добровольно-принудительно взятых на общественных началах обязательств по хлопковым полям.

Каждый прокурор любого уровня является ответственным в каком-то районе за определенный участок хлопкового поля. А у Генеральной прокуратуры есть привычка периодически устраивать проверки в конкретном районе или области. И если выявляются проблемы на участке, за который ответственность несет прокурор области или района, он может поплатиться рабочим местом. А это катастрофа для чиновника, особенно пожилого: весь его прокурорский стаж сгорит, и он останется без пенсии и льгот. Не желая оказаться в таком положении, начальники и лезут из кожи вон, чтобы на вверенных им хлопковых полях все было в лучшем виде.

Работники образования – важный ресурс

В Узбекистане не видят ничего предосудительного в том, чтобы привлечь к сельскохозяйственным работам работников образования и здравоохранения. Это очень выгодная и, как правило, безропотная рабочая сила, готовая выполнить любые требования, исходящие от начальства.

Как это происходит? Вот конкретный случай.

Хоким одного из районов вызвал директора местного колледжа и прикрепил к его ведомству хлопковые гектары некоего фермера. Директор поехал к этому фермеру, поговорил с ним, выяснил, что у него - 30 гектаров отведенных под хлопок полей, которые фермер не способен очистить от сорняка своими силами. Срочно нужна помощь, то есть - люди. Но только преподаватели и технический персонал. Мобилизовать учащихся запрещено. Еще вариант - помочь фермеру деньгами, и тогда он сможет нанять для прополки других работников. Ныне всюду по республике на общественных началах созданы девичьи бригады, которые сами регулярно выезжают к фермерам и договариваются о работе за определенную плату.

Тарифы разные: один день выезда стоит от 13 до 15 тысяч сумов каждому работнику (официальный курс доллара составляет 2919 сумов, курс «черного рынка» - 6100 сумов). Бригадир получает вдобавок по одной тысяче сумов за каждого привезенного им человека. Оплата транспорта тоже за счет фермера. Чаще всего используются микроавтобусы «РАФ» советского образца, рассчитанные на перевозку одиннадцати человек. Эти автомобили убрали с городских маршрутов и теперь их используют в селах, сажая в них по 18-20 человек и вывозя к фермерам. Один день транспортировки в зависимости из отдаленности хлопкового поля фермеру обойдется в 30-50 тысяч сумов.

Можно договориться и другим образом: по гектарам. Если гектар хлопкового поля слишком засорен сорняком, стоимость прополки может составить до 150 тысяч сумов, но в среднем 40-70 тысяч сумов. Отдельные люди договариваются с фермером напрямую и работают, исходя из площади поля.

Нередко бывает так, что фермеры приглашают людей работать, но платить им нечем. В первый день пообещают рассчитаться завтра, во второй скажут, что находятся на собрании у прокурора, в третий день опять что-нибудь придумают, чтобы отложить час расплаты. А в четвертый день за ними бегают бригадиры и их работники, чтобы выудить заработанные деньги.


Люди на хлопковом поле занимаются прореживанием кустов хлопчатника («ягана»). Удаляют лишние кусты, на каждые десять сантиметров оставляя по одному саженцу. Фото «Ферганы», май 2016 г.

Но есть среди фермеров и настоящие хозяйственники, таких от 10 до 30 процентов. У них все работы распланированы, есть свои люди, с которыми договариваются в начале года, и они отвечают за конкретные гектары, обрабатывая их, как говорится, «под ключ»: проводят прополку, чеканку и так далее. Взамен получают оговоренные деньги или пшеницу, солому и так далее.

Проблемы с очисткой полей от сорняка возникают у тех фермеров, которые пришли в сельское хозяйство случайно - между двумя оптимизациями 2008 и 2015 годов, и еще не умеют организовать свою работу. Таких в сельском хозяйстве сейчас большинство - около 70 процентов.

Вернемся к нашему директору колледжа. После визита к хокиму и фермеру он собрал свой коллектив - 70 штатных работников (преподавателей и технический персонал) и сообщил им, что теперь они прикреплены к такому-то фермеру. Хоким района конкретно сказал: денег от фермера не требовать, но помочь надо. Если педагоги сами будут ежедневно выезжать на поле, то на обработку 30 гектаров им потребуется, как минимум, десять дней. При этом транспорт придется организовать самим, платить за него – тоже. Если каждый день отдавать за транспорт по 50 тысяч сумов, за десять дней придется выложить 500 тысяч. А еще надо подкрепляться: только обеды обойдутся еще в 500 тысяч. В полевых условиях кто-то из преподавателей может заболеть, а это дополнительные расходы на лекарства - от ста тысяч до одного миллиона сумов.

Коллектив колледжа взгрустнул, поразмыслил и решил отделаться от фермера деньгами, скинувшись по 15 тысяч сумов с зарплаты. Итого - один миллион сумов. Директор отвез деньги фермеру, а тот обязался самостоятельно найти людей на очистку своего поля от сорняка.

Обрадованный директор рассказал о проделанной им работе хокиму района и тот отпустил его восвояси. Но вскоре директора вызвали в областное управление колледжей, где поручили ему обработку земли другого фермера в другом районе области. Задачу решили тем же способом: 70 штатных единиц расписались в ведомости в получении аванса в размере 30 тысяч сумов, и директор отвез собранные такие образом два миллиона второму фермеру...


Еще пять-шесть лет назад школьники и студенты Узбекистана проводили весь май на хлопковых полях. Фото Елены Урлаевой, 2011 г.

Не лучше ли откупиться?

На днях хоким N-ской области вызвал к себе начальника областного управления колледжей и поручил очистить 300 гектаров хлопковых полей от сорняка в том районе, где расположен наш знакомый колледж – одно из пяти таких учебных заведений. Три дня назад начальник облуправления приехал в район, собрал директоров всех колледжей района и рассказал о поручении. Рядом с ним сидел прокурор области, который является уполномоченным по данному району. Он рассказал о важности поручения: сейчас критическая ситуация и требуется как можно быстрее очистить эти поля от сорняка, потому что выращивание хлопка - дело стратегическое. А тот, кто посмеет отказать в помощи, будет воспринят как зачинщик недовольства и противник нашего суверенного государства, пригрозил прокурор. И добавил, что категорически запрещается привлекать к этой работе учащихся: это наше будущее, оно должно учиться. А хлопковые поля велено очистить за пять дней. До 29 мая.

Наш директор колледжа 24 мая собрал свой коллектив и сообщил, что теперь нужно сдать по 70 тысяч сумов, чтобы откупиться. Сумма больше, чем раньше, потому, что после продолжительных дождей сорняк очень подрос и окреп, а если опоздать еще на несколько дней, то потом о хлопке можно будет забыть: прополка станет невозможной.

Педагоги и техперсонал сначала возмутились, некоторые покричали. А потом многие расписались в ведомости о получении 70 тысяч сумов в счет заработной платы.

Если директор постарается, то добьется у райфинотдела, чтобы колледжу выписали дополнительные премии за, к примеру, «отличные показатели», затем составят ведомость и деньги будто раздадут отличившимся преподавателям и техперсоналу. На самом деле этими средствами... откупятся от прополки.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»