11 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Внутри стамбульской невестки. Чем грозят Узбекистану турецкие сериалы

Кадр из телесериала «Черная любовь»

Далеко не все знают, что турецкие сериалы в Узбекистане запрещают с завидной регулярностью. В этом процессе можно условно выделить три этапа: запрет времен двухтысячных, запрет 2012 года и, наконец, нынешний период, начавшийся в феврале этого года. Любопытно, что запреты есть, а причин их никто не знает. Во всяком случае, каких-либо внятных официальных объяснений на этот счет никто не давал.

Впрочем, некоторые телезрители все равно кое о чем догадываются. Похоже, что одной из причин запретов являются периодические ухудшения отношений между Узбекистаном и Турцией. Другая причина – недовольство, высказываемое по поводу сериалов национальным духовенством.

Ставка на рейтинг

Цифровое вещание сделало сериалы доступными для самых широких слоев населения Узбекистана – в первую очередь, конечно, для женщин. Среди всех сериалов первое место здесь уверенно держат турецкие. По популярности в РУз они давно обогнали и корейские, и даже местные узбекские. Неудивительно, что многие телеканалы Узбекистана ставят на «турецкую лошадь», надеясь поднять рейтинги и расширить аудиторию. Принято считать, что турецкие сериалы, несмотря на свою «иностранность», в смысле изображения быта, культуры и ментальности очень близки простому жителю Узбекистана.

«Фергана» пообщалась с представителями референтной группы, а, проще говоря, с поклонниками турецких сериалов. Домохозяйки, пенсионеры, бюджетники и другие телезрители, подсевшие на турецкое «мыло», признаются, что переживают за судьбу экранных персонажей иной раз больше, чем за судьбу своих реальных знакомых. Неудивительно, что их изумляют и огорчают запреты на турецкие фильмы, время от времени спускаемые неизвестно кем с самого верха.

«Когда в 2013-м из телевизионной сетки вместе с российским телеканалом «Домашний» убрали мой любимый сериал «Великолепный век», у меня началась настоящая депрессия, – вспоминает любительница турецких мыльных опер, диспетчер Наргиза из поселка Кибрай Ташкентской области. – Я тогда с огромным трудом дозвонилась на телевидение, и они мне сказали, что сериал убрали по техническим причинам – понятно, что слукавили. Уже после я слышала, что дело оказалось связано с политикой».

По словам Наргизы, такой же удар она и остальные телезрительницы получили, узнав о прекращении трансляции скандально известного сериала «Черная любовь» (на частном телеканале ZO'RTV). Сейчас она находит утешение в просмотре других турецких сериалов, которые транслируются по государственному каналу Toshkent.

Бывшая учительница литературы Шоира Саидовна из Ташкента считает, что если очень сильно захотеть, можно придраться даже к классике. «Духовенство выступило против «Черной любви», обвинило сериал в распространении разврата, – говорит она. – Тогда почему бы им не потребовать запретить «Анну Каренину» или «Тихий Дон»?! Ведь, следуя их логике, в этих книгах тоже много такого, что «не соответствует узбекской ментальности».

Зритель разврата не боится

В настоящий момент почти половина из 13 государственных телеканалов транслирует турецкие сериалы. Кроме того, их показывают на четырех из шести частных телеканалах. Из государственных каналов турецкие сериалы больше всего показывают по «Тошкенту», «Кинотеатру», «Узбекистону» и «Ёшлару» («Молодежь»). Среди частных в этой категории лидируют каналы «Миллий» («Национальный») и «Севимли» («Любимый»). Вот несколько наиболее популярных в стране турецких сериалов, которые идут на телеканале «Севимли» практически ежедневно: «Ичкарида» («Внутри»), «Истанбуллик келин» («Стамбульская невестка»), «Онамнинг яраси» («Рана моей матери»), «Эзо»...


Кадр из сериала «Стамбульская невестка»

Некоторые сериалы продолжаются месяцами, их смотрят целыми семьями. Сотрудница телерадиокомпании, просившая называть ее Муяссар, считает, что нынешнее торжество турецких сериалов объясняется «реанимацией» отношений между Узбекистаном и Турцией. Толчком к улучшению отношений послужили визит в Узбекистан турецкого президента Реджепа Эрдогана в ноябре 2016 года и ответный визит в Стамбул Шавката Мирзиёева в октябре 2017-го. Именно после этого частная узбекская телестанция ZO'RTV начала транслировать турецкую мыльную оперу «Кара севда» («Черная любовь»). До этого, во времена Ислама Каримова, на турецкой телепродукции, как и на всем турецком, лежало строгое табу.

Неудивительно, что, когда трансляцию «Черной любви» в прошлом месяце вдруг запретили, это вызвало шквал возмущенных комментариев в соцсетях. Считается, что в опалу сериал попал из-за серии критических статей на исламском сайте Azon.uz и негативных высказываний скандально известного ташкентского имама Рахматулло Сайфуддинова. По мнению муллы и авторов других критических публикаций, подобные фильмы чужды узбекскому менталитету, поскольку противоречат догмам истинного ислама и развращают молодежь.

Тем не менее, зрители не боятся быть развращенными и требуют возобновления показа. Вот лишь некоторые их высказывания на странице ZO'RTV в Facebook.

«Если считаете этот фильм «порочным», почему тогда не уберете из телеэфира другой турецкий сериал – «Внутри», который похлеще «Черной любви» будет?»

«ZO'RTV, вы теряете свою зрительскую аудиторию – многие не желают вас уже смотреть!»

«Верните сериал, пусть те, кого не устраивает содержание фильма, смотрят фильмы по своему вкусу, их кишмя кишит на других каналах!» (Стилистика высказываний сохранена. – Прим. «Ферганы».)

Кое-кто считает, что снятие сериала из эфира неслучайно: узбекское духовенство таким образом примеривает на себя роль религиозного цензора.

Однако понять неприязнь именно к этому сериалу трудно. Брак по расчету, прелюбодеяние, добрачный секс, нежелательная беременность, убийство из ревности и шантаж – все эти сюжеты встречаются в любой мелодраме, особенно растянутой на сотни серий. Так почему же именно турецкие сериалы представляются угрозой узбекской нации?

Борьба с сериалами на телевидении представляется тем более странной, что любой из понравившихся фильмов сегодня можно спокойно посмотреть в режиме онлайн на том же YouTubе, не говоря уже о многочисленных торрентах. Так что запрет на телеэфир никого ни от чего не спасет, зато может показать запрещающих в весьма невыгодном свете.

Греховные, порочные и проклятые

Турецкий сериал «Черная любовь» в 2017 году стал первой турецкой мелодрамой, удостоенной международной премии «Эмми» в категории «Лучшая теленовелла». Понятно, что зрители ждали его с особенным интересом.

Однако показ «Черной любви» на узбекистанском телеканале ZO'RTV 16 февраля был приостановлен. Этому предшествовала статья, написанная в угрожающем тоне и опубликованная двумя днями ранее на исламском сайте Azon.uz. Статья была направлена против узбекских артистов, дублировавших сериал. Автор статьи Зиявуддин Рахим пригрозил актерам карой Всевышнего, поскольку, по его мнению, деятельность их подпадает под понятие «харам», то есть ее можно считать греховной, порочной и проклятой. Рахим назвал узбекских артистов, участвовавших в дубляже сериала, «самыми ярыми предателями нации, смутьянами, двуличными и лицемерами», и призвал бороться против них, пригрозив, что в противном случае наступит, ни много ни мало, конец света.


Кадр из сериала «Черная любовь»

Вслед за духовными лицами против сериала выступил центр мониторинга СМИ при Агентстве печати и информации Узбекистана. В заключении центра говорится о противоречии сериала национальному менталитету и традициям, а также семейным ценностям узбеков.

Однако тут коса неожиданно нашла на камень. Сайт Azon.uz, разместивший скандальное мнение Зиявуддина Рахима, в свою очередь, подвергся критике со стороны узбекских чиновников. Согласно «Озодлику», сотрудник Комитета по делам религий при правительстве Узбекистана Бобомурод Рустамов заявил, что автор публикации «нарушил границы дозволенного». По этой причине статья Рахима была отправлена на экспертизу. Более того, начальник отдела лицензирования Узбекского агентства по печати и информации (УзАПИ) Джамшид Набиев считает, что публикация содержит экстремистские призывы, так что в отношении исламского сайта будут приняты соответствующие меры.

Пока неясно, последовало ли уже какое-нибудь наказание в отношении тех, кто разместил агрессивную публикацию, но судя по всему, ее все же удалили – при попытке открыть страницу появляется объявление об ошибке.

Все разбредаются по борделям

По словам сотрудницы НГТРК Муяссар, за долгие годы работы на телевидении сотрудники уже привыкли к разного рода форс-мажорам и запретам. Репрессивные меры в периоды «оттепели» благополучно сосуществуют тут с позитивными начинаниями.

«Помните, в начале 2000-х активизировались религиозные радикалы и в разных уголках Узбекистана случались террористические акты, – говорит Муяссар. – Тогда ведь тоже начались повальные запреты, в том числе и на кинопродукцию турецкого производства. Запрещались даже CD-диски с турецкими фильмами на религиозные темы. Мало кто тогда понимал, что все это – результат осложнения наших отношений с Турцией. Вы всерьез думаете, что посмотрев фильм, народ ринется бузить на улицах или разбредется по борделям? Нет, запретами проблему не решить. Если уж на то пошло, главные причины любого недовольства и проблем в обществе нужно искать в массовой безработице, нехватке денег на жизнь. Миграция, измены, разводы, «любовные треугольники» и неслыханные преступления (убийства детей матерями или, наоборот, родителей детьми) – все это из жизни пришло в сериалы, а не наоборот. И таких сериалов много – почему прицепились именно к «Черной любви»? Я думаю, что и плохое, и хорошее идет от семьи, воспитания, ценностей, привитых окружением человека. А фильмы и книги, в лучшем случае, лишь учат отличать хорошее от плохого. Вот о чем неплохо было бы подумать нашему духовенству».

На частном телеканале «Mиллий», где сейчас с успехом идет турецкая историческая мелодрама «Империя Кёсем», придерживаются несколько иной точки зрения.

Постер сериала «Империя Кёсем»
«Это называется делать из мухи слона, – говорит работница, пожелавшая остаться неназванной. – Реальный запрет коснулся только мелодрамы «Черная любовь» на ZO'RTV. Пройдет некоторое время, и снова все вернется на круги своя. В свое время, в 2012-2013 годы, сериал «Великолепный век» тоже ведь пострадал – его закрыли вместе с российским телеканалом «Домашний». Это случилось после волны арестов и изгнания из страны турецких бизнесменов. Кто-то из больших начальников увидел тогда в персонажах фильмов дух бунтарства. Нам, бывает, тоже звонят неизвестные личности с улицы, требуют снятия с эфира той или иной картины, ругают за «разнузданность» сюжетов. Люди разные. Раньше, во время работы на государственном канале, нас заставляли вырезать из фильмов даже сцены поцелуев. Мы сами переводили кинопродукцию, опуская «неприличную» или слишком эмоциональную лексику. Тогда работал целый отдел цензуры, теперь его нет. Сегодня все вопросы, связанные с этикой, на государственных каналах решает худсовет. Частные же каналы принимают решения самостоятельно. Кстати, та же «Черная любовь», кажется, даже в самой Турции в какой-то момент была запрещена – в ней много сцен, явно не стыкующихся с мусульманской ментальностью. Я еще удивлялась: как это такой сериал можно смотреть вместе в одной комнате, где не только невестка со своим мужем, но и свекор или свекровь… Возможно, имамов возмутил именно этот факт, а не что-то другое».

Так или иначе, история повторяется. Несколько лет назад турецкие мелодрамы в Узбекистане запрещались за «неприемлемое» содержание. Потом их реабилитировали – и вот новый виток запретов. Местные имамы опять пытаются противостоять их внедрению – и в борьбе этой, похоже, идут в ход любые методы.

Плохо влияют на генофонд

В последнее время все актуальнее становится в Узбекистане тема противостояния норм духовно-религиозных и светских. Особенно ясно это видно, если учитывать агрессивный настрой местного духовенства, озабоченного борьбой за нравственность общества.

Иной раз доходит до смешного. Так, имам-хатыб соборной мечети «Мирза Юсуф» Юнусабадского района Ташкента Рахматулло Сайфуддинов заявил, что турецкие сериалы пагубно влияют на генофонд нации. Сказано это было 2 марта во время пятничной проповеди. По мнению служителя культа, от женщин, думающих во время полового акта не о муже, а о красивых актерах из турецких сериалов, рождаются дети-геи.

Несмотря на явную абсурдность этого заявления, оно вызвало ожесточенные споры, разделив интернет-аудиторию на два противоборствующих лагеря. Справедливости ради скажем, что большинство комментаторов подняло имама на смех. Сайфуддинов уже делал довольно странные высказывания – в том числе относительно мужчин, занимающихся гинекологией и акушерством. Его призывы «прекратить это», то есть фактически лишить врачей права на профессию, мгновенно разошлись по социальным сетям, вызвав бурю негодования у пользователей. Правда, позже он отказался от своих заявлений о том, что мужчина-гинеколог – позор, но из песни, как говорится, слова не выкинешь.

Что же касается «Черной любви», тут, как уже было сказано, мнения разошлись. Противники сериала, в частности, писали на странице канала ZO'RTV в Facebook следующее: «муж с женой, хотя женаты 5 лет, спят в разных комнатах»; «замужняя женщина продолжает встречаться со своим любимым»; «женатый мужчина встречается с другими женщинами»; «…хочет убить свою мать»; «сам изменщик, а хочет все свалить на жену»; «оголенные женщины»; «ни у одной из женщин на голове нет платка»… Напоследок был задан сакраментальный вопрос: «Какую духовную пищу вы намереваетесь почерпнуть из этого сериала?»

«Озодлик» прокомментировал ситуацию следующим образом: «Запрет турецкого телесериала, разозлившего мусульманских лидеров в Узбекистане, рассматривается как часть более широких усилий президента Шавката Мирзияева, направленных на то, чтобы принять новый подход к исламу – по крайней мере, в отношении к умеренным мусульманам».

Если дело обстоит так, как полагает «Озодлик», очевидно, что речь идет о беспрецедентном повороте в отношениях государства и мусульманского духовенства.

Дело в том, что «Черная любовь» транслируется более чем в 70 странах мира, включая такие жесткие в религиозной политике страны, как Афганистан, Иран и Пакистан. И лишь в Узбекистане, по сути своей куда более светском, духовенство углядело в сериале едва ли не призыв к разврату.

Как же следует толковать подобные процессы?

Возможно, это плоды встающей с колен «исламской демократии», наконец почувствовавшей свою силу после того, как кончился жесточайший контроль духовной жизни в обществе со стороны карательных каримовских структур.

Не исключено также, что снятие с эфира «Черной любви» – это шаг узбекского правительства навстречу официальному духовенству с целью успокоить и направить его активность в нужное русло.

Реформы, начатые нынешним президентом Шавкатом Мирзиёевым, беспрецедентны для Узбекистана. Особенно впечатляют его действия в отношении некогда могущественной Службы Национальной безопасности (СНБ). Принято считать, что положительные для мусульман республики изменения берут отсчет с 31 января – с того самого дня, когда Мирзиёеву удалось уволить бессменного руководителя СНБ Рустама Иноятова.

Волосы свисают ниже уха

Справедливости ради надо сказать, что усиление влияния духовенства в общественной жизни имеет место не только в Узбекистане. «Фергана» уже рассказывала о том, что с одобрения правительства в ближайшее время из всех отечественных и зарубежных фильмов, демонстрирующихся на территории Таджикистана, будут вырезаться эротические сцены. Месяцем ранее запрет на демонстрацию такого рода сцен был введен в Киргизии. Были также внесены соответствующие изменения в кыргызстанский закон «О государственной поддержке кинематографии».

То, что узбекские мусульманские лидеры активизируются, видно даже по их публикациям в соцсетях. Все чаще они заговаривают о необходимости запретить те или другие произведения киноискусства, ругают не соответствующие нормам исламской морали сценические наряды артистов, требуют ввести хиджабы, а также разрешить посещать проповеди в мечетях несовершеннолетним подросткам.

Так, имам ташкентской мечети Шермурод Тогай возмущается неким кинофильмом на телеканале «Узбекистон» (очевидно, речь идет об отечественной исторической картине), в котором незаслуженно смеются над «уважаемыми эшонами». «В русских фильмах, несмотря на то, что их цари (конченые) алкаши, занимаются прелюбодеяниями, их всегда возвеличивают…» – негодует священнослужитель. Тогай обрушивается с критикой на создателей фильма, говоря, что те исковеркали историю, изображая узбекских женщин исполняющими «танец живота» в царских хоромах. И это в «посттемуровские» времена, когда наши женщины не могли помышлять о том, чтобы снять с головы паранджу – а тут вдруг полуголыми танцуют! Не меньше его возмущает тот факт, что мужчины-узбеки изображены с волосами, свисающими ниже уха…

Как бы там ни было, очевидно одно: отдельные представители духовенства все чаще пытаются не только влиять на жизнь людей, но и выстраивать все общество в соответствии со своими представлениями о добре и зле. Вопрос в том, как далеко они зайдут в этих попытках и до какой степени государство готово пойти им навстречу.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»