5 Июнь 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Травля Умиды Ахмедовой выплеснулась на страницы газет

24.02.2010 11:12 msk, Фергана.Ру

Права человека Узбекистан

Фото © Gazeta.Uz

22 февраля в принадлежащей ташкентской городской администрации газете «Вечерний Ташкент» появилась большая статья, посвященная делу узбекского фотографа Умиды Ахмедовой, как сказали бы раньше – программная статья, статья-директива. В советское время такие материалы выходили в газете «Правда». Они завершались призывом покарать «отщепенцев» и «врагов народа». Но история, как известно, если и повторяется, то в виде фарса. И сегодня образец подобного жанра публикуется в «Вечерке», очевидно, чтобы людям было, что почитать на ночь глядя.

Сквозной нитью статьи является многократно повторяемая, точнее, вколачиваемая в головы читателей мысль о том, что за оскорбление узбекского народа Умида Ахмедова просто обязана понести наказание, и это случится с каждым, кто «посягнет» и «покусится». Попутно в публикации выводятся на чистую воду такие пороки западного общества как однополая любовь и педофилия. О том, что за оскорбление целого народа и клевету на целый народ узбекское законодательство наказания не предусматривает, автор статьи, укрывшийся под псевдонимом А.Махмудов, понятное дело, не сообщает. Фотографии Умиды тоже нигде не приводятся. По замыслу авторов, узбекской аудитории, ограниченной в возможности посещать веб-сайты, пишущие о деле Умиды Ахмедовой, поскольку большинство из них блокируется, вполне достаточно официальных разъяснений о том, что ее фотографии «клевещут» и «оскорбляют».

Отметим, что подобный способ пропаганды в Узбекистане далеко не нов: как правило, такие тексты спускаются в редакции газет из аппарата президента. Кстати, передают, что последний высказался по поводу фотоальбома Умиды Ахмедовой примерно так же, как в свое время Никита Сергеевич Хрущев высказывался о полотнах художников-авангардистов: «Что это за х...ня!». Не удивимся, если выяснится, что вторая часть заголовка – это прямая цитата главы государства.

Предлагаем вам ознакомиться с этим текстом. Личными впечатлениями вы можете поделиться в комментариях.

Вечерний Ташкент

«Дело Умиды Ахмедовой», или За публичное оскорбление народа, конечно же, должно быть наказание

Читаешь в Интернете некоторые отзывы на происходящие в Узбекистане события и диву даешься. Такое впечатление, что появилось небольшое, но очень активное число «доброжелателей» нашей солнечной республики, которым ничем не угодишь. На «ура» воспринимается только любая негативная информация, а все, что является успехом или реальным достижением узбекского народа, опровергается с ходу или подвергается снисходительному сомнению.

То, что на 18-м году независимости состоялся открытый судебный процесс по факту унижения чести и достоинства многонационального узбекского народа, есть определенная закономерность. В конце концов, сколько можно терпеливо сносить булавочные уколы и менторский тон самозваных «передовых» и «цивилизованных» «учителей» и их местных подпевал из числа прикормленной зарубежными грантами «интеллигенции»?

Закономерно и то, что предметом судебного разбирательства стало творчество фотографа и кинодокументалиста Умиды Ахмедовой. Не скроем, что эта весьма зрелая художница поначалу искренне хотела с любовью и достоинством показать свой народ и свою страну. Да и, на первый взгляд, ее фотоальбом «Женщины и Мужчины: от зари до зари» (Women and Men: From Dawn to Dusk»), опубликованный в 2007 году, и документальный фильм «Бремя невинности» («The Burden of Virginity»), выпущенный на следующий год, являются сугубо этнографическими произведениями, стоящими вдали от какой-либо политики.

Но беда в том, что оба проекта были поддержаны грантами от швейцарского посольства. Умида в последние годы все свои проекты осуществляла на иностранные деньги, а значит, должны была приспосабливать свой «патриотизм» к чужеземным требованиям. Ведь не секрет, что кто платит, тот и заказывает музыку. Пресыщенному западному зрителю глубоко безразличны успехи молодой страны, зато он охотно клюет на эротическую «клубничку» и «нищую экзотику». Неудивительно, что в творчестве Ахмедовой образ Узбекистана постепенно приобрел все более средневековый характер, а его граждане показаны милыми, но «нищими и отсталыми» дикарями, живущими «по варварским обычаям».

То есть вольно или невольно, но Умида Ахмедова своим «творчеством» поддерживает бытующий на Западе миф о том, что в мусульманских странах народ изначально не придерживается общепринятой морали, то есть подлежит «перевоспитанию» по европейским нормам. Но что творится там, на Западе, в реальности? Что скрывается за ширмой навязываемых всему остальному миру норм и правил по-западному?

Прежде всего толерантность по отношению к так называемым сексуальным меньшинствам и прочим сексуальным извращениям. И все это давно уже не только укоренилось в т.н. «западной демократии», но и принимает ужасающие формы.

Взять хотя бы педофилию в кругах высших иерархов католической церкви! Сколько уже подобных скандалов имело место за последние годы и сколько еще их будет! А о том, что это давняя и уже застарелая болезнь, способов лечения которой пока не наблюдается, говорит следующий факт.

15 и 16 февраля текущего года Папа Римский Бенедикт XIV принял в Ватикане 20 иерархов Ирландской католической церкви, обвиняемых в том, что они годами замалчивали сотни случаев сексуальных домогательств священников в отношении несовершеннолетних. Случаи совращения малолетних имели место в период с 1975 по 2004 годы в епархии Дублина. Свет на них пролили два доклада независимых экспертов, опубликованных в мае и ноябре прошлого года.

Самое интересное заключается в том, что Папа всего лишь «пожурил» педофилов в рясе и призвал их «быть искренними со следствием».

Однако жертвы педофилов и их родственники считают коммюнике Ватикана полумерой: «Я бы сказал, что Ватикан не оправдал даже самых скромных наших надежд. По сути, этим заявлением Папа смягчил ситуацию. Назвать педофилию гнусным преступлением, а затем предположить, что это произошло от ослабления веры, - это просто скандал».

Отметим, что в случае с «произведениями» Умиды также встает вопрос о морали. Ведь данные произведения – это не частное мнение гражданки У.Ахмедовой и даже не ее личный фотоальбом в Интернете. Этот альбом и этот фильм при поддержке иностранных СМИ демонстрируются по всему миру как «истинное» лицо «несчастного узбекского народа». И это воспринималось на Западе и во всем мире как официальное признание частной точки зрения, подкормленной швейцарскими франками художницы. Но было бы очень странным, если бы власти Узбекистана продолжали бы и дальше терпеть подобное издевательство над узбекским народом как общностью людей разных национальностей.

Когда творческий человек, пользуясь финансовой и моральной поддержкой иностранного государства, унизительно говорит об узбекском обществе, национальных обычаях, культуре, единстве народа, он оскорбляет не каких-то конкретных людей, он оскорбляет весь народ (А если не пользуясь финансовой и моральной поддержкой иностранного государства? Или если творческий человек ничего не говорит? Напомним, что ни в фотоальбоме, ни в фильмах Умиды Ахмедовой НЕ СОДЕРЖИТСЯ никаких авторских комментариев. – Ред).

Кстати, гарантией того, что данный процесс не может толковаться как политическое преследование или давление, является то, что в Уголовном кодексе Узбекистана статьями 139, ч. 3, п. «г» - «Клевета из корыстных или иных низменных побуждений» и 140, ч. 2 – «Оскорбление печатным или иным способом размноженным текстом либо в средствах массовой информации» предусмотрено наказание за умышленные действия, направленные на унижение национальной чести и достоинства узбекского народа (вранье, пострадавшей от клеветы и оскорбления может быть признана только конкретная личность, но не такое аморфное понятие как народ; от имени народа может выступать только всенародно избранный президент. - Ред).

Возникает вопрос, а почему до сих пор они фактически не использовались? Во многом из деликатности. Ведь подобная «этнография» весьма деликатна: это тончайшие струны – национальные обычаи, национальная, расовая, религиозная принадлежность. Тут грань между национальным оскорблением, иронией или чем-то другим, действительно, очень тонка.

Тем не менее фактически, несмотря на все экономические и социальные успехи, подобные полеты творческой фантазии ставят под сомнение существование узбекского народа вообще и нашу возможность строить демократическое, самостоятельное государства в частности. А это антигосударственно! Не важно, кто это отснял и размножил – гражданин Узбекистана или другого государства. На территории Узбекистана действует узбекское законодательство. Если кто-то, даже будучи здесь временно и гражданином другой страны, нарушает наше национальное законодательство, он должен нести ответственность.

А вот теперь – очень важный момент. Возникает вопрос, а насколько это тяжело квалифицировать – где есть оскорбление народа, а где его нет? Вот для этого и есть суд, который, кстати, в данном случае проходил гласно и публично, широко освещался в средствах массовой информации. И уже по ходу процесса было ясно, что речь не идет о том, что кто-то стремится ограничить этнографические исследования, свободу творчества и так далее. Но за публичное оскорбление народа, конечно же, должно быть наказание.

Почему такие вопросы рассматривались гласно и прозрачно? Да потому, что любой судья побоится их решать кулуарно и выносить вердикт на основании коррупции или чего-то там другого. Сам вопрос – очень резонансный. Удовлетворяет то, что все СМИ, все желающие смогли присутствовать на этом процессе, а остальные граждане узнали о нем из газет и телевизионных передач.

Сейчас нас укоряют за то, что приняли меры, в то время когда другие народы терпят, когда их унижают. Я принципиально не буду делать какую-то кальку из законов других стран. Но думаю, что если бы, например, в той же Англии кто-то хоть пикнул о том, что Великобритания – неполноценное государство, что англичане не могут создать государство или что британская нация не способна на государственное строительство, там бы применили законы гораздо хлеще, чем у нас. Чтобы не ходить далеко, вспомним историю с карикатурами на исламскую тему. Когда на улицы мусульманских городов вышли миллионы протестующих, все западные посольства поспешили официально извиниться от имени своих правительств.

А представьте себе, что подобные альбомы или фильмы появились бы в соседнем Казахстане, Туркменистане или Афганистане, не говоря уже о Ливии, Марокко или других мусульманских государствах?! Попробовал бы кто-нибудь что-то аналогичное снять об иранском народе в Тегеране. (А еще в Северной Корее, Судане, Бирме, Сомали – этот ряд можно продолжить. – Ред.). Я бы посмотрел, где бы он оказался… А Умида Ахмедова попала под амнистию и сегодня на свободе.

Стыдно даже говорить о том, что за очень хорошие деньги можно предавать историю, обычаи, традиции своего народа, а тем более выставлять их в негативном свете на всеобщее осмеяние. Давайте возьмем в пример тех же американцев. Не тех, кто недавно приехал из подворотен Европы в Нью-Йорк, а фермеров, жителей небольших городков, так называемое «молчаливое большинство». Они очень высоко ставят семейные ценности, нетерпимы к наркотикам, однополой свободной «голубо-розовой» любви, проституции и прочим «удовольствиям». Попробовала бы У.Ахмедова выпустить подобный фильм в американской глубинке. Да ее бы по судам затаскали. (А в Узбекистане не затаскали? – Ред.)

Считаем, что не стоит воспринимать данный судебный процесс как направленный в пику кому-то или против кого-то. Он просто показал, что прежде всего узбекские граждане и соответственно граждане других стран, которые имеют отношение к Узбекистану и здесь бывают, должны чтить определенные ценностные вещи. Потому что народ Узбекистана – это ценность. Есть достоинство у любого народа. И унижать это достоинство никто не вправе. Если такое произойдет, заплатишь за это штраф или сядешь в тюрьму. А поэтому, если ты публичное лицо, то тем более семь раз подумай, прежде чем что-то сказать, написать, отснять или опубликовать…

В 1991 году был создан феномен – узбекское государство, и оно функционирует, в нем есть институты власти, это факт. Речь не идет о том, чтобы, скажем, упредить какие-то исторические дискуссии, споры. Отнюдь. Речь абсолютно о других вещах – когда отрицается само существование суверенного народа, когда подчеркивается его якобы низкосортность, второсортность по сравнению с другими, когда унижается весь народ – и в Ташкенте, и в Самарканде, и в Фергане, и в Нукусе.

Все мы, согласно Конституции, - народ Узбекистана. Звучать это должно гордо, и никак иначе!

А.Махмудов».