17 Октябрь 2018

Новости Центральной Азии

Распродажа багажа. Кому достанется четверть казахского урана

28.05.2018 14:13 msk, Вячеслав Половинко

Политика Экономика Казахстан

На производстве «Казатомпрома». Фото пресс-службы компании

О том, что 25% акций крупнейшего в мире оператора по добыче урана – компании «Казатомпром», — готовятся к продаже, стало известно на прошлой неделе из газеты Wall Street Journal. Издание написало со ссылкой на Ахметжана Есимова, главу президентского фонда «Самрук-Казына» (это структура, которая, по сути, управляет всеми национальными компаниями и субсидирует их за счет госбюджета в случае кризисных ситуаций), что власти республики решили повысить конкурентоспособность предприятия и вывести часть акций на биржу. «Мы хотим, чтобы акции наших компаний обращались на бирже. Для нас это приоритетная задача», — цитировали Есимова СМИ.

Есимов рассказал, что в мае ездил в Китай – южный сосед Казахстана в последние годы активировал свою атомную программу, поэтому в покупке акций был заинтересован больше остальных, — а также намерен предложить купить пакет россиянам. Американское издание писало, что стоимость всего пакета акций может достигать $3,5 млрд. – правда, не уточнило, откуда взялись такие цифры.

Чтобы понимать масштаб сделки, нужно знать две вещи. Во-первых, Казахстан – мировой лидер по запасам урана, поэтому обладание даже четвертью акций выглядит очень соблазнительным. В то же время рынок не является сверхконкурентным: за лидерство по добыче урана борются также Австралия и Канада. Во-вторых, последние несколько лет цена на уран снижалась и рушилась даже до 19 долларов за фунт (сейчас – в среднем $23). Аналитики обещают повышение цены минимум вдвое в ближайший год (впрочем, они обещают это уже третий год), поэтому покупка пакета акций прямо сейчас – хорошая инвестиция на перспективу, причем по сравнительно низкой в масштабах рынка цене.


Продукция «Казатомпрома». Фото пресс-службы компании

Проблема в другом: «Казатомпром» — объект стратегический, поэтому республика могла бы сама инвестировать в его развитие, составляя благоприятный климат для компании и для рынка, считает директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. «У нас так бывает, что эти 3,5 миллиарда могут уйти в черную дыру, а не на развитие, — говорит он. – Специфика «Казатомпрома» в том, что у него более-менее стабильные позиции. «Казатомпром» на фоне других нацкомпаний достаточно рентабелен, неплохо чувствует себя на рынке, поэтому планы вывести акции компании на IPO выглядят странно». Если бы был правильный подход к компании, то она могла бы вполне оставаться в государственной собственности и быть той самой «золотой курицей» без необходимости отдавать часть акции в другие руки и тем самым размывать управленческую структуру, считает аналитик.

С подходом как раз беда. После распада СССР, в котором атомные предприятия Казахстана работали в смычке с другими похожими структурами по всему Союзу (в частности, сырье из Казахстана возили на Урал, вспоминает политик и экономист Петр Своик), «Казатомпром» сместил акценты с добычи урана и его переработки только на добычу. В таком статусе корпорацию долгое время возглавлял Мухтар Джакишев: с 1998 по 2009 год он возглавлял «Казатомпром» и, как считают некоторые аналитики, даже способствовал своей деятельностью повышению цены на уран до максимальных величин. Однако в 2009 году Джакишев был арестован и осужден на 14 лет – формально за «хищение» и «дачу взятки», — однако на самом деле проблема могла быть в том, что менеджер перешел дорогу Нурсултану Назарбаеву и Владимиру Путину, а к тому же был другом оппозиционного политика Мухтара Аблязова. Журнал «Русский Newsweek» (ныне закрытый) еще в 2009 году писал, что Россия и Казахстан хотели организовать собственное совместное предприятие по обогащению урана и его продаже – в первую очередь, в Японию, — но японские партнеры внезапно заявили россиянам, что уже ведут переговоры с Джакишевым (который, как оказалось, вел самостоятельную политику за спиной президента).

Многие эксперты признают, что Джакишев как руководитель был вполне профессионален – но сделал несколько неправильных шагов и поплатился. «У Джакишева была стратегия «ресурсы в обмен на технологии», — говорит Петр Своик. — Ресурсы отдавались, но с технологиями лучше не стало».


Урановый рудник. Фото пресс-службы «Казатомпрома»

После Джакишева атомный гигант возглавляли Владимир Школьник и Нурлан Каппаров (умер в 44 года от внезапного сердечного приступа в 2015 году). В августе 2017 года «Казатомпром» контролировался Аскаром Жумагалиевым, а затем руководство перешло к Галымжану Пирматову. К сожалению, все последующие после Джакишева руководители жили, как сказали бы в футболе, на «его багаже».

Теперь изменилась конъюнктура – и это потребовало новых решений, но решение продать часть акций не выглядит самым оптимальным, считают эксперты «Ферганы».

Тут нужно заметить и потенциальных покупателей. «Добыча урана во всех его компонентах в Казахстане поделена между многими СП, — рассказывает Петр Своик. – Значительную часть занимают в этих СП китайцы». Если акции в итоге будут проданы Китаю, Казахстан получит в его лице партнера на долгие века, однако проблема в том, что на фоне общественной синофобии этот шаг будет выглядеть очень вызывающе. К тому же, по распространенному убеждению, Китай, заходя в любые проекты, со временем их поглощает, что для стратегической отрасли Казахстана вряд ли будет желательно.

Однако у Китая есть одно преимущество перед остальными партнерами. «Любой инвестор, заходя в какую-то отрасль, будет смотреть на предыдущий опыт, — говорит Досым Сатпаев. – Тут у государства остаются курирующие функции, и в случае каких-то перестановок – как с Джакишевым, — инвесторы не смогут вмешаться, что, разумеется, никому не понравится». Однако как раз Китай может закрыть на это глаза, учитывая их собственную ситуацию с правами человека. Такой партнер для Казахстана вполне удобен, поскольку может не заметить, например, многочисленных сообщений о тяжелом положении в тюрьме того же Джакишева, который, по словам правозащитников, находится в тяжелом состоянии из-за болезней, а власти не намерены его миловать. Россия тоже могла бы закрыть на это глаза, однако с Москвой Казахстан в последнее время старается работать меньше, и слова Есимова о том, что он поедет в Россию предлагать 25% акций, выглядят, скорее, ритуалом и успокоением для партнеров.

В целом, продажа части «Казатомпрома» ложится в объявленную программу приватизации госактивов, говорит Сатпаев. В рамках этой программы есть внутренняя приватизация – инвесторам предлагается купить, например, футбольные клубы, — а есть внешняя, куда входит продажа акций «Казатомпрома», «Казмунайгаза» и других государственных гигантов. На фоне проблем с экономикой последних лет это предложение по акциям выглядит исключительно как попытка найти дополнительные деньги. Правда, в таком случае велик риск продешевить ради сиюминутной выгоды.

Вячеслав Половинко

Международное информационное агентство «Фергана»





РЕКЛАМА