11 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Очень короткий метр. Почему зритель в Таджикистане не видит свое родное кино

Шарофат Арабова

В конце сентября 2017 года правительство Республики Таджикистан приняло Программу развития кино Республики Таджикистан на 2018-2022 годы. В декабре того же года было принято еще одно постановление - о создании государственного учреждения «Точикфилм». На практике это означало слияние государственной киностудии «Таджикфильм» и ГУП «Точиккино» в одну структуру.

Прошел год, и можно подвести промежуточные итоги. Насколько удачно реализуется программа развития кино, и как действует «Точикфилм» в новом формате? Что препятствует полноценному развитию национального кинематографа? С этими и другими вопросами «Фергана» обратилась к кинокритику и режиссеру, кандидату исторических наук, руководителю отдела «Дебют» ГУ «Точикфилм» Шарофат Арабовой.

– Что сделано после того, как была принята программа развития кино и учреждены новые структуры?

– Во-первых, важным шагом является уже то, что кинематографию выделили в отдельную госструктуру. Кинематографисты добивались этого более 10 лет, и это не может не сказаться положительно на развитии таджикского кино. В 2005 году была принята «Программа развития кино на 2006-2010 годы». После этого для овладения режиссерским и операторским мастерством в зарубежные вузы было направлено некоторое количество молодых людей. Они вернулись в страну дипломированными специалистами. Однако большинство из них никак не задействованы в деятельности «Точикфилма», многие работают не в самом кино, а в смежных с ним сферах.

На мой взгляд, программа развития кино на 2018-2022 годы, принятая почти год назад, уже сейчас обнаруживает свою несостоятельность. Почему? Именно в силу того, что она была принята до формирования новой структуры – государственного учреждения «Точикфилм» при правительстве Таджикистана. Таким образом, некоторые положения программы просто устарели. Например, отрасль теперь не регулируется Комитетом телевидения и радио. А это значит, что Комитет уже не отвечает за выполнение того или иного пункта по реализации программы. Иными словами, он не отвечает за производство фильмов «Точикфилма», выделение и распределение бюджета, учебных квот, ремонт кинотеатров и центров культуры, а также приобретение иностранных фильмов для внутреннего проката.

Кроме того, поскольку сначала была принята программа, и только потом появилась новая структура – «Точикфилм», в программе оказались не прописаны полномочия этой структуры, степень ее самостоятельности в реализации кинематографической деятельности. Такая неопределенность тормозит развитие отрасли, возникают трудности в выполнении задач, поставленных в программе на 2018 год.

Вот почему сейчас очень нужна новая программа развития кино, которая бы учитывала новые реалии и новую стратегию развития. При этом необходим детальный пятилетний план мероприятий, на которые выделяется бюджет, а каждый пункт нуждается в обосновании и конкретизации. Также было бы целесообразно разработать новый бюджет, который бы учитывал реорганизацию всех отделов «Таджикфильма» и «Точиккино».

– Какие средства предусмотрены для реализации программы развития кино?

– В соответствии с программой финансирование кино должно осуществляться не только за счет республиканского бюджета, но и за счет Комитета телевидения и радио, а также средств целевого финансирования отраслевых и проектных программ, грантов и кредитов международных вспомогательных и благотворительных фондов, юридических лиц, внутренних и внешних инвестиций, внебюджетных средств, куда входят доходы от обслуживания и арендные отчисления. В программе названа и конкретная сумма, необходимая для ее реализации: выделяемые из республиканского бюджета 15 млн сомони ($1,6 млн), внутренние средства – 6,235 млн сомони ($700 тыс.). Кроме того, предусмотрено привлечение внебюджетных средств и инвестиций на сумму 14,5 млн сомони ($1,5 млн). Однако для начала хорошо бы создать в кино благоприятный инвестиционный климат и закрепить его нормативно-правовыми документами.

– На что должны идти эти деньги?

– Во-первых, на запланированное кинопроизводство и дубляж иностранных фильмов. Кроме того, на приобретение нового оборудования (операторского, осветительного, монтажного, звукового), грима, транспорта, на реконструкцию, ремонт и строительство помещений и кинотеатров, а также на проведение кинофестивалей, покупку иностранной кинопродукции, развитие региональных подведомственных предприятий кино, образовательные инициативы.

– Мы привыкли, что для хороших фильмов нужны большие бюджеты, которые исчисляются миллионами долларов. Например, казахстанские кинематографисты сняли фильм «Кочевник», бюджет которого составил $40 миллионов. У нас же фильмы создаются за очень скромные деньги в течение трех-четырех месяцев. Возникает вопрос: насколько, наши фильмы конкурентоспособны? Во сколько вообще обходится производство одного фильма в Таджикистане?

– Бюджет зависит, в первую очередь, от масштаба событий в сценарии и формата фильма. Если говорить о Таджикистане, то и наши короткометражки, и полный метр сейчас даже не мало-, а микробюджетны. Преимущество «Точикфилма», предусмотренное программой, должно состоять в наличии собственного оборудования, которое тогда не придется брать в аренду. Это серьезно облегчит смету фильма. В общем же сейчас в республике короткий метр снимается со средним бюджетом в $3-5 тысяч и даже менее, а бюджет полнометражного игрового фильма составляет примерно $15-20 тыс.

– Сколько фильмов производится в Таджикистане за год, куда они потом идут, кто их видит?

– До последнего времени такая статистика не велась, поэтому мне сложно сказать, сколько фильмов выпускалось в предыдущие годы. Однако известно, что большинство фильмов, которые снимал «Таджикфильм», оставалось на полке. До зрителей доходят в основном игровые полнометражные фильмы, намного реже – короткометражное кино, платформой показа которого остаются только фестивальные площадки. Существуют документальные фильмы, которые делаются на заказ. Обычно они приурочены к знаменательным датам, ограничены актуальной тематикой и предназначены для показа по местному телевидению. Однако тут есть специфическая конкуренция: каждый из таджикских телеканалов обычно сам производит документальную продукцию, которой и заполняет эфир. Именно по этой причине продукция «Точикфилма» остается незаметной для рядового зрителя.

Конечно, нам необходимо вести статистику по фильмам, создаваемым как на государственных, так и на частных студиях республики. Правда, «Точиккино» выдает лицензию на фильм, нечто вроде прокатного удостоверения. На основании выданных лицензий «Точиккино» и ведет регистр фильмов. Но дело в том, что далеко не все создаваемые в стране фильмы могут позволить себе такую роскошь, как прокат. Большинство картин изначально предназначены для реализации в видеомагазинах и показа по ТВ, реже – в более или менее обустроенных кинотеатрах.


Шарофат Арабова — кандидат исторических наук, кинорежиссер, историк кино и кинокритик, культуролог, руководитель отдела «Дебют» ГУ «Точикфилм», ведущий научный сотрудник Института изучения стран Азии и Европы Академии наук Таджикистана. Является членом Союза кинематографистов Таджикистана и Сети продвижения азиатско-тихоокеанского кино (NETPAC), была председателем международного жюри NETPAC на 37-м Международном московском кинофестивале, а также на 19-м Международном кинофестивале фантастического кино BiFan в Пучоне (Южная Корея), членом жюри на международных кинофестивалях в Бишкеке, Калькутте, Казани, Дакке. Автор монографии «История таджикского кинематографа»

– Насколько развито в Таджикистане совместное с иностранными студиями производство кино?

– Оно совсем не развито. И это при том, что у нас есть и оборудование, и местные творческие кадры: режиссеры, операторы, актеры, которые могут быть задействованы в крупных иностранных проектах. Однако наши чиновники не относятся к прибывающим съемочным группам так, как должны были бы относиться, будь они настоящими профессионалами.

– Каков общий штат «Точикфилма», включая режиссеров, операторов, художников, технических работников?

– На сегодняшний день формирование штата и поиск кадров еще продолжаются. Однако, согласно принятой программе, штат должен составлять 315 человек, включая головные и региональные офисы.

– Как сейчас в Таджикистане организован кинопрокат?

– К сожалению, в республике отсутствует налаженный кинопрокат. Именно поэтому большинство частных студий рассчитывает на DVD-продажи. Но и они оказываются убыточными из-за пиратства. Поскольку население практически отучилось ходить в кинотеатры, единственным выходом для производителя представляются выездные кинопоказы в регионах. Их организуют создатели фильмов, и проходят они в школах, под открытым небом и т.д. Сейчас выпуск фильмов в прокат и контроль над кинорынком в целом вошел в компетенцию «Точиккино». Недавно появились единые образцы билетов в кинотеатры, подчиненные ГУ «Точикфилм», а также определена стоимость этих билетов, что должно помочь в регистрации кассовых сборов.

– Чем занимается отдел «Дебют», которым вы руководите?

– Одной из основных задач «Дебюта» является поддержка дебютных (первых-вторых) фильмов молодых режиссеров. Я думаю, молодое кино имеет право быть экспериментальным. Другие задачи «Дебюта» – популяризация кинематографа, просвещение молодежи и привлечение ее к искусству кино. Например, в 2016 году по инициативе тогдашнего творческого объединения «Дебют» (нынешнего отдела «Дебют») был впервые организован пятимесячный курс Школы молодых кинематографистов Государственной киностудии «Таджикфильм», который проходил с декабря 2016 по май 2017 года и подготовил 14 выпускников. Часть из них сейчас работает в государственных структурах кино и телевидения, остальные занимаются частным кинопроизводством. Более того, эта киношкола получила лицензию Министерства образования Таджикистана. По итогам обучения в киношколе ее слушатели создали два коллективных короткометражных фильма — «Писарак» («Сынок») и «Пианист».


Первая Ассамблея азиатских кинокритиков, Дакка, 2018 год

Существующая пятилетняя программа развития кино предусматривает создание 10 короткометражных фильмов Школы молодых кинематографистов. Однако из-за реорганизации самой школы уже не существует, а вместо нее образован Центр подготовки специалистов. Название, правда, звучит несколько абстрактно: оно может подразумевать и отправку за рубеж, и подготовительные курсы перед подачей документов на учебные квоты, и стажировки при киностудии или курсы повышения квалификации сотрудников любого профиля. К сожалению, этот Центр, имеющий конкретные задачи, не фигурирует в программе развития кино (тут возникает та же проблема, что и в любой структуре, образованной или переименованной уже после принятия программы. – Прим. «Ферганы»). Если же возвращаться к отделу «Дебют», то запуск фильма у нас осуществляется по такому же принципу, как и запуск любой картины в «Точикфилме»: он должен пройти утверждение художественным советом и редакционной коллегией. Увы, сам «Дебют» не имеет автономного финансирования и права самостоятельно запустить достойный дебютный фильм.

– Несколько слов о вашем творчестве. Любителям кино особенно запомнилась ваша предпоследняя картина «Тасфия» («Очищение»), которая участвовала в международных кинофестивалях в Рио-де-Жанейро, Берлине, Софии, Дакке, Барселоне и других и, насколько мне известно, получила высокие оценки жюри.

– В основу фильма «Тасфия» была положена философская новелла, а позже и сценарий известного таджикско-российского писателя Тимура Зульфикарова. Картина затрагивает вечные темы — любовь и ревность, преступление и раскаяние, душевные страдания и катарсис. В «Тасфии» мной была предпринята попытка найти особую поэтику таджикского кино, точнее говоря, визуальную форму, которая могла бы стать адекватным выражением прозы Тимура Зульфикарова в кинематографе. Конечно, это было нелегко, поскольку выразительные средства в литературе и кино разные.


Шарофат Арабова (слева) на фестивале фантастического кино BiFan в городе Пучон, Южная Корея

– Ранее вы говорили, что собирались снять совместный с индусами фильм «Парвона». Вы представили проект сценария фильма на Азиатском кинорынке в Южной Корее, в Пусане. Был даже назван бюджет фильма – около $300 тысяч. Однако в итоге фильм так и не был снят. Почему?

– Во-первых, кинопроект «Парвона» не задумывался как сугубо таджикско-индийский проект. Мы были открыты к международному сопроизводству и вовлечению в проект других продюсеров. Однако фильм был бы невозможен как партнерский проект в Таджикистане, если не было бы вклада таджикской стороны, которую на тот момент представляла я как автор, режиссер и продюсер. В качестве сотрудника киностудии и руководителя отдела «Дебют» я предложила свой сценарий «Точикфилму». Нам была необходима материально-техническая база в Таджикистане. Однако тематика игрового фильма не была поддержана редколлегией и руководством студии: в сценарии присутствовала сюжетная линия, где мать торгует ребенком – а эта тема считается табуированной. Тематическое табу лишний раз свидетельствует о том, что наш кинематограф отстает в своем развитии от зрителя, он ему мало интересен идейно, тематически, технически – в том числе и потому, что не способен стать отражением его жизненного опыта.

– Помимо режиссерской работы, вы также изучаете историю таджикского кинематографа. Чем вы занимаетесь сейчас, и что у вас в планах на будущее?

– Являясь ведущим научным сотрудником Института изучения стран Азии и Европы Академии наук Таджикистана, я изучаю опыт кинематографа стран Южной и Восточной Азии, механизмы которого могут быть использованы на практике – например, в сфере управления таджикским кино. Одновременно читаю курс лекций по кинокритике для молодых кинематографистов, журналистов и арт-менеджеров. Кроме того, у меня «в портфеле» несколько сценариев полнометражных и короткометражных фильмов, которые я уже представляла на различных платформах.

Тилав Расул-заде. Фото предоставлены Шарофат Арабовой

Международное информационное агентство «Фергана»