21 Июль 2018

Новости Центральной Азии

Товарищ Исламходжа. 80-летию Каримова посвящается, часть первая

Ислам Каримов в бытность членом ЦК КПСС. Фото с сайта Tvc.ru

Сегодня в Узбекистане отмечают 80-летие со дня рождения первого президента страны Ислама Каримова: проходят памятные мероприятия, СМИ публикуют елейные воспоминания вдовы, дочери и соседей, в Карши открыли очередной памятник. «Фергана», думая отметить юбилей, объявила конкурс на лучшую статью о Каримове. К сожалению, мы получили слишком мало работ, чтобы считать конкурс состоявшимся. Тем не менее, мы публикуем две работы, авторы которых получат поощрительное вознаграждение. Первый текст автор назвал «Беседа с попутчиком».

Беседа с попутчиком

«Пусть Всевышний всегда поддерживает нас во всех добрых делах и начинаниях!»

Из речи Президента Узбекистана Ислама Каримова на торжествах, посвященных 24-летию Независимости

Стоял май 1992 года. Мы, делегация из трех человек во главе с директором нашего завода, вылетели из Ташкента в Стамбул, чтобы добраться в Болгарию для заключения контрактов по кооперации на гидравлику и пневматику с нашими многолетними партнерами. Этот путь уже был короче и дешевле, чем через Москву.

Все пребывали в отличном настроении, ведь перестала существовать постоянная опека со стороны союзного Министерства, начинала создаваться структура управления - своя, узбекская, с управленческими, налоговыми, банковскими и другими системами. И при их создании нас, специалистов крупных предприятий, привлекали для консультаций, звали на совещания. С нашим мнением, как казалось, считались. Вот и эту командировку оформили приказом по заводу; мы получили валюту со счета завода в Национальном Банке ВЭД, в советских красных загранпаспортах поставили в ОВИРе штампики на последней странице и полетели национальной компанией «Узбекистон Хаво Йуллари» до Стамбула. Хотя, по правде, уже звучали среди ведущих специалистов авиационного, экскаваторного и некоторых других заводов мнения о необходимости уезжать, так как перспективы для них как-то не просматривалось. Но мы-то – производители сельскохозяйственной техники, и в первую очередь для хлопка: тракторный, «Ташсельмаш», агрегатный, «Таштекстильмаш», «Узбексельмаш», - ощущали себя нужными и где-то даже незаменимыми.

Стамбул встретил нас оживленной суматохой огромного города.

Далее мы добрались до автостанции. По договоренности с болгарскими друзьями, мы должны были доехать автобусом до болгарского пограничного поста-терминала на границе с Турцией с красивым названием «Капитан Андреево». А там они нас ждали на своей машине. Виз в Болгарию, с нашими загранпаспортами СССР, не требовалось.

Берем три билета на проходящий автобус, следующий до Софии.

В автобусе директор и третий наш командировочный сели вместе, а я оказался рядом с пассажиром, уже проехавшим от начального пункта следования, Дамаска, немало километров. Да, абсолютное большинство пассажиров были гражданами Сирии, где правил отец нынешнего сирийского президента – Асад-старший.

Впереди 260 км до турецко-болгарской границы, три часа пути. Вот и завязался наш разговор с попутчиком.

Господин Мухаммад (так его назовем) достаточно хорошо владел английским языком, сам предложил пообщаться, и представился учителем истории из Дамаска, сказал, что ему пятьдесят лет.

Он сразу сообщил мне, что его заработка в школе просто не хватает, чтобы содержать семью, и он не от хорошей жизни открыл в Софии дукан (лавку), куда и везет очередную партию товара. Это были огромные тюки портьерной ткани, основательно загруженные в автобус.

Далее последовал его естественный вопрос: откуда вы? Я ответил: из Узбекистана, и только собрался пояснять, где это, как услышал от Мухаммада: «Я знаю, это страна в Средней Азии со столицей в Ташкенте и президентом Исламом Каримовым во главе». Меня приятно обрадовала такая осведомленность. Он пояснил, что как учитель истории очень интересуется новейшей историей и событиями, связанными с развалом СССР, в частности. Мы обменялись несколькими фразами о Сирии и Узбекистане, и Мухаммад сказал: «А вы не могли бы мне рассказать о президенте Каримове как о личности? Этот мой вопрос неспроста, так как Ислам Каримов только что совершил государственный визит в Саудовскую Аварию, в ходе которого сам Хранитель святынь Мекки и Медины, король Саудовской Аравии дал ему возможность совершить паломничество Умра, что приравнивается к Хаджу. Так он теперь Исламходжа?»

Я, напрягая все свои знания английского, коротко рассказал биографию нашего президента: молодым специалистом, выпускником Ташкентского политеха, пришел он на завод «Ташсельмаш», где вскоре был избран секретарем комсомольской организации. Потом перевод секретарем парткома на авиационный завод. Заочно окончив Нархоз и защитив кандидатскую диссертацию, работает секретарем парткома Госплана Узбекской ССР, далее министром финансов. Избран, последовательно, первым секретарем Кашкадарьинского обкома партии, первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана, и наконец – всенародно - президентом Республики Узбекистан.

Последовали два вопроса сирийца: а какого он года рождения? И возможно ли было в компартии Узбекистана быть верующим человеком? Ответив, что Каримов родился в 1938 году, я хорошо понял и подоплеку вопроса о верующих в коммунистической партии, так как знал, что компартии Ирака и Палестины, например, не ставили требованием для своих членов об обязательном атеистическом мировоззрении, и коммунистами в этих странах могли быть как атеисты, так и верующие. И я ответил, что коммунистическая партия Узбекистана являлась составной частью КПСС и требовала исключительно атеистических убеждений. Более того, занимая столь высокие партийные посты в компартии, Ислам Каримов был воинствующим атеистом, неоднократно публично призывающим народ и коммунистов отказаться от религиозных обрядов и заблуждений. И здесь мой собеседник не смог сдержать эмоций, воскликнул: «А что случилось в судьбе и жизни этого человека в 54 года, превратив его из убежденного атеиста в правоверного мусульманина, совершившего Умру? Есть ли причина сошедшей на него божьей благодати?»

Насколько резонен и естественен, прост был этот вопрос арабского интеллигента, настолько загадочен и необъясним ответ на него со стороны самого субъекта этого превращения. Не дав ответа на свою приверженность мусульманской вере своими действиями, то есть не изменив имя на Исламходжа, не приняв участие ни в одном публичном молебне, намазе, не посещая по пятницам Соборную мечеть Ташкента и не уйдя в мир иной, как истинный мусульманин, погребенным в день смерти, он остался предметом рассуждений и домыслов историков-биографов.

Единственным достоверно доказанным свидетельством его позиций являлись обязательно произносимые им в первые 53 года жизни слова «Слава КПСС – вдохновителю и организатору наших побед!» - и в последующие неполные 25 лет - «Пусть Всевышний всегда поддерживает нас во всех добрых делах и начинаниях!»

Пусть земля будет тебе пухом, товарищ Ислам Абдуганиевич.

Аминь, господин Исламходжа.

Петр Пришельцев, Москва

Послесловие. Нет больше в Ташкенте заводов авиационного, экскаваторного, тракторного, нет предприятий «Ташсельмаш», «Таштекстильмаш», «Узбексельмаш». Нет специалистов-машиностроителей. Осталось неимоверное количество постановлений кабмина, инвестиционных проектов, мечтаний о «великом будущем» и запретов на мысль, идеи, дела… Появились и укоренились в сознании людей страх перед руководством, безропотность и рабская покорность. И это - наследие независимого Узбекистана в машиностроении.




РЕКЛАМА