18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Дракон оскалился. Что раздражает крупный китайский бизнес в Казахстане

15.12.2017 15:39 msk, Валерий Сурганов

Экономика Казахстан Китай

О китайском проекте «51 новый завод» в Казахстане весь прошлый год шли разговоры. Однако до поры до времени никто этих заводов так и не видел. У некоторых возникал вопрос, существуют ли они вообще, а если да, то на какой стадии строительства находятся и что именно собираются производить? Интересно было бы узнать также, как налаживают контакты китайские инвесторы с казахстанскими чиновниками и местным населением, не говоря уже про все остальное. Дело в том, что китайско-казахстанское сотрудничество является составной частью глобального проекта развития экономического пояса Шелкового пути, который китайцы называют «Один пояс – один путь». Так что от успехов этого сотрудничества зависит слишком многое.

Итак, попробуем ответить на вопрос: получается ли у китайцев строить новые предприятия в Казахстане?

Идейный баттл: МИР Казахстана против посольства Китая

Самый верный ответ на этот вопрос будет выглядеть так: и да, и нет. Процесс, конечно, идет, но очень медленно, по-черепашьи. Причем, по мнению китайцев, в проволочках и волоките виновата в первую очередь местная бюрократия. Суть взаимодействия китайского бизнеса с казахстанскими чиновниками коротко высказал генеральный секретарь Союза китайских предпринимателей в Казахстане Ху Хайсинь: «Ваши чиновники хотят, чтобы к ним приходили деньги иностранных инвесторов, но не хотят, чтобы вслед за этими деньгами приходили сами инвесторы. По крайней мере, такое отношение чувствуют китайские бизнесмены».

Эти горькие слова Ху Хайсинь сказал на встрече ученых, экономистов и журналистов, которые недавно отправились в первое турне по «китайским» предприятиям Казахстана. Турне было организовано посольством КНР в Астане.

Кстати сказать, предыстория этой поездки тоже может служить иллюстрацией к словам Ху Хайсиня. В середине 2017 года на встрече с министром по инвестициям и развитию (МИР) РК Женисом Касымбеком автор этих строк поднял вопрос о посещении «китайских» заводов: сможет ли ведомство, которое отвечает за работу с инвесторами, организовать такую поездку? Женис Касымбек тогда клятвенно заверил, что в июле можно собираться в дорогу – едем! Прошел июль, август, за ним сентябрь и октябрь, но о поездке никто в министерстве так и не вспомнил.

К счастью, посол Китая в Казахстане Чжан Ханьхуэй в ноябре провел очередную встречу с общественностью. На встречу, проходившую в Астане, были приглашены сотрудники Библиотеки первого президента Республики Казахстан и представители СМИ. Воспользовавшись случаем, я задал вопрос о возможной поездке по китайским заводам Чжан Ханьхуэю и отметил, что эта тема уже возникала в разговоре с министром Касымбеком, но воз и ныне там. Вопрос явно заинтересовал посла. Он стал рассказывать о проблемах некоторых предприятий, куда вложились китайские бизнесмены, а под конец заверил, что поездка обязательно будет, и организует ее посольство КНР в Астане.

Узнав об этом, в МИР РК решили пойти на опережение. Министерство собрало сотрудников подконтрольной министерству компании «Казахинвест» и журналистов и повезло всех собравшихся на расположенный в Северо-Казахстанской области завод по производству рапсового масла, кстати сказать, первый в республике. Правда, завод этот оказался единственным из тех, что нам показали – на нем поездка и завершилась. Забегая вперед, скажу, что в тот раз в присутствии казахстанских чиновников китайские управляющие рассказывали одно, а через неделю, в присутствии экспертов, журналистов и китайских дипломатов – совсем другое.

Так что как видим, турне бывают разными. Турне, организованное китайским посольством, заняло больше недели и охватило шесть регионов Казахстана. В ходе поездки стало очевидно, что китайские инвесторы сталкиваются в Казахстане с очень серьезными проблемами и подчас просто рискуют деньгами.

Но обо всем по порядку.

Дороги – ухабистые, саботаж – тихий

Пожалуй, самой сложной оказалась первая часть путешествия, когда пришлось ехать сотни километров на автобусе по безлюдному северному Казахстану. Но перед этим самолетом из Астаны мы добрались до столицы казахстанского агропрома – города Костанай.

Здесь нам предстояло посетить бывший завод сельскохозяйственного оборудования, переоборудованный для выпуска легковых автомобилей – «СарыаркаАвтоПром». На китайские деньги тут была запущена линия по производству недорогих автомобилей JAC. В общей сложности компания «China National Vehicles Import and Export Corporation» вложила сюда 7,5 миллиардов тенге или около 22 миллионов долларов по тогдашнему курсу. При этом китайских рабочих мы на заводе не увидели – все собирается руками казахстанцев. Правда, обучать персонал приезжали именно китайские инженеры и консультанты.

Любопытно и то, что на заводе сначала планировали масштабный выпуск японских автомобилей «Toyota Fortune». Однако никаких «тойот» тут мы не увидели – то ли китайцы «выдавили» своих заклятых конкурентов, то ли казахстанцы не смогли совладать с пресловутым японским перфекционизмом. Хотя нужно признать, что нынешний китайский перфекционизм уже не уступает японскому – во всяком случае, так кажется казахстанцам.


Сборка китайских автомобилей в Казахстане. Фото автора

Следующим пунктом нашего назначения стал региональный центр Акмолинской области – город Кокшетау. До него мы добирались на арендованном автобусе. Возможно, где-то еще существует более дикая и ухабистая дорога, но автомобильный маршрут «Костанай-Кокшетау» можно смело заносить в топ местностей с апокалиптическим пейзажем. К тому же после Кокшетау пришлось сделать непредвиденный крюк в 160 км, чтобы добраться до нового маслозавода «Тайынша Май», расположенного в соседней Северо-Казахстанской области. Правда, китайских дипломатов это не смутило – уж очень им хотелось донести до широкой публики, что происходит у них на заводах.

Тут надо заметить, что за неделю до поездки, находясь в компании казахстанских чиновников, гендиректор маслозавода Фан Лунфэй был весьма сдержан в своих оценках. Однако в этот раз он сказал все, что думал.

В отличие от костанайского автозавода, маслоперерабатывающее предприятие «Тайынша Май» было построено китайцами под ключ. Сианьская корпорация «Айцзюй» вложила в него около 20 миллионов долларов. Корпорация договорилась с местными и республиканскими властями о том, что завод будет закупать семена масличных культур у фермеров и крестьянских хозяйств региона. В Северо-Казахстанской области под эти договоренности уже засеяли 270 тысяч гектаров масличных – так, во всяком случае, уверяют в национальной компании «Казахинвест».


Маслозавод «Тайынша Май». Фото с сайта matritca.kz

И это был бы вполне разумный и выгодный шаг: новый завод способен перерабатывать около тысячи тонн масличных в день и выпускать порядка 300 тысяч тонн масла ежегодно. Главная специализация завода – рапсовое масло, но он также собирается производить подсолнечное и льняное. Планируется, что на предприятии будут трудиться 60 граждан Казахстана в качестве рабочих и 11 граждан КНР, среди которых – гендиректор, управляющий персонал и инженеры.

Но, как это часто бывает в Казахстане, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. По словам Фан Лунфэя, китайцы построили это предприятие в рекордные по местным меркам сроки – за 6 месяцев. И даже успели презентовать его президенту Нурсултану Назарбаеву, когда ровно год назад в декабре 2016 года лидер нации проводил очередной телемост с регионами в День индустриализации. Виртуальную красную ленточку разрезали весьма торжественно, но вот сам завод с тех пор выпустил продукции в совершенно смехотворном объеме – всего 2 тысячи тонн рапсового масла.

Фан Лунфэй убежден, что вся проблема тут – в тихом саботаже с казахстанской стороны. К примеру, те самые одиннадцать высококвалифицированных китайских инженеров не могут въехать в Казахстан, потому что им отказывают в предоставлении долгосрочных трудовых виз. Не урегулирован вопрос и с беспошлинным ввозом в республику китайских комплектующих: на них нужно получать специальное разрешение, а разрешение это, по словам Фан Лунфэя, никак не выдадут в министерстве по инвестициям и развитию Казахстана. В результате китайцам приходится ввозить дорогостоящее оборудование с учетом таможенных пошлин, что автоматически приводит к удорожанию продукции, а, значит, снижению ее конкурентоспособности на китайском рынке.

Ко всему прочему, между Казахстаном и Китаем до сих пор не решен вопрос карантина на ввоз в Поднебесную побочного продукта переработки масла – жмыха, используемого в животноводстве в качестве комбикормов. Зато теперь мешками с нереализованным жмыхом буквально завалены цеха нового предприятия.

Но главная проблема в том, что мало кто из нанятых казахстанских рабочих может работать на ввезенном и смонтированном китайском оборудовании – обучать-то их некому, китайским инженерам визу не дают. Вот поэтому завод простаивает, и максимум, что он может дать в этих условиях – 30 процентов от заявленной мощности.

Горячие атыраусцы и китайский план Маршалла

Вернувшись с «Тайынша Май» обратно в Кокшетау, мы предприняли ночной автопереезд в Астану, благо трасса «Астана-Кокшетау» – не проселочная дорога, а современный автобан. Не задерживаясь в столице Казахстана, мы вылетели в нефтяную столицу республики – город Атырау.

К сожалению, Атырау сегодня – это город, который до сих пор остается провинциальным центром, выстроенным вокруг градообразующего предприятия. Да, офисное здание казахстанско-американской компании «Тенгизшевройл», фешенебельный отель «Мариотт» и закрытый, строго охраняемый городок для экспатов в самом сердце Атырау подчеркивают изменения, произошедшие здесь за годы независимости. Но в остальном это все тот же региональный центр, дополняющий Атырауский нефтеперерабатывающий завод (АНПЗ). Именно на нем благодаря кредиту Эксимбанка Китая в 1 миллиард 130 миллионов 408 тысяч долларов были возведены комплекс передела ароматических углеводородов и комплекс глубокой переработки нефти. Эти комплексы позволяют производить, в частности, бензол, параксилол и авиакеросин. Производство это чрезвычайно важно, потому что Казахстан испытывает колоссальный дефицит авиакеросина и в этом вопросе на 70 процентов зависит от поставок из России.

Активность инвесторов из КНР можно считать своеобразным китайским планом Маршалла для Казахстана. Осваивать китайские кредитные средства и выполнять строительные подрядные работы на этих комплексах АНПЗ пришла китайская же компания Sinopec Engineering Group. Хорошо это или плохо, сказать трудно; так или иначе, вышло, как вышло.

Интересно, что именно в Атырау лучше всего удалось отладить механизм межнационального взаимодействия китайцев и жителей Казахстана. И это неслучайно: именно на этом нефтеперерабатывающем заводе нам повстречались казахи, учившиеся в Поднебесной. Они настолько овладели китайским языком, что не только говорили на нем, но и могли переводить специализированные научные и технические термины.


Атырауский НПЗ. Фото пресс-службы предприятия

Так или иначе, но, как сказал заместитель гендиректора казахстанского филиала компании «Sinopec» Жалгас Ткенбаев, между казахстанскими и китайскими работниками на предприятии установились хорошие деловые и дружеские отношения. 115 местных молодых людей отучились в китайских ВУЗах и их приняли на работу в Атырау – кого переводчиком, кого специалистом-инженером. При этом в периоды особой нагрузки на АНПЗ трудилось 700 иностранных – в том числе китайских – специалистов, и 4 тысячи местных атыраусцев.

«Атыраусцы известны своей горячностью, но у нас за все это время не произошло ни одного межнационального конфликта, – говорит Жалгас Ткенбаев. – Мы сумели объяснить работникам недопустимость любых инцидентов на национальной почве. Люди осознали пользу и перспективность делового подхода к делу, исключающего всякие дрязги и конфликты на национально-бытовой почве. Поэтому таких инцидентов, как были в Казахстане у местных рабочих с рабочими из Турции и Индии, у нас не происходило».

В отличие от Атырау, столица Мангыстауской области Казахстана Актау производит впечатление крупного самостоятельного центра с диверсифицированным производством, развитым рынком и огромным туристическим потенциалом. Расположенный на берегу Каспийского моря город имеет хорошую инфраструктуру – не только старую советскую, но и организованную в годы независимости. Помимо таких гигантов как «МАЭК-Казатомпром», «КазАзот», морской порт «Актау», «Каспий Битум» здесь работает масса предприятий малого и среднего бизнеса.

На заводе «Каспий Битум», куда пришли китайские бизнесмены, иностранцев не так много, как на АНПЗ. Тем не менее, и здесь действуют курсы обучения, переквалификации и повышения знаний, которые проводятся с выездом работников предприятия в КНР. Граждане же Китая в основном представлены среди управленческого персонала и консультантов.


Отгрузка продукции «Каспий Битум». Фото пресс-службы компании

Основное направление деятельности завода «Каспий Битум» – это переработка нефти с месторождения Каражанбас для получения дорожного битума. Потенциал предприятия – около 400 тысяч тонн дорожного битума в год, при потребности внутреннего рынка Казахстана в 600 тысяч тонн ежегодно. Однако завод, в который вдохнули жизнь китайцы, нацеливается также и на экспорт. Так, первая шестисоттонная партия жидкого битума была недавно отправлена в узбекский Самарканд, а первая пробная партия фасованного битума уехала в Китай.

Говорить любят, а от работы отказываются

Справедливости ради надо сказать, что юг Казахстана выгодно отличается от севера комфортными условиями жизни и работы. Особенно это заметно в столице Южно-Казахстанской области (ЮКО) города Шымкент. Забегая вперед, скажу, что до этого замечательного города мы добрались в последнюю очередь. Видимо, китайцам не чуждо ощущение «вишенки на торте», которая должна эффектно венчать что-то важное и одновременно придавать завершенность сделанному.

Действительно, если бы мы начинали свой путь в Шымкенте, а заканчивали его в Костанае, впору было бы сказать: «Начали за здравие, а окончили за упокой!» Но китайские дипломаты совсем не хотели такого ощущения, и потому последней точкой на карте нашего турне выбрали именно город-миллионник с самым развитым сектором малого и среднего бизнеса в Казахстане, город, где можно купить все – и по вполне демократичным ценам.

Шымкентский нефтеперерабатывающий завод оказался примером неплохого взаимопонимания между местными работниками и китайскими инвесторами. Генподрядчиком модернизации завода выступает китайская компания СРЕСС, при этом общая стоимость проекта составляет более двух миллиардов долларов. Правда, часть финансирования берет на себя Банк развития Казахстана (БРК), но, опять же, за счет привлечения займов у китайских банкиров. Основная цель модернизации – увеличение производства бензина, дизельного топлива и авиакеросина почти в два раза по сравнению с нынешними показателями. И эта задача принципиальная. Если говорить о снабжении страны наиболее ходовыми марками бензина, тут Казахстан почти на 50 процентов зависит от российских поставщиков. К тому же, как известно, в 2017 году разразился кризис с поставками авиатоплива. Если к этому добавить тот факт, что после аварии на Павлодарском нефтехимическом заводе возникли проблемы и с казахстанским дизтопливом, станет ясно, что модернизация пришлась как нельзя кстати.

Однако в целом ситуация с заводами из Поднебесной остается неутешительной.

Так, на встрече с представителями филиалов крупных китайских компаний, таких как «Солюкс», «Леново», «Хуавэй» и тому подобных, инвесторы с трудом сдерживали свое раздражение относительно манеры ведения бизнеса казахстанскими партнерами. Уже упоминавшийся генсек Союза китайских предпринимателей в РК Ху Хайсинь рассказал, что в современном Китае часто за один день успевают договориться и начать работать, в Казахстане же переговоры могут занять несколько месяцев, а то и полгода. При этом все предварительные договоренности внезапно могут быть отменены, так что многомесячные усилия окажутся бесплодными. Кроме того, китайский бизнес подвергается постоянному давлению со стороны местных силовиков и правоохранительных органов. Так, по информации Ху Хайсиня, у нескольких граждан КНР, прибывших в Казахстан для работы в компании «Солюкс Алматы» (отель «Пекин Палас» и ресторанный комплекс) местными правоохранительными органами были отобраны паспорта, так что они теперь даже не могут вернуться к себе домой. Но это частный случай. А в более широком смысле инвесторы из Поднебесной недовольны медлительностью, беспринципностью, неэффективность и малой результативностью казахстанских партнеров.

«Мы часто сталкиваемся с тем, что с нами могут говорить об одном, а потом все переиграть. И так происходит раз за разом. О каком доверии в таких условиях может идти речь? – говорит Ху Хайсинь. – К тому же у вас любят много говорить, подолгу все обсуждать, но не слишком любят работать. Когда приходит время приступить к работе, ее постоянно откладывают под предлогом проведения новых переговоров – и так до бесконечности. В Китае мы не можем позволить себе такой роскоши. Ведь это влияет на эффективность и конечный результат».

С проблемами в Алма-Ате столкнулся и крупный предприниматель – глава ТОО «Asia Steel Pipe Corporation» (ASPC) Чэнь Даю. Он строит в южной столице новый завод по производству труб для нефтегазовой промышленности. Это еще один проект, имеющий отношение к «51-му заводу» Китая в Казахстане. Проект большой, емкость инвестиций в нем более 100 миллионов. Но в глазах Чэнь Даю – безысходная грусть: он так пока и не понял, как ему работать в Казахстане. К примеру, большинство казахстанских СНиПов датировано 80-ми годами прошлого века, тогда как в Китае стандарты строительства шагнули далеко вперед. Трудно положиться китайскому работодателю и на местную рабочую силу: нужно либо привозить свою (а это могут и не разрешить), либо обучать с нуля казахстанских рабочих. В последнем случае возникнут дополнительные серьезные затраты по времени, приложенным усилиям и денежным вливаниям. Чэнь Даю уверен, что в своем нынешнем виде казахстанская рабочая сила неконкурентоспособна, поскольку неквалифицирована. Он вспоминает, как его компания недавно объявила конкурс и собрала заявления от 300 человек. Однако из множества соискателей китайским требованиям удовлетворяли только двое. Не отработана в Казахстане и схема получения преференций для инвесторов: как признался бизнесмен, эти меры прописаны только на бумаге, в жизни же добиться их реализации практически невозможно.

P.S. Как видим, Поднебесная активно осваивает казахстанский рынок, осуществляя долгосрочные инвестиции в реальный сектор экономики этой центральноазиатской республики. И это при том, что иностранные инвесторы из других стран идут в Казахстан в последнее время не очень охотно. Правда, притчей во языцех стали голландские инвестиции в экономику Казахстана, однако по большому счету это – лишь офшорные капиталы, которые возвращаются на родину. Немногочисленные западные инвесторы, если и появляются на горизонте, то предпочитают в основном нефтегазовый сектор. Что же касается российских бизнесменов, то они в последние годы в Казахстан практически не идут. И только китайский бизнес, несмотря ни на что, активно осваивает непаханое казахстанское поле. Поэтому понять недовольство китайцев можно, ведь вкладываясь в Казахстан, они не хотят, чтобы их деньги пошли по ветру.

Валерий Сурганов, специально для ИА «Фергана»

Международное информационное агентство «Фергана»