17 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Трудовые полиглоты. Какие языки можно выучить после двенадцатичасового рабочего дня

22.05.2018 17:10 msk, Екатерина Иващенко

Миграция  Россия Общество

На языковом практикуме в библиотеке имени Некрасова. Фото «Ферганы»

В конце 2017 года три неравнодушных человека: преподаватель английского языка Евгения Иванова, психолог Илья Знаменский и искусствовед Ярослав Алешин – решили помочь людям, с которыми они когда-то жили в одной стране, СССР, и которые теперь считаются трудовыми мигрантами. Помочь, разумеется, в той сфере, где сами были специалистами.

Благодаря этому решению в московской библиотеке имени Н.А.Некрасова родился языковой практикум для мигрантов, который проводится здесь каждую среду.

Как Достоевский Ахматову кинул

Очередная среда. Время близится к восьми вечера. В 503 аудитории библиотеки имени Некрасова понемногу собираются мигранты-вольнослушатели. Вместе с ними начала очередного бесплатного урока по русскому языку ожидаю и я. Наши преподаватели вот-вот явятся, а мы пока слушаем лекцию про чай, которая доносится из соседней аудитории.

Через несколько минут на свободное место рядом со мной подсаживается молодой человек в костюме. Это Фахриддин из Таджикистана, но он не трудовой мигрант, как можно подумать. По образованию Фахриддин математик, а в Москве учится в аспирантуре. Про языковой практикум для мигрантов он узнал на одном из мероприятий Дома Ферганы.

У Фахриддина хороший русский язык. В ближайшем будущем он собирается защитить диссертацию и стать кандидатом наук. Правда, это его стремление разделяют далеко не все. Нет, палки в колеса ему ставят не коллеги из академического цеха, как можно подумать, а... московские полицейские. На днях они задержали молодого человека и, несмотря на наличие всех необходимых документов и приличное знание русского языка, препроводили в участок. Там они продержали его всю ночь, после чего оформили административное нарушение за «мелкое хулиганство».

– Сюда я хожу, чтобы подтянуть русский язык и с пользой провести время, – продолжает Фахриддин. – Да и вообще мне в библиотеке нравится, она очень красивая и уютная. Прийти сюда можно в любое время: хочешь, на компьютере работай, хочешь - читай любые нужные книги. К тому же в соседней аудитории постоянно идут какие-то лекции. Например, в прошлый раз, пока ждал начала нашего урока, узнал много интересного про голландский язык.


На языковом практикуме. Фото «Ферганы»

Следующей за Фахриддином появляется Насиба. Она принесла сладкие гостинцы для учителей – дань вежливости и благодарность за уроки. Насиба родом из узбекского города Навои, на родине трудилась в детском саду. В Москве живет с 2012 года, работает тоже по специальности – няней.

– Я ходила на курсы русского языка в профсоюз трудящихся мигрантов. Там мне сказали, что в декабре в этой библиотеке открываются курсы русского и английского языков, – рассказывает Насиба. – Я подумала, когда еще будет такая возможность – бесплатно выучить новый для тебя язык? И конечно, решила ею воспользоваться. До этих курсов английский язык я не знала вообще. С начала изучения прошло всего полгода, а я уже могу говорить на простые темы. Да и вообще эти курсы для меня после работы – своего рода отдых. Все ученики очень интересные, каждый со своей историей, учителя улыбаются и шутят. К тому же мы не только учим грамматику и новые слова, но ходим в музеи, смотрим кино – и развлекаемся, и кругозор расширяем.

Но вот, наконец, все в сборе, начинается урок. Сегодня на занятии по русскому языку отрабатываются падежи – одна из самых сложных для изучения тем.

– Домашнее задание было – разобрать слова по частям, – говорит Илья. – Конечно, по традиции никто его не сделал?

Вопрос риторический, домашние задания здесь делаются редко. Но учителя относятся к этому с пониманием. Ученики работают по 12 часов в сутки и даже больше, так что на домашнее задание у них обычно не хватает ни времени, ни сил. Чтобы материал лучше усваивался, преподаватель старается брать примеры из жизни, актуальные для мигрантов.

– Давайте повторим окончания. Напомню, что бывают нулевые окончания и слова без окончания, например, алиби. «У меня есть алиби». Сложно с алиби? Хорошо, другой пример. Название района «Митино» также без окончания, по падежам оно не склоняется. Поэтому говорить в полиции «мне в Митине сломали нос» неправильно.

Актуальный пример взаимодействия с полицией вызывает у студентов оживление – тема животрепещущая и всем почти понятная.

– Мне скучно стоять у доски. Насиба, идем! – приглашает Илья. – Давайте придумаем фразу или словосочетание и будем над ним «издеваться».

– Бордовая ветровка, – придумала Насиба.

– Ну и что мы можем сказать об этой красивой шмотке? – спрашивает учитель.

– Она, наверное, теплая? – с надеждой предполагает ученица. – Еще она бордовая – то есть женского рода. Ветровка – тоже женского рода, единственного числа.

– Падежи в русском языке – это очень важно, – объясняет Илья. – Вы наверняка часто пишете разные заявления. Так вот, что чтобы добиться от чиновников хоть чего-то, в одной только «шапке» заявления иной раз приходится использовать несколько падежей. Давайте попробуем написать что-то в этом роде.

Он диктует.

«Пушкину А. С. от Ахматовой А. А.

Заявление.

Я, Ахматова А. А., работаю в ООО «Вектор» в должности сварщика. В нарушение действующего Трудового кодекса РФ с 15.03.2018 директором ООО «Вектор» Достоевским Ф. М. мне не выплачивается заработная плата. Прошу разобраться и принять меры».

Ученики смеются: в таком контексте использование падежей более чем понятно.

После теоретического объяснения начинается практика: ученики склоняют слова и фразы. На часах 20.50 – наступает перемена. В это время можно заварить чай и обсудить, что нового случилось в жизни каждого ученика на прошлой неделе.


На языковом практикуме. Фото «Ферганы»

В 21.00 Евгения начинает урок английского языка. Тут все, как на уроках в средней школе. В качестве разминки группа должна ответить на вопросы:

What are your favourite clothes?

What do you like to do on weekend?

What is your favourite poet?

Из ответов узнаю, что любимые поэты у трудящихся – это Омар Хайям, Маяковский и Пушкин, а на выходные они хотели бы посетить музеи, но билеты довольно дорогие, поэтому они предпочитают гулять по Москве.

– Если по время прогулки вы потерялись в городе, как вам обратиться за помощью? – не снижает темпа Евгения. – Правильно! Нужно сказать: «Excuse me I need help» и добавить «How I can get to museum, hospital?..» – и так далее.

Затем, чтобы группа не засиживалась, педагог просит всех встать в пары и отработать диалоги.

Одним словом, благодаря разным методическим приемам, время тут летит не только быстро, но и весело. В результате после занятий, которые заканчиваются в 10 вечера, ученики выглядят даже более отдохнувшими, чем до этого. Благодарят учителя за проведенный урок и не торопясь расходятся, обсуждая планы на выходные. За полгода учебы каждый из них не только получил новые знания, но и завел друзей, с которыми можно не только обсудить домашнее задание, но и провести выходной в этом большом и, как теперь уже кажется, более дружелюбном городе.


На языковом практикуме. Фото «Ферганы»

Что нужнее – русский или английский?

Я остаюсь с учителями, чтобы узнать, как им пришла идея создания собственных бесплатных курсов для мигрантов.

Илья: Вообще, мы раньше часто собирались и обсуждали какие-то текущие проблемы, от общего политического курса страны до блокировки мессенджеров. В конце прошлого года по какому-то случаю вспомнили о мигрантах. В Москве ведь много мигрантов из стран Центральной Азии. Эти люди в большинстве своем исключены из нормальной жизни. Для этого есть и объективные, и субъективные причины, начиная с того, что они много работают, и заканчивая плохим знанием русского языка.

Евгения: Эта тема взволновала нас как вопиющий случай социального неравенства...

Илья: …И мы решили мигрантам помочь. Но как именно помочь? Мы все в той или иной степени связаны с языком, так что нам показалось наиболее правильным организовать бесплатные языковые курсы. Мы начали искать помещение. Знакомые подсказали, что в некрасовской библиотеке есть курсы русского языка для детей-мигрантов, и они хотели бы организовать что-то похожее – но уже для взрослых. Так сошлись интересы наши и библиотеки.

Затем мы вышли на профсоюз мигрантов. Они заинтересовались нашей идеей и начали отправлять к нам людей. Потом у нас появилась некоторая известность, и ученики к нам стали приходить буквально отовсюду. Сейчас в нашей группе занимаются граждане Киргизии, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Молдовы, Украины и даже стран дальнего зарубежья.

Евгения: Мы организовали свою группу ВКонтакте, и многие узнали о нашем существовании именно оттуда. Например, так про нас узнал парень из Косово.

– Как вы разрабатывали программу обучения?

Евгения: Мне, например, пришлось адаптировать уже готовую программу для начинающего уровня. Дело в том, что часто приходят люди, которые не только не знают английского, но даже и русским толком не владеют.

Илья: Программа по русскому языку составлена достаточно гибко. Мы с Ярославом заменяем друг друга, поскольку у нас много работы. Программа, в принципе, плавающая, так как ученики часто меняются. Кто-кто уезжает на родину, кто-то, наоборот, приезжает сюда на работу, узнает о нашем существовании от старых учеников или от их родственников. Конечно, есть некий костяк, но иногда случается, что на очередном уроке оказываются только те ученики, которые не были на предыдущем. И тогда мы повторяем уже пройденный ранее материал, потому что, естественно, в обучении все взаимосвязано.

– Мне показалось, что здесь большим спросом пользуется английский язык. То есть мы в России думаем, что мигрантам нужен русский язык, а им, оказывается, нужен английский…

Евгения: Как ни странно, потребность в русском не такая безусловная. Во-первых, большинство мигрантов относительно неплохо знает русский язык, во-вторых, зачем, например, мигранту досконально знать правила склонения и спряжения? А знание английского – это уже статусный момент. Человек, знающий английский, имеет больше шансов устроиться на хорошую работу, у него больше возможностей путешествовать по миру. Многие люди учат английский язык для саморазвития, в частности, надеясь таким образом приобщиться к западной культуре.

– И каковы успехи ваших учеников?

Евгения: На уроках атмосфера становится более доверительной. Если в начале все были зажаты, то сейчас видно, как люди раскрываются. Они уже способны поддерживать простой разговор на английском и получают от этого очевидное удовольствие.

Илья: Я вижу явный языковой прогресс. Мои ученики могут путаться в падежах, но говорят уже намного лучше, в том числе и между собой. Когда все вокруг говорят более-менее одинаково, цена ошибки становится ниже, и люди перестают быть скованными. Приятно также видеть, как ребята помогают друг другу.

Мы стали достаточно известны, и сейчас от разных организаций нам приходят предложения проводить уроки для мигрантов, с которыми они имеют дело. Мы пока думаем, как поступить. Нам для наших русско-английских курсов двух часов занятий мало, надо хотя бы три – так, чтобы на каждый урок отводился академический час и было 10 минут перерыва. К сожалению, на курсы люди могут приходить не раньше восьми, а в десять вечера закрывается библиотека. Сейчас мы думаем, как нам модернизировать сложившуюся у нас систему преподавания.

– Почему вы решили разнообразить учебную программу культурной?

Илья: Это напрашивалось. Одно дело - работа у доски и проверка заданий, и совершенно другое – неформальное общения, которого, как мы поняли, не хватало обеим сторонам.

Нашим студентам, например, было очень интересно сходить в музей Вадима Сидура и познакомиться с модернизмом. Ярослав – великолепный гид, у него получилось заинтересовать наших учеников и в легкой форме рассказать им о вещах, о которых они раньше не имели представления. Спустя пару недель мы устроили ребятам показ фильма «Хлеб и розы» Кена Лоуча. Он рассказывает про мигрантов из Мексики, которые живут в США. На показе присутствовала девушка из Аргентины, которая переводила часть диалогов с испанского и объясняла какие-то ситуации. Вместе мы сравнивали, что происходит с мигрантами в Америке и у нас.

– Каковы ваши дальнейшие планы?

Евгения: Цикл занятий продолжится до конца мая, потом мы планируем уйти на летний перерыв. Будем думать и планировать наши дальнейшие действия.

Илья: Мы решили действовать по принципу «думай глобально – действуй локально». Приятно понимать, что мы начали дело, и дело это получается. В нашем случае люди действительно стали лучше говорить на двух языках.

Я сам еще из того поколения, которое говорит, что мы все родились в СССР. После развала Советского Союза мне повезло оказаться в Москве. Я был в более привилегированном положении даже по сравнению с россиянами из провинции, но в этом нет моей заслуги. Тот факт, что миллионы людей вынуждены покидать дома и ехать сюда за куском хлеба, порождает ряд общественных проблем. Проблемы эти не получится решать путем запрещения, тут нужна продуктивная деятельность. Мы думаем, что необходимо работать на интеграцию мигрантов в российский социум – от этого всем будет безусловная польза.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА