28 january 2023




Новости Центральной Азии

Казахстан: Начался суд по событиям в Шетпе; на суде по Жанаозену продолжают свидетельствовать о пытках

17.04.2012 19:34 msk, Фергана

Казахстан

17 апреля 2012 года в Актау (Казахстан) начался судебный процесс по уголовному делу «о беспорядках на станции Шетпе». Напомним, что беспорядки в Жанаозене 16 декабря 2011 года перекинулись и на станцию Шетпе, где погиб один человек. Суд проходит в здании Центра адаптации оралманов, в качестве обвиняемых - 12 человек. Большинство пострадавших - полицейские. В деле принимают участие семь адвокатов. Как сообщает Азаттык, дело ведет судья Бердибек Мырзабеков.

В начале процесса выяснилось, что у двух подсудимых отсутствуют адвокаты: один занят на процессе по Жанаозенским событиям, другой в командировке в Астане, сообщает Socializmkz.info. Подсудимые попросили отложить процесс до вступления в него своих защитников, но судья отказал, предложив государственных адвокатов. Однако подсудимые отказались, говоря, что никогда не видели назначенного адвоката. Судья настаивал - и тогда подсудимые отказались садиться. Их поддержали родственники, присутствующие в зале, - и в знак протеста встал почти весь зал. Подсудимые выкрикивали свои требования - и в результате отказались участвовать в процессе. Судья в ответ удалил и подсудимых, и их родственников из зала, - и процесс продолжился заочно.

По словам адвоката Жоламана Мырзатаева, подсудимым предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, разрушениями, уничтожением имущества, применении насилия в отношении представителей власти, умышленном приведении в негодность транспортных средств или путей сообщения.

Тем временем обвиняемые в суде по жанаозенским беспорядкам продолжают свидетельствовать о пытках, которым подвергались во время следствия. Член международного комитета «Жанаозен-2011» Галым Агелеуов пишет на своей странице в «Фейсбуке», что рассказывают на суде подсудимые нефтяники. Так, «мать троих детей, 46-летнюю активистку забастовочного движения нефтяников Розу Тулетаеву во время допросов подвешивали за волосы, душили мусорным пакетом и … давили железным прутом на стенки кишечника. Когда женщины рассказывала, через какой ад ее пропустили сотрудники ДКНБ и полиции Жанаозеня, сдержать слез не мог никто в зале. «Я прошу провести расследование по пыткам, которым я подверглась во время следствия. Я не могу многое рассказать... Здесь сидят мои родные, мои родственники, мне стыдно рассказывать, что они со мной делали... Есть вещи, которые говорить стыдно», - сказала Роза Тулетаева на суде.

Из рассказов обвиняемых нефтяников вырисовывается картина произошедшего 16 декабря в Жанаозене. Так, Серик Акжигитов рассказал (цитируем по странице ГалымаАгелеуова): «16 декабря я пришёл на праздник с женой и сыном. Полиция выставила кордон. Впервые я видел столько полицейских. На сцене певшие артисты убежали. У молодых ребят в чёрной одежде были маски, они были с прутьями. Они сказали, что хотят убить полицейского. Я подошёл к этому полицейскому и сказал ему «уходи». Я толкнул его. Он ушёл. А на предварительном следствии полицейский заявил, что я ему сказал, что убъю его. Если бы я знал, что будет, то не пришёл бы на алан и не брал бы жену и сына… 3.01.2012 года меня забрали на допрос в ГОВД. Четверо сотрудников полиции стали меня избивать. Функцию переводчика на допросах осуществлял следователь. Я говорил, что мне нужен переводчик. Полицейские сами на казахском языке писали на компьютере, набирали текст, а мне сказали подписаться. Я подписался. Я не говорю по-казахски».

Подсудимый Жанат Мурынбаев рассказал: «16 декабря я взял на алан жену и ребёнка, чтобы вместе отметить праздник. Полицейские нас оцепили, стали выталкивать. Мы стали говорить «уходите», ведь были маленькие дети, ребята. Начался концерт, полиция нас оцепила. Мы ушли домой. К часу дня услышал стрельбу из автомата. Я вышел на улицу и увидел убегающих людей, которые кричали: «Стреляют!». Я тоже убежал. 18 декабря уехал в Актау. 21 числа приехал елбасы (Назарбаев - ред.), сказал, что нефтяники правы. В городе увидели мою фотографию. Я был объявлен в розыск. Я удивился, пошел в ГОВД. Там меня сразу задержали и начали бить. Что только не вытворяли, били по почкам, душили пакетом. Потом сказали: «Повезем в прокуратуру, возьмешь на себя все, что скажем». В прокуратуре меня снова начали бить, показали фото парня, сказали, чтобы я дал показания против него. Я сказал, что отказываюсь. Тогда Ауэзов Калдыбай - следователь прокуратуры, стал меня бить, остальные бившие были в масках. Нас постоянно били по почкам, нас допрашивали и по ночам. Тогда я решил, что все скажу на суде».

Вот слова подсудимого Парахата Дюсенбаева: «16 декабря я увидел женщину из акимата, которая подгоняла детей. Вокруг нас вышло оцепление, они начали выталкивать нас из площади. Потом из-за роддома вышла полиция и начала стрелять в нас. Стреляли во всех людей. Я пытался помочь людям. Неожиданно я получил удар по голове. Когда очнулся, вокруг меня лежали трупы, все было в крови, я стал помогать отвозить в больницу. Я также был ранен в ногу. Когда потом я вернулся домой, то упал без сознания. Когда очнулся, мамы не было дома, она пошла искать отца. Ходила в морг, больницу, ГОВД, нигде его не было. Потом его нашли в морге с пробитой головой. Во время похорон ОМОНовцы переворачивали казаны на поминках, угрожали, что если скажете, то уничтожат нас. Тело отца мы хранили на балконе. Меня вызвали в ГОВД, к полковнику Кадырову. Он кричал и сказал, что повесит на меня поджоги. Он стал бить меня головой об стенку. Мои руки были привязаны сзади. С меня сняли штаны и заявил, что засунет мне банку в задний проход. Он стал меня бить по заднице, в пах, по бокам. Я стал плакать и сказал ему, что у меня умер отец, у меня ранена сестра, просил не делать этого. Даже потом, уже выйдя из больницы, я долго не мог ходить».

Подсудимый Жанбыр Ергазев рассказал: «16 декабря я пошел на алан к 10 часам, через некоторое время началась давка со стороны полицейских, потом они стали убегать. Потом вышли полицейские и начали стрельбу. Я был на алане и там получил пулю в ногу. Рядом со мной упал парень, ему полностью раздробило пятки. Меня повезли в больницу, там сделали перевязку и отпустили. Я был дома, мясо начало гнить, меня повезли снова в больницу, где сделали операцию. Я ходил на перевязку, когда в больницу пришли полицейские и увезли меня. Я находился в ГУВД, без медицинской помощи, рана гноилась, кровь текла, вся одежда была в гное и крови. Все что сказал полицейский, этот вранье, я оказывается и камни кидал, и возле акимата бегал, нападал на полицейских. Все это ложь. Я уже возле алана получил пулю и меня отвезли в больницу».

Суд над полицейскими, превысившими свои полномочия во время массовых беспорядков в Жанаозене, начнется 27 апреля в Актау, в здании специализированного межрайонного суда по уголовным делам. Дело будет рассматривать судья Актауского городского суда Гульмаржан Адил Султани.

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА