13 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

В яблочко. Как живется в Таджикистане чемпионке мира по стрельбе из лука

01.10.2018 17:56 msk, Тилав Расул-заде

Таджикистан Интервью Спорт

Зебинисо Рустамова

Пока спортсмены выступают на соревнованиях, зарабатывают медали, срывают восторженные аплодисменты, каждый их шаг привлекает внимание фанатов. Но когда приходит время уйти из большого спорта, даже лучшие из них оказываются в тени. Однако это время становится подчас самым интересным и насыщенным в жизни спортсмена. Именно такую жизнь выбрала себе легендарная таджикская лучница Зебинисо Рустамова, которая после завершения профессиональной карьеры занялась активной общественной деятельностью.

Многократная чемпионка мира и Европы, бронзовый призер олимпийских игр, заслуженный мастер спорта CCCР, заслуженный тренер Республики Таджикистан, обладательница правительственных наград – титулы и звания Зебинисо Рустамовой можно перечислять очень долго. Она могла бы уехать из Таджикистана на Запад и продолжить спортивную деятельность в качестве тренера, но не сделала этого. Мы поговорили с Зебинисо о том, как живется выдающейся спортсменке.

– Зебинисо Сангиновна, несколько месяцев вы провели в США, и многие решили, что вы навсегда покинули Таджикистан. У вас, действительно, есть такие планы?

– Таджикистан я никогда не собиралась оставлять – это родина, самое дорогое, что у меня есть. Если уж говорить об отъезде, я могла бы уехать во время известных событий 1990-х годов, которые происходили у нас в стране (речь идет о гражданской войне в Таджикистане 1992-1997 годов. – Прим. «Ферганы»). Я всегда считала, что нельзя оставлять родину в критический момент. Но сейчас для меня главное – роль дочки и бабушки. Моей маме уже 91 год, и я стараюсь ухаживать за ней и проводить с ней побольше времени – так же, впрочем, как мои брат и сестры. Кроме того, у меня есть внуки, которые живут и в Америке, и в Душанбе. Моим детям надо много работать, поэтому мне приходится часто навещать внуков и тут, и там и заниматься их воспитанием (сама Зебинисо Рустамова проживает в Душанбе и Худжанде — центре Согдийской области Таджикистана. – Прим. «Ферганы»).

– А мне казалось, что спортсменам перемена места жительства дается легче.

– Как-то раз я летела из Америки домой, и у нас была пересадка в Амстердаме. В аэропорту я неожиданно столкнулась с Натальей Ситниковой – лучницей из сборной команды профсоюзов СССР, с которой мы не встречались долгие годы. Оказалось, Наталья живет в Амстердаме и работает там тренером по стрельбе из лука. Она стала меня расспрашивать, чем я занималась после распада Союза. Я говорю: «Детей воспитывала». Она спрашивает: «А соревнования как же?» - «Не было у нас соревнований, лук в Таджикистане в то время закрыли». Она никак не могла понять, почему я тогда осталась, почему не уехала. По ее мнению, даже в качестве тренера я могла бы сделать очень много, могла бы готовить отличных спортсменов. Перед тем, как мы расстались, Наталья предложила приехать к ней в Амстердам, провести мастер-класс для ее учеников. После этого я вспоминала ее слова и думала: «Да, как тренер, наверное, я могла сделать очень многое. И упущенного времени не вернешь, как и упущенных шансов». Тем не менее, я не жалею, что осталась на родине. Более того, никто бы не смог меня убедить уехать из страны. Недавно одна женщина встречает меня на улице, и говорит: «Что ты за человек, жила бы себе спокойно в Америке! Зачем ты оттуда уехала, зачем вернулась?» А я ей говорю в шутку: «Вы знаете, я просто соскучилась по вашим сплетням».


Зебинисо Рустамова. Фото «Ферганы»

– А в США стрельба из лука развивается?

– Для начала скажу, что тренером молодежной сборной команды США по стрельбе из лука сейчас является таджикистанец Александр Кириллов. И мне радостно, что его работа дает очень хорошие результаты. Какое-то время Саша работал тренером в Таджикистане, но в 1992 году он вместе со своей семьей эмигрировал в США. Языка он тогда не знал и сначала, чтобы прокормить семью, работал на стройках. Потом потихоньку выправился, опять вернулся на тренерскую работу. Есть один хадис (предание о словах и действиях пророка Мухаммада. – Прим. «Ферганы»), который гласит, что каждый мусульманин должен овладеть тремя навыками: уметь стрелять, ездить на лошади и плавать. Так вот, в Америке стрельба и плавание включены в школьную программу. В любом парке есть специальные места, куда люди могут приходить и стрелять из традиционного лука.

– А как с вашим видом спорта обстоят дела в Таджикистане?

– Президент страны Эмомали Рахмон у нас является также президентом Олимпийского комитета. В 2010 году, встречаясь со спортсменами, он напомнил всем, какие высокие результаты были у наших лучников в советское время, и лично поднял вопрос о развитии стрельбы из лука. А свою внучку, дочь Рустама Эмомали, он даже назвал в мою честь – Зебинисо (улыбается). Так что, надеюсь, растет олимпийская чемпионка… На сегодняшний день у нас в Согдийской области удалось подготовить несколько тренеров. Вначале это была секция, а сейчас уже есть школа стрельбы из лука. Дети приходят и учатся навыкам стрельбы. Они хотят стрелять, как японские самураи, Робин Гуд, Гурдофарид (женщина-воин из «Шахнаме». – Прим. «Ферганы») и другие эпические герои.


Зебинисо Рустамова. Фото из архива журналиста Камара Ахрора

– Можно сказать, что ситуация улучшается?

– Правительство приняло «Положение о спортивных школах», там имеется раздел о развитии национальных видов спорта. Кроме того, три года назад страны СНГ подписали совместное соглашение о развитии национальных видов спорта, в числе которых есть и стрельба из лука. В 2017 году в Ульяновске в рамках Первого фестиваля национальных видов спорта и игр государств-участников СНГ прошли соревнования по стрельбе из лука. В советское время стрельба из лука в Таджикистане считалась одним из популярных видов спорта. Можно вспомнить Лолу Валиходжаеву, завоевавшую золото на молодежном чемпионате мира, чемпионку Европы Гавхар Ражабову-Пулатову и многих других, которые защищали честь Таджикистана и СССР.

– В 1983 году женская команда Таджикистана завоевала Кубок Советского Союза. Как вы думаете, можем мы сейчас занимать первые места в крупных соревнованиях?

– Можем. Если, конечно, создадим условия нашим спортсменам. Недавно была встреча председателя Согдийской области с представителями культуры и искусства. Оказывается, в нашей области существуют десятки ансамблей и творческих групп – и все они оплачиваемые. А если взять спорт? Тренерам работу оплачивают, а спортсменам – нет. Есть стипендия главы области, но ее получают очень немногие. Почему юные таланты в искусстве получают зарплату или стипендию, а спортсмены – нет? Мы, конечно, не просим давать зарплату всем подряд, но надо платить хотя бы сильнейшим – действующим мастерам спорта, членам сборных команд. От нас, спортсменов, все требуют медалей на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Добиться этого можно, если ежедневно тренироваться по восемь-десять часов, регулярно выступать на крупнейших соревнованиях. Понимаете, у спортсмена нет ни праздников, ни дней рождения – только план подготовки и постоянные тренировки.


Вырезка с новостью в одной из советских газет о мировом рекорде Рустамовой. Фото из архива Камара Ахрора

Спортсмен – это тоже специальность, которая требует ежедневной целенаправленной работы. Необходимо обеспечивать их питанием, восстановительными средствами, помогать им на соревнованиях. Надо помнить, что жизнь в спорте очень коротка. Закончив выступать, спортсмен часто остается не у дел. Поэтому мы воспитываем спортсменов до определенного времени, а потом они уходят. Им же надо зарабатывать на жизнь, им надо семью кормить, учиться. А учеба тоже требует оплаты. У нас спортсмен уже со школьного возраста ищет работу, чтобы помогать родителям. Очень сожалею, что многие наши талантливые мастера не смогли раскрыть себя полностью, как, например, чемпион Азии по боксу Джахон Курбанов, победитель чемпионата мира среди юношей 2011 года боксер Асрор Вохидов, первая в истории таджикская женщина-боксер, выигравшая олимпийскую медаль, Мавзуна Чориева и многие другие одаренные спортсмены. Когда они выступали, мир аплодировал им, их приглашали в другие страны. Они могли бы переехать, но для них был дорог Таджикистан, и они не стали этого делать. А мы теряем многих чемпионов. Сегодня наши герои Расул Бокиев, Юсуф Абдусаламов, Андрей Абдувалиев и многие другие живут и работают за рубежом. Потому что им там создали необходимые условия.

– По решению правительства недавно был создан Центр олимпийской подготовки сборных команд республики, а также Центр переподготовки тренеров и специалистов по физической культуре. Как вы думаете, это изменит ситуацию?

– Меня это очень радует. Надеюсь, в скором времени у нас будут созданы и штатные команды национальных сборных. Недавно в столице Индонезии Джакарте состоялись Азиатские игры. В них, в частности, проходили состязания по велотреку. И я вспомнила, что в свое время наш велотрек был единственным в Центральной Азии. Более того, у нас был создан по велотреку Центр олимпийской подготовки, и наши спортсмены добивались высоких результатов. Сейчас новый губернатор Согдийской области дал распоряжение о развитии этого вида спорта. Однако вернутся ли наши бывшие кадры, которые уже давно находятся за рубежом? Например, чемпион мира по велотреку Николай Макаров, работавший тренером в Худжанде, сейчас живет в Москве. Было бы здорово, если бы он приехал консультировать наших спортсменов и тренеров.


Выступление на сессии Всемирной ассамблеи олимпийцев, Сеул. 2007 год. Фото из архива Зебинисо Рустамовой

– Вы возглавили Комитет по спорту и физической культуре сразу после развала СССР. Советский Союз распался, и Таджикистану пришлось создавать спортивные структуры фактически с нуля...

– Более того, надо было создавать их в соответствии с международными стандартами. И хотя в тех условиях это было очень трудно, но был создан Национальный олимпийский комитет Таджикистана, а также республиканские федерации по многим видам спорта. В 1991-1995 годах я работала председателем Комитета по спорту и физической культуре и Национального олимпийского комитета страны. Рада, что могла что-то сделать для независимого Таджикистана. В 1992 году в Барселоне Таджикистан впервые выступал на Олимпийских играх. Мне тогда поручили подготовку команды и руководство ей. В тот раз команды стран СНГ (кроме прибалтийских) выступали под флагом Международного олимпийского комитета. Однако всем странам-участницам разрешалось использовать флаг и гимн страны. Тогда в честь Андрея Абдувалиева, ставшего олимпийским чемпионом, впервые на олимпийской арене поднялся флаг независимого Таджикистана и прозвучал наш гимн. Тогда же наш Вадим Шикарев установил олимпийский рекорд по стрельбе из лука.

Удалось подготовить закон о спорте и физической культуре. Правда, шло это все очень медленно. Тем не менее, был снят фильм о национальных видах спорта, и много чего еще планировалось. К сожалению, я не все успела. Во время известных событий мою квартиру в Душанбе обокрали и сожгли. Сбережений у меня не осталось, зарплата была минимальная, так что квартиру свою я так и не смогла отремонтировать, жила у сестры. Когда меня сняли с работы, я продала свою сожженную квартиру и переехала в Худжанд. Здесь квартиры были сравнительно дешевые, так что я смогла купить себе жилье. Я полюбила этот древний город, но, несмотря на это, мне хочется жить в Душанбе, потому что в столице живут моя мама, брат, сестры со своими семьями. Тринадцать лет тому назад на мое пятидесятилетие мэрия города Душанбе выделила мне участок земли. Я начала строительство, и, хотя шло оно очень долго, все-таки мне удалось построить себе там домик.


Представители Госкомитета по делам молодежи, спорта и туризма Таджикистана поздравляют Зебинисо Рустамову с 55-летием, Душанбе, 2010 год. Фото из архива спортсменки

– Считается, что у нас известных людей не забывают и всячески их поддерживают: их юбилеи широко отмечают, им дают квартиры, машины, объявляют их почетными гражданами, даже предлагают идти в депутаты парламента. А вам не предлагали пойти, например, в парламент?

– Как-то раз меня выдвигали в депутаты. Но это было еще в советское время, и я быстро сняла свою кандидатуру. Я поняла, что если уж кто-то сверху решил выдвинуть тебя в депутаты, то ты, скорее всего, станешь депутатом, несмотря ни на что. Для меня это было настоящее оскорбление. Я стала свидетелем закулисных интриг, и это противоречило моим жизненным принципам. В спорте я всегда вела открытую и честную борьбу. Я думаю, что каждый депутат должен нести ответственность за принятые им законы. Правда, тогда далеко не каждый захочет быть депутатом. Бывает, что депутаты принимают неэффективные законы. Случается также, что они игнорируют законы, которые сами и принимали. Более того, мне кажется странным, когда у всех единое мнение – как, например, в нашем парламенте.

– Но вас наверняка волнуют проблемы общества. Например, вынужденная миграция таджиков, которая, в свою очередь, порождает много социальных проблем.

– Конечно, волнует. Однако миграция для нас – историческое явление. Вы же помните, что наши великие соотечественники Рудаки, Авиценна, Камол Худжанди по тем или иным причинам покидали родные места. В миграции есть свои плюсы и минусы. В настоящее время благодаря миграции меняется облик Таджикистана и жизнь наших сограждан. Конечно, мне жалко их, я переживаю за их судьбы. Я знаю, в каких адских условиях живут многие наши мигранты. Всем нам хочется, чтобы руководство Таджикистана обращало больше внимания на условия жизни и права наших мигрантов, защищало их, как это делают правительства других стран. Минус миграции, в первую очередь, в том, что семьи и дети уехавших остаются без присмотра. Еще больнее видеть, когда с чужбины привозят тела мигрантов.


С участниками марафонского забега в городе Гулистоне, 2008 год. Фото из архива Зебинисо Рустамовой

– Вы всю жизнь имели дело с молодежью. Как вы думаете, почему молодые люди радикализируются, почему примыкают к религиозно-экстремистским организациям?

– Думаю, молодым необходимо дать альтернативу этой радикализации, в первую очередь – достойно оплачиваемые рабочие места. Очень важно, чтобы молодежь могла свою энергию направлять на что-то полезное, например, на физкультуру и спорт. Пусть тренируются, участвуют в спортивных состязаниях. Важно открывать новые, доступные развлекательно-образовательные центры, обогащать досуг молодых людей. Сейчас у многих главной мерой всех вещей стали деньги. Плохо также, если молодежь воспитывают, исходя из двойных стандартов. Когда наши слова расходятся с нашими поступками, это приносит обществу вред. Мы должны научить молодежь думать самостоятельно, чтобы молодой человек понимал, куда он идет и куда приведет его дорога, которую он выбрал. Поэтому надо воспитывать детей так, чтобы они не деньги ценили в первую очередь, а ум и знания.

– У нас много запретов официальных и неофициальных. Например, девушкам нельзя ходить в школу в мусульманском платке, парням до 18 лет нельзя ходить в мечеть, у студенток в вузе каблуки должны быть не ниже пяти и не выше десяти сантиметров. О том, что нельзя рисовать женщин в обнаженном виде, я вообще не говорю. И подобных запретов много. Насколько, по-вашему, они эффективны?

– Запреты есть везде. Может быть, некоторые запреты нужны и нам сейчас. Хотя, конечно, когда вводят запреты в одежде, остается только улыбаться и удивляться. Со студентов надо в первую очередь требовать знания, а не измерять длину их каблуков и юбок.


Зебинисо Рустамова выступает на мероприятии, посвященном афганским беженцам, Худжанд, 2014 год. Фото из архива Камара Ахрора

– Зебинисо Сангиновна, чем вы занимаетесь сейчас?

– Бывает, что человек меняет виды деятельности и даже меняется сам. Однако для этого он должен получить некий импульс. Так было и со мной. В 1998 году, когда я нигде не работала, я случайно познакомилась с Ойнихол Бобоназаровой, которая тогда была председателем правления Фонда Сороса в Таджикистане. По ее настоянию я прошла семинары и тренинги, на которых нас, в частности, учили разрабатывать и презентовать проекты. Я создала НПО «Центр поддержки женщин и детей», и с этого момента началась новая эра в моей жизни. Я всегда старалась по мере сил вносить свой вклад в развитие и процветание моей страны. Мне хотелось приучать молодых к здоровому образу жизни, дать им возможность получать образование. Мы проводили мероприятия, направленные на улучшение положения женщин и детей. В трудные годы я помогала гуманитарной помощью медучреждениям, домам престарелых, интернатам, просто уязвимым слоям населения. До 2016 года я возглавляла Ассоциацию олимпийцев Таджикистана и пропагандировала идеалы олимпийского движения и спорта в целом. Сейчас я пенсионерка, официально нигде не работаю. Но это значит, что настал новый, не менее интересный этап моей жизни, и я по-прежнему готова помогать и передавать молодым свой опыт, если он им нужен.

Тилав Расул-заде

Международное информационное агентство «Фергана»