19 Август 2018

Новости Центральной Азии

Там, где пахнет серой. О солнечной Авазе и отдыхе покровителя всех туркмен

14.07.2018 10:41 msk, Татьяна Зверинцева

Экономика Туркмения Общество Туризм

Курорт Аваза. Фото с сайта Sng.today

5 июля президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, завершив расширенное заседание правительства по итогам первого полугодия, разрешил всем министрам и другим руководителям уйти в двухнедельный отпуск. Всем - кроме вице-премьера Эсенмырата Оразгелдиева, который курирует агропромышленный комплекс и должен следить за сбором урожая. Сам Бердымухамедов после краткого визита в Татарстан поздно вечером 6 июля вылетел из Казани прямо в Туркменбаши – то есть в фешенебельный курортный комплекс Аваза. С тех пор официальные СМИ на протяжении нескольких дней с придыханием следят за каждым шагом президента по каспийскому побережью. Отзывы об Авазе публикуют и независимые СМИ – правда, далеко не такие восторженные.

Завоеватели и химики

Город Туркменбаши до 1993 года назывался Красноводском, причем это название было присвоено ему еще в дореволюционные времена. Предполагается, что название выбрали из-за красноватого оттенка местной воды. Первые русские военные укрепления на Каспии были возведены в начале XVIII века, но до окончательного завоевания этой части Центральной Азии оставалось еще более полутора веков. Лишь в 1869 году по распоряжению полковника Николая Столетова был основан собственно Красноводск. Город стал базой для походов на Бухарское и Хивинское ханства, а также для отражения набегов туркменских кочевников. Туркмены стали последним народом Центральной Азии, покорившимся России. Последнее племя – текинцы – признали себя подданными Российской империи лишь в 1880-х годах. Так что в первые 15 лет своего существования Красноводск оставался на военном положении.


Дореволюционная открытка из Красноводска. Иллюстрация с сайта Wikipedia.org

В советские времена Красноводск сохранил статус «форпоста русской армии». В самом городе и в расположенном неподалеку военном городке Яганджа было расквартировано большое количество советских военнослужащих, причем в их среде служба в Туркмении считалась «ссылкой». «Я считаю, что людей, которых учили комплексно мыслить, анализировать военно-политические ситуации, привыкших в Москве к обилию культурно-развлекательных заведений, полезно посылать в такую глушь, как Красноводск, но при одном условии – ненадолго, чтобы ценить условия цивилизованной жизни, повысить выживаемость в трудных условиях», – рассуждает в своих воспоминаниях военный пенсионер А.Владимиров.

В целом национальный состав советского Красноводска был очень пестрым. О том, какое положение в городе занимали туркмены, среди очевидцев существуют разные мнения. Мемуарист Александр Алексеенко, проведший в Красноводске часть детства вместе с отцом-военнослужащим, утверждает, что вообще не видел в городе туркменов. Население казалось ему преимущественно славянским, иногда встречались казахи и кавказцы. В свою очередь, писатель Василий Стефанцев, живший в Красноводске во взрослом возрасте, отмечает, что именно туркмены занимали все руководящие должности в областном и городском комитетах КПСС, в органах исполнительной власти и правоохранительных органах. Вспоминает Стефанцев и случаи национальных конфликтов между русскими и туркменами. Казахи, по наблюдениям мемуариста, жили в основном за городом и занимались скотоводством, а кавказцы (армяне и азербайджанцы) – руководили местными рынками.


Панорама советского Красноводска. Фото из Большой Советской энциклопедии

В советские годы в Красноводске активно развивалась химическая промышленность и нефтепереработка. Как результат – город не мог похвастаться хорошей экологией, в воздухе там постоянно чувствовался запах серы. Бухта Саймонова, расположенная в городе, впоследствии оказалась самым загрязненным водоемом Каспийского моря. Как результат, несмотря на статус приморского города, стать полноценной курортной зоной Красноводск не смог. Советские отпускники иногда ездили сюда, но все же предпочитали доставать путевки на несравненно более популярное Черное море.

Каспийская жемчужина как культ карго

В 1993 году Красноводск был переименован в Туркменбаши – в честь президента Сапармурата Ниязова, который взял титул Туркменбаши («глава всех туркмен») и активно начал строить в независимой Туркмении культ личности. Причины этого решения в источниках не указываются – впрочем, особых причин и не требовалось. Имя Туркменбаши в годы правления Ниязова получили многие географические объекты и даже месяц январь. Месяц после смерти Ниязова в 2006 году переименовали обратно, а Красноводск – нет.

В последние годы правления Ниязова были заключены первые контракты на строительство роскошных отелей неподалеку от Туркменбаши. Но затем Ниязов умер, и его преемник Гурбангулы Бердымухамедов, взявший титул Аркадаг («покровитель»), в 2007 году представил масштабный проект строительства курортной зоны Аваза как собственную идею. Всего в зоне планируется возвести около 60 отелей, из которых к 2018 году построены 18. Также в зоне возведены шесть коттеджных комплексов, два яхтклуба, просто парк и парк с аттракционами.

В XIX-XX веках на островах Меланезии было зафиксировано возникновение любопытной группы религиозных движений. Заметив, что пришельцы с Запада получают ценные грузы (карго) с самолетов, аборигены начали возводить копии взлетно-посадочных полос, аэропортов и радиовышек из древесины пальм и соломы. Они верили, что эти сооружения привлекут самолеты с благами цивилизации. Чтобы ускорить «сошествие духов с небес», аборигены имитировали действия моряков и военнослужащих, превратив их в ритуалы. Это явление получило название «культ карго». Во второй половине XX века культы карго практически исчезли, но их название стало часто использоваться как метафора.

Во многом эта метафора подходит и к истории создания Авазы. Складывается впечатление, что Аркадаг и его приближенные, мало понимая механизмы функционирования туристической отрасли и современного рынка в целом, попытались внешне скопировать бизнес-модель турецких и иных популярных туристических зон. Но хватило их только на строительство помпезных зданий силами турецких подрядчиков.

Привлечь к строительству большое количество зарубежных инвесторов туркменские власти не смогли, в проект пришлось вливать миллиарды долларов из бюджета. Проблема возникла и с целевой аудиторией. Иностранцу попасть в Туркменистан крайне сложно, страна отличается закрытыми границами и крайне неохотно выдает визы. В то же время доходы большей части местного населения низки и не позволяют оплачивать проживание в фешенебельных отелях.


Гостиницы в турзоне Аваза. Фото Bjorn Torissen с сайта Wikipedia.org

В результате основным контингентом Авазы стали госслужащие. Каждый отель в курортной зоне приписан к какому-нибудь ведомству. В 2015 году журналисты выяснили, что в государственные органы регулярно спускаются разнарядки на количество туристов, которых надо поставить в Авазу в течение сезона отпусков. Чтобы оплатить отдых одного-двух туристов, в некоторых учреждениях собирают деньги со всех сотрудников. При этом нередко на самом деле в Авазу никто не едет – учреждения ограничиваются оплатой и бронированием номеров. Как результат, порой обычные граждане, решившие отдохнуть в курортной зоне, узнают, что номера в отеле в реальности пустуют, но на бумаге забронированы госслужащими. Занять такой номер иногда все-таки можно, но по цене выше фактической.

Распространенный вариант экономии для простых туркменских отпускников – аренда комнаты в Туркменбаши. Однако такой отдых сопряжен с некоторыми сложностями. Условия жизни в Туркменбаши гораздо скромнее, чем в Авазе. Блогер и путешественник Сергей Доля в 2014 году отмечал, что единственные современные здания в Туркменбаши – административные. Горожанам приходится довольствоваться советским жилищным фондом. До моря надо добираться на автобусе. Въезд на территорию курортной зоны частных автомобилей в 2017 году был запрещен. Теперь не только жители Туркменбаши, но и прибывшие в городской аэропорт гости Авазы могут проехать в зону только на рейсовом автобусе (они ходят редко) либо на государственном такси (которое стоит дороже частного). Пляжи, не относящиеся к Авазе, в окрестностях Туркменбаши есть, но не отличаются чистотой и ухоженностью.

От госслужащих к бизнесменам

Хотя в официальных СМИ Аваза безапелляционно преподносится как успешный проект, трудно представить, что власти за все эти годы так и не заметили возникающих проблем. Возможно, именно с этим связаны предпринимаемые в последнее время шаги по приватизации курортной зоны. В апреле 2018 года стало известно о планах продажи части отелей частным предпринимателям. Сообщалось, что отель «Таджир» уже продан некоему состоятельному иностранцу, а отелям «Небитчи», «Ватанчи», «Дениз», «Ахал», «Мары» и «Лебап» еще только подыскивают новых хозяев. Сделку предлагается совершить по выгодной схеме – предоплата $100 тысяч и рассрочка оставшейся суммы на 30-40 лет.


Выставленный на продажу отель «Ватанчи». Фото с сайта Wikimapia.org

Однако это предложение не вызвало энтузиазма у бизнесменов. И дело не только в сложностях с привлечением туристов. Предпринимателям известно, что власти Туркмении могут в любой момент отнять купленный отель, или снести его ради каких-то новых грандиозных планов, или полностью запретить в стране пляжный отдых – в общем, сделать в принципе что угодно.

Тем не менее, власти не унывают. В начале июля было объявлено, что государство передало Авазу в ведение туркменского Союза промышленников и предпринимателей. Председателю союза Александру Дадаеву было приказано создать совет по управлению зоной и передать каждый отель в ведение одного или нескольких бизнесменов. Иными словами, реализуется та же схема, что и в случае с министерствами. Еще немного – и разнарядки на привлечение туристов начнут спускаться уже в частные компании.

Союз промышленников и предпринимателей Туркменистана – вообще любопытная структура. С 1993 года в стране существовал Союз предпринимателей Туркменистана. Но в первые годы своего президентства Бердымухамедов решил основать новую подобную организацию. В 2008 году новый союз начал свою работу под руководством Дадаева – владельца птицеводческого комплекса «Гуш топлумы». Главу Союза предпринимателей Какабая Сопыева немедленно попросили освободить офис. Он пытался оспорить это решение через прокуратуру, однако успеха не возымел. Впоследствии многие бизнесмены, входившие в союз Сопыева, перешли под эгиду Дадаева.

Впрочем, долго работать в старом офисе Сопыева Дадаеву не пришлось. Уже в 2011 году специально для Союза промышленников и предпринимателей был построен 15-этажный бизнес-центр в Ашхабаде. В 2012 году на развитие союза из бюджета выделили $30 млн. В тот же год организации разрешили создать вторую в стране политическую партию – Партию промышленников и предпринимателей Туркменистана. До этого политическая система была однопартийной, все места в Меджлисе занимала Демократическая партия Туркменистана. Также Дадаеву удалось открыть частный коммерческий банк и частную газету «Рысгал». Источники издания «Хроника Туркменистана» отмечают, что в последние годы все министерства и ведомства не только не имеют рычагов влияния на бизнес-империю Дадаева, но и вынуждены ее всячески обслуживать. Потому что, по общему мнению, Дадаеву покровительствует непосредственно Бердымухамедов.


Александр Дадаев. Фото с сайта Cti.by

С одной стороны, нельзя не похвалить власти Туркмении за хотя бы какое-то стремление к развитию частного бизнеса и политического многообразия. С другой стороны – во всех этих инициативах невооруженным глазом видны черты все того же культа карго. Особенно если учесть, что жизнь туркменских бизнесменов, не пользующихся особым покровительством Союза промышленников и предпринимателей, по-прежнему остается тяжелой – к ним, например, могут без ордера ворваться сотрудники Министерства национальной безопасности, закрыть магазин и изъять товар. А такие элементарные вещи, как возможность конвертации валюты, полностью зависят от произвольных решений властей. По сути «общественная организация бизнесменов» превратилась в Туркмении в еще один государственный орган, стать членом которого можно лишь после тщательной проверки на лояльность и готовность к сотрудничеству с властью. Как эта структура будет управлять Авазой – покажет время. Мы же пока рассмотрим, что там происходит сейчас.

Сочинение «Как я провел отпуск»

Информации из Туркменистана поступает очень мало. Интернет в стране развит слабо и строго цензурируется. В последнее время, после приобретения местными властями нового оборудования для слежки, количество комментариев жителей Туркменистана на зарубежных сайтах еще больше сократилось. Это сказывается и на числе отзывов об отелях. Например, на сайте Tripadvisor можно увидеть некоторое количество отзывов лишь о семи отелях Авазы. Но они довольно однородны – большинство гостей жалуются на низкий уровень сервиса и низкий профессионализм персонала. В целом складывается впечатление, что в отелях, сделанных по современному турецкому образцу, работают кадры советского типа.

«Номера не совсем чистые, полотенца уже желтые( на постели дырочки, чистота хромает», – рассказывает одна из отдыхающих (здесь и далее – орфография и пунктуация оригинала). «Отель очень хорошо сконструктирован но персонал ничего не знает о своей работе. Некоторые даже нахально отвечают. Уборка тоже не во время», – вторит ей другой турист. «Для уборки номера нужно было попросить на ресепшен в противном случае никто не приходит», – жалуется третий. Четвертый турист поведал о неприятной привычке персонала «забывать» дать сдачу.

Не лучше обстоит дело в коттеджных поселках. Отдыхающий, живший в коттеджном комплексе яхт-клуба, рассказал на сайте, что его смутили регулярные проверки при купании в бассейне. Сотрудники все время уточняли, в каком коттедже проживает каждый турист, чтобы не допустить проникновения в бассейн посторонних. По мнению автора отзыва, эту проблему можно было решить, просто выдав гостям специальные браслеты. Также на сайте можно найти жалобу на бытовые условия. «В катедже электро плита, невозможно готовить – не греется, даже вода не закипает. Посуду пришлось просить несколько раз и долго ждать, пока принесут», – написал один из отдыхающих.

В некоторых отзывах развернуто описываются конфликты и недоразумения, возникшие в Авазе. Так, один из туристов рассказал, что в баре официант принес заказанное пиво через 50 минут. А заказанного ужина клиент так и не дождался, потому что в полночь бар закрылся. После этого ему по ошибке принесли чужой счет. Другой турист утверждает, что забронировал номер за две недели, но на ресепшне о брони никто не слышал. В итоге ему выдали ключ от номера, в котором он обнаружил другого туриста. После этого отдыхающего все же переселили в свободный номер – но вскоре туда попытались заселиться другие люди с ключом, выданным на ресепшн.

Во многих отзывах туристы говорят о негативном соотношении цены и качества. Они отмечают, что за такие же деньги могли получить гораздо лучший сервис на зарубежных курортах. Также красной нитью через отзывы проходит тема интернета. Некоторые отдыхающие пишут, что WiFi в отелях вообще нет. Другие сообщают, что он работает только в некоторых номерах или только в общем коридоре.

Издание «Альтернативные новости Туркменистана» на днях провело собственное исследование ситуации в Авазе, побеседовав с несколькими отдыхающими. Они посетовали на скудное питание, состоящее из каш, макарон, риса и капустного салата. Организовать себе нормальный стол можно, докупая продукты на рынке. Но это еще больше увеличивает и без того немалую цену отдыха. Также собеседники издания пожаловались на трудности с «добычей» таких бытовых предметов, как туалетная бумага, мыло и шампуни. Добиться всего этого от горничных можно, но лишь с большими усилиями.


Скудный обед в одном из отелей курорта. Фото посетителя Авазы с сайта Habartm.org

По подсчетам «АНТ», сейчас отдых в Авазе для семьи из трех человек с учетом расходов на транспорт и дополнительное питание обходится примерно в 3500 манатов ($1000 по государственному курсу). При этом минимальный среднемесячный заработок в стране – 715 манатов ($214,6). Реальная зарплата, например, школьного учителя составляет 1500 манатов ($429,2).

Впрочем, журналисты отмечают, что если простой гражданин Туркмении, никогда не бывавший за границей, все-таки копит деньги и попадает на Авазу – он оказывается доволен. Таких туристов легко поразить, например, простым наличием в номере банных халатов и тапочек. А вот люди, которым есть с чем сравнивать, разочаровываются и пишут на Tripadvisor гневные отзывы о том, что на Авазе одноразовые тапочки стирают и выдают новым клиентам.

Среди иностранцев порой тоже встречаются неприхотливые и закаленные Советским Союзом. Так, пожилой россиянин Федор А. опубликовал на сайте Marshrutiks в целом позитивный отзыв об отдыхе в Авазе. Однако и он отметил, что смог въехать в страну лишь благодаря умению заводить связи, цены назвал «терпимыми для иностранцев», а свой выбор курорта обусловил тем, что подыскивал спокойное место для своего солидного возраста. Федор заключил: «С одной стороны, условия хорошие, цены тоже, а с другой – не покидало ощущение какой-то скованности, зажатости. Не было легкости, которую ощущаешь на других курортах, где отдыхаешь и телом и душой».

Самый главный турист

Но, пожалуй, как минимум у одного отдыхающего не возникнет никаких претензий к Авазе. Речь о президенте Бердымухамедове, отпуск которого широко освещается государственными СМИ. 9 июля президент вместе с внуком Керимгулы написал в Авазе стихотворение «Спортивный Туркменистан». Затем внук и дед переложили стихотворение на музыку и исполнили в стиле рэп. Творческий процесс был продемонстрирован по национальному телевидению, а правительственная газета «Нейтральный Туркменистан» опубликовала автограф текста и ноты произведения на первой полосе под заголовком «Воодушевленность – вечный источник творчества».


Гурбангулы и Керимгулы Бердымухамедовы во время отдыха на Авазе. Фото с сайта Turkmenistan.gov.tm

Одновременно стало известно, что Бердымухамедов на отдыхе работает над продолжением книги «Туркменистан – сердце Великого Шелкового пути». Отметим, что количество изданных Аркадагом книг уже перевалило за четвертый десяток.

11 июля государственные СМИ отрапортовали, что «во второй половине дня глава государства вместе с внуками совершил по Каспию прогулку на яхте «Галкыныш». В честь этого события «вечернее небо над Авазой расцветили яркие огни фейерверка. Участники музыкального торжества приветствовали Президента-Аркадага, находящегося на борту белоснежной яхты, которая, плавно рассекая волны, продолжала свой путь по морским просторам Каспия».

В тот же день, 11 июля, Бердымухамедов прокатился на гоночном автомобиле по проходящему близ Авазы отрезку трассы авторалли Амуль-Хазар, запланированного на сентябрь 2018 года. «Прежде чем сесть в автомобиль, Президент тщательно очистил спортивную обувь от песка. Заняв место за штурвалом гоночной машины и пристегнув ремень безопасности, глава государства проверил, как работают системы управления, навигации и связи. Таким образом, как и во всех своих делах и начинаниях, Президент Туркменистана продемонстрировал основательный подход», – подчеркивает издание «Золотой век».

Перед заездом президент побеседовал с журналистами, рассказав им о своих взглядах на правильный отдых. По его словам, и во время работы, и на отдыхе человек должен находиться в движении. «Человек должен с юных лет приучаться к труду, тогда и жизнь его будет цельной и интересной, он будет знать ей цену. Например, мы в детстве ездили в село, любили с утра пораньше с лопатой в руках поработать, вскапывали и рыхлили землю. Считаю, что умение хорошо трудиться и так же хорошо отдыхать – это великое счастье», – заявил глава государства.

О срочной раздаче лопат всем отдыхающим Авазы СМИ пока не сообщали. А вот информация о привлечении туристов к поливу растений в СМИ проскальзывала. Корреспондент издания «Хроника Туркменистана» упоминала встретившиеся ей в Авазе «одинокие фигурки государственных рабов – бюджетников с баклажками с водой, которых обязали за свой счет поливать отведенные участки со свежепосаженными в пустынном прибрежье «ёлко-палками». Очевидно, что руководители Авазы знали толк в хорошем отдыхе задолго до знаменательной речи Аркадага.

Впрочем, стоит отметить, что в этом году в сфере общего руководства отдыхом бюджетников наблюдается некоторое послабление. 5 июля, отправляя министров и других руководителей на каникулы, Бердымухамедов порекомендовал им: «Как обычно, вы сможете отдохнуть в санаториях «Арчман», «Йылы сув» или других здравницах». Санатории «Арчман» и «Йылы сув» находятся не в Авазе, а в Ахалском велаяте (в этой же области территориально расположен и Ашхабад, хотя административно считается отдельной единицей). Для сравнения, в июле 2014 года министры и депутаты во время отпуска организованно рыбачили с Бердымухамедовым в Авазе.

Тот факт, что в этом году президент не только не повез чиновников на Авазу организованно, но даже не упомянул ее напрямую в числе рекомендованных здравниц, еще раз подтверждает, что курортная зона теперь переходит в руки Союза промышленников и предпринимателей. Хотя вряд ли от этого положение Авазы сильно переменится. Существенно повлиять на судьбу проекта могли бы лишь такие непредставимые в условиях современного Туркменистана решения, как открытие границ, прекращение тотальной слежки за иностранными туристами и собственными гражданами, преодоление экономического кризиса и внедрение принципов рыночной экономики.

Татьяна Зверинцева

Международное информационное агентство «Фергана»




Реклама от партнеров

РЕКЛАМА