12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Час Х в Долине смерти. На суде по делу о сгоревшем в Казахстане автобусе заговорили свидетели

Сгоревший в Казахстане автобус. Фото с сайта 24.kz

Автобус KassbohrerSetra с госномером Х335РСМ, 1989 года выпуска, выехал из казахстанского села Жибек Жолы, на юге страны, вечером 17 января 2018 года. В салоне находились 57 человек – 54 из них были гражданами Узбекистана, еще трое – казахстанцы. Перед поездкой водители, граждане Казахстана Барат Танатов и Максат Пернебеков прошли традиционную в таких случаях процедуру у медика – она попросила их сделать несколько приседаний, измерила артериальное давление и провела тест на алкоголь. Затем сделала запись о допуске к рейсу в выездном журнале. Проверить исправность транспорта должен был механик. Осмотрел ли он автобус, неизвестно, однако водители и пассажиры выехали в пункт назначения – российский город Казань – в условленное время.

650 литров солярки в автобусном баке должно было хватить до конца пути, в противном случае в дороге можно было заправиться. Однако до этого дело не дошло – ранним утром 18 января, ближе к 7 часам, автобус остановился неподалеку от поселка Калыбай Иргизского района Актюбинской области. Залитая в бак «летняя» солярка замерзла, ехать дальше было невозможно. В поисках помощи водители начали «голосовать» на дороге.


Сгоревший автобус. Фото ДЧС Казахстана

Раньше дальнобойщики называли отрезок пути от Иргиза до Карабутака «долиной смерти». Дорога была разбита, случись что в пути, помощи ждать неоткуда: ни автомастерских, ни транспорта: водители старались объехать этот участок через другие населенные пункты. Сейчас дорогу отремонтировали, и она превратилась в достаточно оживленную трассу. Только никто из проезжавших мимо водителей не смог помочь Пернебекову и Танатову. «В тот день в семь утра я выехал из Иргиза в Актобе. По дороге увидел «голосующих» мужчин, неподалеку – припаркованный на обочине автобус. Они попросили у меня бензин, а у меня его не было, и я поехал дальше», – вспоминает местный таксист Бисен Еркинбек.

«Они просто наблюдали за пожаром…»

Спустя несколько часов пассажиры автобуса начали мерзнуть, поскольку на улице стоял двадцатиградусный мороз. Ехавшие на втором этаже узбекистанцы жались друг к другу от холода. Водитель Пернебеков заснул. Чтобы отогреть мотор машины, решено было зажечь паяльную лампу. В нее залили немного бензина, купленного в Иргизе (всего мужчины приобрели 5 литров бензина). Чуть позже, увидев проезжавший мимо пассажирский автобус, Нуржан Кыргызбаев (третий водитель сгоревшего автобуса) вместе с Танатовым выбежали остановить его. Они просили водителя взять их на буксир, когда заметили густой дым в салоне KassbohrerSetra.


Родственники погибших в автобусе в зале суда. Фото автора

Из показаний Кыргызбаева следует, что на первом этаже автобуса вместе с ним, Пернебековым и Танатовым ехали двое граждан Узбекистана. Барат Танатов, в свою очередь, предполагает, что один из узбекистанцев мог задеть паяльную лампу, поскольку Пернебеков в это время крепко спал. Так ли это на самом деле, предстоит выяснить суду. Из официального обвинения следует, что при падении паяльная лампа задела баклажку с оставшимся бензином, из-за чего вспыхнул сильный пожар.

Наружу удалось выбраться Пернебекову и двум узбекистанцам – Ахрору Исакову и Исроилджану Мырзахметову.

Огонь в считанные секунды охватил весь первый этаж автобуса, заставленный дорожными сумками.

Примечательно, что выбежавшие из салона два пассажира – Исаков и Мырзахметов - забились в салон остановившегося автобуса, с водителем которого разговаривали Танатов и Кыргызбаев. В том автобусе находились еще 22 пассажира. Все они наблюдали за тем, как Нуржан и Барат начали выбивать окна KassbohrerSetra. Пернебеков лежал на снегу, так как потерял сознание.

«Мы били стекла, я кричал: «Выпрыгивайте!» - но никто не прыгал. Люди кричали, стоял черный дым», - заявил в суде Барат Танатов.

Находившиеся на втором этаже люди сгорели заживо. Никому из 52 человек не удалось выбраться наружу.


В зале суда по делу о сгоревшем автобусе. Фото автора

Свидетелей – в зал суда!

Сейчас на скамье подсудимых находятся трое водителей автобуса – казахстанцы Нуржан Кыргызбаев, Максат Пернебеков и Барат Танатов. Обвинение также предъявлено Бахадиру Бердибаеву и Нурлыбеку Телепбаеву. Это механик, выпустивший на линию неисправный автобус, и учредитель компании «Азия Транзин Сервис», которой принадлежал транспорт. Водителей автобуса обвиняют в нарушении требований пожарной безопасности и правил эксплуатации транспортного средства, повлекшем смерть двух и более лиц. Телепбаева – в том, что он не выполнял должным образом свои обязательства как юридическое лицо и, подделав документы, предоставил в эксплуатацию неисправное транспортное средство.

Ни водители, ни учредитель «Азия Транзит Сервис» не признают свою вину, а Нуржан Кыргызбаев и вовсе отказался от прежних показаний, заявив, что давал их в стрессовом состоянии. Более того, подсудимые и их адвокаты недоумевают: почему в суд не вызвали двух выживших пассажиров и по какой причине они проходят по делу в качестве свидетелей.

«Ахрор сказал, что задел ногой паяльную лампу. У него низ брюк горел, он еще тушил их о снег», - утверждает сейчас в суде Кыргызбаев.

Гособвинитель Осман Орынбасарулы заверил, что у него сохранены все показания свидетелей. Однако такой ответ не удовлетворил сторону защиты. «Огонь начался с того, что один из выживших пассажиров пнул паяльную лампу», - заявил адвокат Хайрулла Алимагамбетов.

Любопытно на этом фоне выглядят показания ответчика Нурлыбека Телепбаева. Учредитель компании «Азия Транзит Сервис», которой на правах аренды принадлежал тот злополучный автобус, признался, что во всех договорах, заключенных компанией, расписывался его подчиненный Жаркынбек Калыкулов. Он же арендовал сгоревший автобус у владельца Ордухана Мехтиева, который сейчас объявлен в розыск.

- Вы сами составляли договор от «Азия Транзит Сервис»? – спросил бизнесмена председательствующий судья Иргизского районного суда Актюбинской области Серик Махамбетов.

- Нет, - ответил Телепбаев.

- Директором «Азия Транзит Сервис» является Умбетов, он расписывался?

- Нет. Другой сотрудник - Жаркынбек Калыкулов.

- А какое он имел право расписываться вместо вас или Умбетова?

- Не знаю...

Почти такие же ответы прозвучали из уст Телепбаева и на вопросы прокурора.

- Кто-нибудь в компании контролировал безопасность перевозок, есть ответственное лицо? – спросил гособвинитель Осман Орынбасарулы.

- Нет, - ответил бизнесмен.

Что касается автобуса, то к его техническому состоянию еще на стадии следствия возникли вопросы, к тому же на него не было оформлено лицензии на нерегулярные пассажирские перевозки.


Родственники погибших в автобусе в зале суда. Фото автора

«Требуем компенсации!»

Сам процесс изначально должен был проходить в Иргизском районном суде. Однако адвокаты попросили перенести его в Актобе, так как между Иргизом и областным центром более 400 километров, и ездить туда защитникам было бы накладно. Между тем, родственники погибших после первого же судебного заседания отказались оставаться в Актобе, так как у них не было переводчика на узбекский язык. К тому же они заявили, что финансово не осилят аренду жилья на время процесса и услуги адвоката.

«Мы приехали из села Тошлак Ферганской области Узбекистана, – рассказала журналистам одна из потерпевших Юлдузхон Ганиева. – Я – единственная среди моих 11 соотечественников, приехавших в Актобе, кто понимает русский язык. Но юридический язык, термины я все равно не понимаю».

Учитывая положение потерпевших, суд предоставил им двух адвокатов и двух переводчиков. Также они получили возможность наблюдать за процессом дистанционно – по скайпу. Для этого потерпевшим выделили один из залов Сарыагашского районного суда Туркестанской области Казахстана, что гораздо ближе к границе с Узбекистаном. Через скайп, к слову, показания дают и другие свидетели, проживающие в Туркестанской области. К примеру, работники компании «Азия Транзит Сервис».

На данный момент 11 потерпевших уже потребовали взыскания морального и материального вреда с подсудимых.

«В том огне заживо сгорели мой родной брат Абдумалик и сын Элмурод. Я прошу суд наказать виновных в их смерти по всей строгости закона», - сообщил потерпевший Абдугафар Хасанчиев. Юлдузхон Ганиева, в свою очередь, отметила, что пока не определилась с размером компенсации. У пожилой женщины в пожаре погибли сын и внук. По ее словам, с тех пор она неоднократно звонила на их мобильные телефоны и… слышала длинные гудки. «Люди сгорели, а телефоны нет, получается?! Как такое может быть?! Нам нужны списки погибших», – потребовала Ганиева. Водители в суде сообщили, что список сгорел.

Процесс продолжается…

Гибель 52 граждан Узбекистана стала самой страшной трагедией в истории казахстанских пассажирских перевозок. Она обнажила множество проблем данной отрасли – от лицензирования до обеспечения безопасности. Об этом же свидетельствуют результаты рейдов, проведенных после случившегося. Официальные органы уверяют: контроль на дорогах и транспорте были и раньше, однако практика, увы, показывает обратное. Если и был, то крайне слабый.

Рысжан Тулегенов, Актобе - специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»