10 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Процесс в Ташкенте глазами официальных СМИ

21.10.2005 10:30 msk, Соб. инф.

Информацию о том, что происходит во время продолжающегося в Ташкенте суда над участниками андижанских событий, население республики черпает в основном из передач узбекского государственного телевидения, радио и официальных газет. Из этих весьма немногочисленных источников узбекистанцы узнают о том, что говорят обвиняемые, какие показания дают потерпевшие или свидетели. Следует признать, что их слова целиком и полностью подтверждают картину того, что произошло в Андижане, нарисованную в обвинительном заключении.

Тем не менее мы предлагаем вам прочитать выдержки из репортажей корреспондентов узбекистанских СМИ, выстроенных в хронологическом порядке. Полагаем, что это чтение способно дать вполне отчетливое представление о том, что происходит на процессе в действительности.

Началось судебное заседание

«20 сентября в Верховном суде Республики Узбекистан началось открытое судебное заседание по рассмотрению части уголовного дела, возбужденного по факту совершения террористических актов и других особо тяжких преступлений 12-13 мая в городе Андижан и оконченного предварительным расследованием в отношении 15 обвиняемых.

Данное уголовное дело рассматривается судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Узбекистан под председательством заместителя председателя Верховного суда Республики Узбекистан Бахтиера Жамалова и судей Верховного суда Вахида Назарова и Юлчибая Турсунбаева.

Председательствующий по делу Б. Жамалов открыл судебное заседание и объявил, что слушается уголовное дело в отношении подсудимых Сабирова Муйдина Имонкуловича, Хамидова Фархода Умаровича, Тургунова Аваза Тулкуновича, Хажиева Таваккалбека Нуъманжоновича, Хакимова Алишера Алимжоновича, Нодирова Гулома Баходировича, Юсупова Азизбека Умаровича, Ибрагимова Абдувоиса Эргашевича, Ортикова Мухаммадшокира Содикжоновича, Хажиева Илхома Нуъманжоновича, Эргашева Валижона Юлдашбаевича, Имонкулова Лочинбека Абдимуминжоновича, Бурхонова Жахонгира Журахоновича, Туропова Хусана Хакимовича, Газиева Абдулхафиза Сафимовича, обвиняемых по пунктам «а», «в», «г», «д», «е», «ж», «и», «л», «м», «о», «п», «р» части 2 статьи 97, пунктам «а» и «б» части 3 статьи 155 и другим статьям Уголовного кодекса Республики Узбекистан».

«Народное слово», 21 сентября, перепечатка сообщения агентства УзА.

У лжи короткий век

«На вопрос о том, с какой целью собирали людей на площади у здания хокимията, подсудимый Л.Имонкулов ответил: «Надо было обратить внимание на себя, увеличить число наших сторонников. Лично я из ближних махаллей заставил выйти 30-40 человек. Наши руководители приказали расстреливать тех, кто откажется идти на митинг».

«На вопрос: «Как вы относитесь к тому, что после андижанских событий в некоторых зарубежных средствах массовой информации были распространены сведения типа «правительственные силы стреляли по мирному населению и в результате погибло много людей?», М. Ортиков ответил: «Организовано заранее с провокационной целью. Это доказывает и то, о чем я говорил ранее».

«Правда Востока», 23 сентября. Гулом Мирзаев, Бехзод Норбаев, корреспонденты УзА.

Подсудимые дают показания

«Стоит отметить, что процесс проходит предельно открыто. Сюда приглашены представители дипломатических миссий, аккредитованных в Узбекистане, созданы все условия для работы местных и зарубежных СМИ. На судебных заседаниях восстанавливается кровавая картина майских событий. Государственный обвинитель огласил обвинительное заключение. Затем суд начал заслушивать показания подсудимых. Все, кто выступил за эти дни, каются в содеянном, просят прощения у народа, у жертв той трагедии».

«Дававший показания одним из первых Муйдин Собиров признал, что руководил боевыми действиями сформированных вооруженных групп, направлял их на объекты нападения. Подсудимый Алишер Хакимов, возглавляя одну из вооруженных групп, участвовал в захвате заложников. Азизбек Юсупов признался, что руководил группой разведки.

Их показания свидетельствуют, что события в Андижане планировались заранее. Они же говорили о том, что финансирование поступало извне. Подсудимые подтверждают, что на территории Кыргызстана была организована подготовка боевиков иностранными инструкторами.

В пятницу суд заслушал показания подсудимых Аваза Тургунова и одного из руководителей религиозно-экстремистского течения «Акромийлар» Мухаммадшокира Ортикова. А.Тургунов признался, что участвовал в захвате боеприпасов из воинской части и освобождении заключенных из андижанской тюрьмы. М.Ортиков был одним из 23 членов движения «Акромийлар», освобожденных из андижанской тюрьмы в ночь с 12 на 13 мая. В своих показаниях он подтвердил, что вместе с ними на свободу в эту ночь были выпущены все заключенные тюрьмы, включая уголовников.

«Тех, кто не хотел, насильно выводили из тюрьмы и заставляли присоединиться к нам», - сказал М. Ортиков.

Говоря об идеях «Акромийлар», он признал, что речь шла о создании халифата, начиная с Андижана, затем Ферганской долины, в регионе и далее. При этом он подтвердил, что в течении «Акромийлар» была создана структура, численность которой должна была расти в геометрической прогрессии.

Далее он сообщил, что течение предполагало пять этапов по реализации основной цели – создания халифата. Первый – секретный (тайный) путь – это расширение членов «Акромийлар». Затем шел этап финансового развития, предполагавшего создание производств, материальную поддержку, обеспечение работой новых членов движения и поэтапное их введение в организацию. Третий – духовный, когда новые члены «Акромийлар» должны были проходить обучение целям и задачам. Затем предполагалось расширять работу в разных направлениях и на других территориях. И, наконец, пятый заключительный этап предполагал захват власти с применением силы и созданием сначала исламского государства в Ферганской долине, а в последующем – халифата во всем мире.

«Наш лидер – Кабул Парпиев – после захвата здания областного хокимията сказал: «Зовите родных и близких, предлагайте деньги, но приведите на площадь как можно больше людей».

М. Ортиков также признал, что видел задержанного милиционера, которого еще утром 13 мая пытались заставить говорить перед видеокамерой одного из зарубежных журналистов, что милиция стреляет в мирных, безоружных людей.

На вопрос судьи, разве в это время кто-нибудь на площади стрелял, он ответил, что никто не стрелял, в это время ни на площади, ни вокруг нее не было ни одного военного.

- Зачем они это делали? – спросил судья.

В ответ прозвучало: «Чтобы сфабриковать доказательства расстрела мирных граждан»…

Именно это нужно было некоторым зарубежным СМИ для развязывания информационных атак на Узбекистан».

Б. Мадаминов, «Правда Востока», 24 сентября.

Кто они – обвиняемые?

«Что подтолкнуло Гуламжона Нодирова захватить заложников, избивать прокурора Андижана, мирных граждан? Может, идеи «акромийцев», которые он впитывал в последние годы, вместо того, чтобы честно трудиться?»

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 24 сентября.

Наказание неизбежно

«Когда в ходе судебного процесса у А. Ибрагимова спросили: «Почему вы дали указание поджечь здания театра и кинотеатра в городе?», он ответил: «Основной целью было собрать людей на площади. Там, где происходит пожар, обычно происходит быстрое скопление людей. А нам было выгодно, чтобы людей собралось как можно больше. Это было сделано и для того, чтобы посеять панику среди людей».

«На вопрос государственного обвинителя о том, откуда поступили средства на закупку оружия и других боевых средств, подсудимый А. Хакимов ответил, что они были получены из-за рубежа, от иностранных спонсоров».

«Правда Востока», 27 сентября. Гулом Мирзаев, Бехзод Норбоев. Специальные корреспонденты УзА.

Что рассказывают подсудимые?

«Свой прошлый репортаж я закончил вопросом: зачем прибыли на нашу гостеприимную землю граждане Кыргызстана Жахонгир Бурхонов и Лочинбек Иманкулов? Именно они, а также еще один гражданин этой страны Валижон Эргашев давали показания в пятый день судебного процесса и в определенной мере ответили на этот вопрос.

В частности, Ж. Бурхонов рассказал, что проходил диверсионную подготовку в составе группы из 12 человек в кыргызском селе Теке под руководством чеченского боевика по имени Мамед. В этом поселке есть военный полигон, оставленный в наследство еще с советских времен. Именно там эта группа училась стрелять из автомата Калашникова, взрывать, овладевала многими другими «премудростями» терроризма. И самое примечательное, что жители этого села, представители власти, милиция в конце концов, не обращали никакого внимания на эти «шалости», то есть на упражнения по боевой подготовке молодых людей…

А Л. Иманкулов поведал, что в Араванском районе Кыргызстана, где он проживает, создано семь сект «акромистов». Действуют они, например, под вывеской кондитерской фирмы или станции технического обслуживания автомобилей, но это лишь прикрытие. На самом деле там занимаются совсем иными вещами, в том числе приобретением современного оружия, распространением экстремистской литературы. Иманкулов был в составе одной из этих сект, за что еженедельно получал солидное денежное довольствие.

Жахонгир Бурхонов нелегально перешел кыргызско-узбекскую границу в составе боевой группы из 12 человек 6 мая нынешнего года, т.е. еще до кровавых событий в Андижане. Именно он участвовал в так называемых «пикетах» возле андижанского суда, где шел процесс над «акромистами». Именно он участвовал в вооруженном нападении на воинскую часть 44086. Именно он захватывал заложников возле хокимията, а потом расстреливал их на улице Чулпана. Конечно, суд расставит точки над «i» и воздаст каждому в соответствии с содеянным. Но, глядя на лица людей, сидящих в зале суда, а там сейчас в основном находятся родственники пострадавших во время андижанских событий, так и видишь в их глазах суровый приговор».

«По идее организаторов кровавых событий в Андижане в мае нынешнего года, на помощь боевикам должны были прийти люди Тахира Юлдашева из Намангана, с тем чтобы «восстание» охватило всю Ферганскую долину. Не вышло! Эти бредовые планы, в том числе и по созданию Халифата (поначалу на территории трех стран – Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, а потом и во всем мире), провалились!»

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 28 сентября.

«Объективные» журналисты, которые того и жди, начнут обвинять участников терактов в даче ложных показаний

«В то время как в Верховном суде республики идет открытый судебный процесс над пятнадцатью участниками террористических актов, совершенных в Андижане, буквально вчера российское информационное агентство «Новости» сообщило о том, что два непосредственных участника этих терактов - Мухиддин Собиров и Фархад Хакимов, бежавшие сразу после событий в Кыргызстан, признали свою вину и вернулись в Узбекистан.

«Когда бежал в Кыргызстан, думал, что же теперь будет, а потом окружными путями вернулся к границе. На территории Узбекистана меня сразу же задержали сотрудники милиции», - говорит в интервью Собиров.

Свою вину признал и Хакимов, который, как только ступил на землю Узбекистана, тотчас же сдался в руки правоохранительных органов».

«Между тем и эта информация достаточно сенсационна. Зная, что за свои деяния они получат в лучшем случае пожизненное заключение, они, несмотря на это, вернулись, что, на мой взгляд, удивит любого. И наконец, они дают показания не как участники так называемой, с подачи некоторых журналистов, «мирной демонстрации», а как исполнители невиданного и неслыханного в Андижане кровопролитного преступления».

«Уж очень они прытки, эти западные журналисты! Их умению «стать безразличными» в нужный момент и в нужном месте остается только подивиться. Правда, может случиться и такое, что они об этом «не знали».

И наконец, нельзя не заметить, что все 15 обвиняемых в совершении террористических актов дают показания, противоречащие андижанскому «сценарию». Точнее говоря, так называемые мирные демонстранты своими показаниями сводят на нет все планы зарубежных заказчиков.

Например, в своих показаниях обвиняемый Муйдин Сабиров признался, что во время терактов руководил военными действиями, совершаемыми последователями религиозного течения «Акромия», что они планировали вооруженным путем установить в Узбекистане исламское государство. По словам обвиняемого, о своих планах они известили зарубежные средства массовой информации».

«Уважаемые корреспонденты Би-би-си, если и сейчас вы располагаете конкретными доказательствами «мирной демонстрации», пожалуйста, опровергайте показания обвиняемых. Почему вас удивляет, что обвинительное заключение Генпрокуратуры республики соответствует показаниям обвиняемых? Ведь обвинительное заключение - не выдумка или сочинение и ничего общего не имеет с публикациями, которые вы без устали фабрикуете».

«Мне очень жаль моих зарубежных коллег. Их словесные фантазии и измышления «на тему» все больше напоминают пресловутую детскую сказку про белого бычка. Поскольку нельзя отрицать очевидное: «мирные демонстранты» с оружием в руках убивали ни в чем не повинных мирных жителей. Хорошо еще, что эти прыткие журналисты не взялись обвинять обвиняемых (извините за непроизвольную игру слов) в даче ложных показаний».

Юнус Буронов, журналист. «Народное слово», 28 сентября.

Очевидцы восстанавливают картину трагедии

«В своих показаниях директор андижанского автотранспортного предприятия Одилжон Мансуров сообщил, что рано утром 12 мая его машину задержали неизвестные лица с оружием и доставили в здание областного хокимията. По его словам, организаторы беспорядков пытались захватить как можно больше заложников.

- Насколько я понял, первоначально они хотели нас обменять на своих сторонников, находящихся в заключении, позже решили использовать в качестве «живого щита», - сообщил О.Мансуров.

Он восстанавливает картину увиденного и пережитого в те трагические дни. На глаза взрослого мужчины навернулись слезы, он надолго замолчал, затем, набравшись сил, продолжил рассказ. Он сказал, что заложников избивали, он видел, как были убиты два сотрудника правоохранительных органов».

Б.Мадаминов, «Правда Востока», 30 сентября.

В Верховном суде Республики Узбекистан

«У людей, которые сегодня сидят на скамье подсудимых и дают признательные показания, у террористов, уничтоженных в результате решительных действий правительственных сил, а также у тех, кто сейчас скитается на чужбине и живет за счет милостыни, тоже есть родители, близкие, а главное - дети.

Виновные в преступлениях, конечно же, будут наказаны. Вот только как жить дальше их несчастным отцам и матерям, потрясенным тем, что их дети, которых они растили с любовью и надеждой, пошли по скользкому пути? Каково их родственникам ощущать на себе осуждение окружающих? И как их детям пережить то, что всю жизнь о них будут говорить: «Это сын преступника». Разве легко жить ребенку с клеймом, которое перешло ему в «наследство» от свернувшего с прямого пути отца?..»

УзА, 30 сентября.

Почему теракты в Андижане начались 13 мая?

«…Но оказывается, что террористическая акция в Андижане началась несколько ранее намеченных сроков. На вопрос «почему?» дают ответы показания потерпевших и свидетелей, в частности работника органов милиции Жамшида Рузиахунова. На судебном заседании он подробно рассказал, что 10 мая нынешнего года при проверке паспортного режима в доме одного из активных «акромистов» - М.Зокирова в махалле Ок-Ер Андижанского района сотрудники РОВД натолкнулись на собравшихся 20 мужчин. Забегая вперед, скажу, что потом на следствии будет установлено, что эти люди собрались, чтобы обсудить планы предстоящих террористических актов. На требование представителей правопорядка предъявить паспорта собравшиеся ответили отказом, а затем жестоко избили милиционеров. Жамшида «акромисты» били до потери сознания, затем связали руки и бросили в канал Хакикат. Только чудом он остался жив».

«Очень интересными представляются показания в суде военнослужащих З.Шабурханова, Р. Джураева и других. Они рассказали, что вечером 13 мая группа солдат под командованием капитана Б. Джураева прибыла на улицу Чулпан (в Андижане), чтобы перекрыть ряд других маленьких улочек для безопасности населения и не допустить, чтобы мирные жители попали под огонь террористов. Командир строго предупредил их: ни в коем случае не открывать огонь! Именно по этой улице террористы, сделав из заложников и других мирных людей «живой щит», прорывались из здания хокимията к границе с Кыргызстаном.

Бахром Джураев сделал знак террористам, что для них открыт коридор и они могут беспрепятственно проходить к границе. Однако бандиты ответили шквальным огнем, и командир упал, обливаясь кровью.

На судебном заседании этим свидетелям был задан вопрос: «Почему вы не открыли ответный огонь, даже когда убили вашего командира?» Они ответили: «Такого приказа не было». Оказывается, смертельно раненый капитан Джураев повторил прежний приказ: «Огонь не открывать!»

«Что же касается террористов, то именно на улице Чулпан они вели стрельбу не только в сторону военных, но и беспорядочный огонь по «живому щиту», беспощадно расстреляв 50 мирных граждан и заложников».

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 8 октября.

Здравомыслящий человек не поддастся обману

«Другой свидетель – Насрулло Бахриддинов – 12 мая вышел на улицу купить хлеба и наткнулся на толпу. Под ее напором попал на площадь у областного хокимията. «Здесь группа вооруженных людей затолкала меня за решетку, - рассказывает Н. Бахриддинов. – А когда я, выждав время, хотел выбраться оттуда и убежать, кто-то сзади сильно ударил. Я упал… Сколько там ни находился, все врем думал о побеге. И наконец, выбрав удобный момент, перепрыгнул через забор, окружавший площадь, но в этот момент был ранен в плечо выстрелом».

«Свидетель Абдувахид Ибрагимов, как и его старшие братья, был участником течения «Акромия». Он дал такие показания: «6 мая я пошел к месту, где шел суд над 23 акромистами. Увидев нескольких своих сподвижников в новых дорогих костюмах, спросил: «Все ли в порядке?» - и услышал в ответ: «Мы хотим показать всем, что являемся не акромистами, а обыкновенными предпринимателями».

«Свидетель Михаил Рудаков – один из тех, кто 12 мая был незаконно выпущен из заключения. До этого он был судим неоднократно. Давая показания, он признался, что совершил ошибку, присоединившись к боевикам. Ему был задан вопрос: «Вы сказали, что не видели вокруг хокимията правительственных сил. Как вы думаете, почему тогда боевики покинули здание хокимията?» На это М. Рудаков ответил: «По-моему, они отступили потому, что народ их не поддержал».

«Правда Востока», 8 октября. Гулом Мирзаев, Бехзод Норбаев, корреспонденты УзА.

Как заключенный стал «оружейником»

«Ташкентец Юрий Рудаков отбывал в андижанской тюрьме двадцатилетний срок наказания за умышленное убийство. Причем это был уже не первый его срок, и тоже за убийство. Когда террористы освободили заключенных этой тюрьмы, Юрий ушел вместе с бандитами. И хотя сейчас на суде он заявил, что у него не было другого выхода, думаю, что это не так – ведь часть заключенных все же вернулась назад».

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 11 октября.

Правда – превыше всего

«Из показаний подсудимых, пострадавших и свидетелей вытекает, что группа заговорщиков, совершая террористические действия в Андижане, планировала свергнуть избранную народом конституционную власть и создать халифат».

«Как рассказал Хасан Шакиров, заключенный под стражу за активное участие в андижанских событиях и дававший показание в суде в качестве свидетеля, в 1995 году, поддавшись на призывы брата Шарифа Шакирова, он присоединился к течению «Акрамия».

«Рано утром 13 мая Х. Шакиров вывел семерых женщин – своих родственниц – на площадь перед областным хокимиятом. Брат Шариф протянул ему лист бумаги и сказал, что нужно отправить на сайт «Фергана.Ру» информацию. «В ней была отражена такая ложь, что якобы во время мирной демонстрации населения правительственные войска открыли огонь, - говорит Х. Шакиров».

«После того, как Х. Шакиров бежал в числе нескольких сот человек в Кыргызстан, говоря его языком, «стал жить в заранее подготовленных палатках». «Сюда пришли корреспонденты из «Би-би-си», «Свободы», «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», - говорит он. – Лично я сам дал интервью корреспондентам «Вашингтон пост» и «Нью-Йорк таймс». Признаюсь, что наговорил всякой небылицы, клеветал».

«Несколько дней назад подсудимый Мухаммадшокир Ортыков в своих показаниях отметил, что, когда в городе Андижане проходил судебный процесс над «акрамийцами», двадцать два человека находились под стражей и только один – на свободе. На суде подсудимые были за решеткой, а Равшан Азимжонов сидел с ними рядом, в зале. «Все разговоры, которые велись снаружи, он передавал нам, - рассказывал М. Ортыков. – По его указке мы отказались от первоначальных показаний. Как впоследствии мы узнали, так поступить научили иностранные журналисты».

«Подсудимые в ходе открытого судебного процесса добровольно дают признательные показания, полностью осознают неизбежность справедливого наказания за свои деяния».

«Правда Востока», 11 октября. Гулом Мирзаев, Бехзод Норбаев, корреспонденты УзА.

Кропотливое выяснение истины

«…Андижанская домохозяйка А. Ходжиматова рассказала в суде, что 13 мая она находилась дома и все мысли ее были о семье и хозяйственных заботах. Но кто-то из махалли, где она проживает, сказал, что «всем надо идти на площадь возле хокимията – там проходит той». И Ходжиматова вместе с соседками пошла на площадь. Там она увидела незнакомых молодых людей с автоматами, услышала непонятные речи, произносимые в мегафон. Все это ей не понравилось, и она попыталась вернуться домой, но мужчины с оружием не позволили ей это сделать. Так она стала участницей многочасового «мирного митинга». Лишь с наступлением темноты, воспользовавшись удобным моментом, сумела покинуть площадь, избежав печальной участи других мирных женщин и мужчин, ставших для террористов «живым щитом».

«Отмечу, что у всех 15 подсудимых есть адвокаты, которые также задают вопросы свидетелям в интересах своих подзащитных. Так, адвокат одного из подсудимых спросила у потерпевшего, дававшего показания: почему же вы называете участников андижанских событий террористами, ведь они вас пощадили?

- Но ведь они не пощадили многих других, - ответил потерпевший.

Суд продолжает свою работу.

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 12 октября.

Глубокая рана

«…Домохозяйка Камила Эргашева не пытается сдержать слезы. Горе и отчаяние написаны на лице женщины. В тот печальный для Эргашевых майский день она потеряла мужа, свата. Втроем они собирались навестить в Андижане дочь, которую врачи госпитализировали из-за болезни сынишки. Увидев, что в городе творится неладное, решили увезти находившихся в больнице домой, в кишлак. Кажется, миновали уже неспокойный областной центр, но на окраине машину начали обстреливать неизвестные. Первые выстрелы сразили сидевшего за рулем свата, затем террористы убили ее мужа. Женщины находились на заднем сиденье, это спасло от гибели, но не от ран: бандиты задели и дочь, и маленького внука.

Законный представитель потерпевших, Камила-опа призывала суд по закону оценить действия убийц, чтобы они не ушли от наказания».

«Правда Востока», 12 октября. Станислав Алтунянц, обозреватель «Правды Востока».

«Акромисты», стреляющие в женщин с детьми

«У жительницы Андижана Камилы Эргашевой тот ясный майский день был наполнен приятными волнениями и заботами. Недавно ее дочь родила первенца, и Камила вместе с мужем и тестем поехала в роддом, чтобы забрать дочку и внука. Возвращались домой счастливые, строили планы на будущее. Но неподалеку от центра города неизвестные молодые вооруженные люди совершенно неожиданно, без всякого предупреждения, со всех сторон открыли по их машине огонь. Автоматные очереди «прошили» машину в нескольких местах, и она врезалась в каменное заграждение.

Видимо, искореженная машина боевикам стала не нужна, к тому же через некоторое время к этому месту подоспели солдаты правительственных войск. Они вытащили из машины тела двух убитых мужчин, двух окровавленных (но живых!) женщин и новорожденного, которых отправили в больницу, где им оказали медицинскую помощь. Счастье, которого в семье Эргашевых ждали долгие месяцы, по «милости» боевиков обернулось кровавым кошмаром».

«Наверное, надо быть настоящим «акромистом», чтобы расстреливать мирный «жигуленок», в котором едут женщины с детьми. Есть ли на свете какая-нибудь религия или даже религиозное течение, которое подобное зверство может своим последователям предписать? Есть ли на свете какой-нибудь суд, который такое преступление может оправдать?»

«На скамье подсудимых – настоящие «акромисты», у многих из них есть дети. Они зачитывались какой-то религиозной литературой, одна из книг, которую они штудировали (согласно их показаниям в суде), называется «Путь к истине». Интересно, не в ней ли они вычитали, что надо убивать мирных людей, которые после больницы с новорожденным возвращаются домой?»

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 13 октября.

Зло всегда наказуемо

«Подсудимые, потерпевшие, истцы, свидетели своими показаниями подтверждают абсурдность утверждений о том, что в основе произошедшего лежала «благородная цель – распространение свободы и демократии». Подача же некоторыми зарубежными средствами массовой информации сообщений об андижанских событиях как «восстании», «демонстрации невооруженных людей», «мирной демонстрации» являлась ничем иным, как клеветой».

«Бахром Кучкоров и его жена Дильбар 12 мая прибыли в Андижан из Нарынского района Наманганской области с целью сделать покупки и навестить родственников. Утром следующего дня, когда они проходили через городской центр, дорогу преградили вооруженные люди. Со словами «идемте, вон там идет свадьба», они забрали их на площадь. «Мы постояли там некоторое время, оценили ситуацию и начали искать возможность уйти, - сказал Б. Кучкоров. – Жестами подозвал жену, которая стояла среди одетых в хиджаб женщин. Разъяснил, что здесь творится что-то неладное. Когда уходили, нас остановил вооруженный человек. Тогда я указал на активно митингующего в толпе человека и сказал: «Он приказал нам позвать родственников». Так, обманув его, ушли с площади».

«Как подчеркнула Улмасхон-опа, боевики, приглашая всех проходящих «на свадьбу», впоследствии стали палачами многих безвинных людей. Они пытались отравить сознание молодежи, которая только начинает жить, ввести в заблуждение членов своих семей и близких, и в результате попали в яму, которую сами же вырыли. «Житель нашей махалли Ойбек Юлдашев был одним из таких заблудших, - сказала У. Нугманова. – Теперь его нет. А четырехмесячный младенец остался без отца».

«Потерпевший – водитель службы пожарной безопасности Андижанского областного управления внутренних дел Араббой Хамидов – дал следующие показания: «Ночью 12 мая я со своим коллегой-пожарником по заданию вез офицера Анвара Джурабоева. На улице рядом с областным хокимиятом нашу машину обстреляла группа боевиков. Я получил четыре ранения. Позже узнал, что наш командир Анвар Джурабоев погиб на месте. Он был молодым. Четыре месяца назад женился».

«Накануне празднования 14-летия независимости Узбекистана высокими наградами страны были посмертно награждены сыны Родины, проявившие смелость и отвагу в ходе андижанских событий. Один из них – капитан Бахром Джураев. В те трагические минуты 13 мая окружной штаб назначил его командиром над 27 военнослужащими. В целях обеспечения безопасности, предотвращения кровопролития группа получила задание организовать блокпост на проспекте Чулпана.

«Вечером, где-то в седьмом часу, увидели толпу, которая двигалась со стороны кинотеатра «Чулпан», - вспоминает фельдшер Ферганской воинской части Фаррух Ядгаров. – Впереди живым щитом вели заложников. Тогда капитан Бахром Джураев отложил оружие и, выйдя на середину улицы, стал разъяснять: «Для вас открыт коридор, вы можете спокойно пройти». А те безжалостно расстреляли безоружного офицера. Даже раненый, он отдал приказ: «Не стреляйте по толпе!»

«Правда Востока», 13 октября. Гулом Мирзаев, Бехзод Норбаев, корреспонденты УзА.

Они добивали раненых. Даже своих!

«За несколько дней до начала террористической акции в Андижане К. Самадов участвовал в пикетах возле областного суда, где в те дни проходил процесс над «акромистами». Руководство штаба андижанских боевиков выдало ему тогда 250 тысяч сумов для покупки одежды, чтобы он выглядел в пикетах как респектабельный бизнесмен, и чтобы заинтересованные зарубежные СМИ могли распространять ложные сведения, что власти Узбекистана преследуют предпринимателей».

«Когда террористы, соорудив «живой щит» из мирных граждан начали прорываться из хокимията к границе с Кыргызстаном, то на улице Чулпан им повстречался безоружный военнослужащий правительственных сил. Последний знаками дал понять боевикам, что путь свободен, кричал, что они могут беспрепятственно проходить. Но главарь К. Парпиев приказал открыть огонь как по военнослужащему, так и по мирным гражданам, из которых был сформирован «живой щит».

К. Самадов рассказал в суде, что потом Парпиев приказал контрольными выстрелами добить всех раненых. Причем среди последних были и сами боевики, раненые сзади своими же. На недоуменный вопрос Кабилджона «Зачем?», главарь объяснил: «Пусть все подумают, что это сделали солдаты правительственных войск». Этот крайне бесчеловечный приказ был выполнен».

Ильдар Мударисов, «Народное слово», 14 октября.

Истцы требуют возместить ущерб

«Врач Мухтар Ахмадалиев ранним утром 13 мая вместе с сыном на личном автомобиле ехал на свадьбу. Возле центра города их задержали вооруженные люди. Велели выйти из машины, завели в здание хокимията. По словам Ахмадалиева, несмотря на все усилия выяснить причину задержания, ответа он не получил. Затем, узнав, что он медик, его повели к раненым и потребовали оказать им первую помощь. 11-ти пострадавшим, в числе которых были люди в гражданском и военнослужащие, он перевязал раны. Затем потребовал отправить их в городской центр экстренной помощи. Вместе с группой раненых он покинул здание хокимията, передав пострадавших медикам, сам ушел домой.

- Позже, во время суматохи, оттуда сумел выбраться и мой сын. А нашу машину сожгли, - рассказывает Ахмадалиев».

Б. Мадаминов, «Правда Востока», 14 октября.

Тайны «палаточного» городка

«Из показаний подсудимых, потерпевших, истцов, свидетелей вытекает, что засевшие в здании хокимията вооруженные боевики, получившие отрицательный ответ от правительства на свои незаконные требования, вечером 13 мая, разделившись на три группы, покинули его. Они создали «живой щит» из заложников, а также из граждан, собранных на площадь обманом и угрозами, и под его прикрытием вместе с членами семей, родственниками бежали в заранее намеченные места, в том числе на территорию соседнего Кыргызстана».

«Правда Востока», 15 октября. Гулом Мирзаев, Бехзод Норбаев, специальные корреспонденты УзА.

Репортаж из зала суда

«В ходе заседания суда, продлившегося в форме открытости и соблюдения всех общепринятых мировых норм демократии, прозвучал еще целый ряд показаний очевидцев, свидетелей и истцов».

«Низамов Сардор, услышав выстрелы, вышел на улицу и пошел по направлению к зданию хокимията. Там, по его словам, его насильно завели в толпу, а затем, оцепив подобных Низамову граждан, под дулом оружия и угрозами увели на территорию сопредельного государства. На вопрос, была ли возможность бежать, свидетель ответил, что да, была, но тогда его могли убить. «Там, куда нас привели, уже были готовы палатки. В 10 палатках разместили по 60-70 человек. Ходить никуда нельзя. Даже, чтобы воды попить, надо спросить у так называемого «командира». Ежедневно в 9 часов вечера нам включали радио. На волнах западных радиостанций мы слушали программы о том, что якобы творится у нас на родине, а бывшие бандиты, на то время одетые как беженцы, добавляли, что в Узбекистан лучше не возвращаться – мол, посадят в тюрьму. Но как-то в один день мы настроили приемник на волну узбекского радио и узнали, что люди возвращаются в свои семьи, им оказывается помощь»

Алишер Хашимов, 16 октября, информационная программа «Ахборот».

Услышали только то, что хотели слышать

«Отметим, что процесс в Верховном суде – открытый и наблюдать за всем происходящим получили возможность представители десятков местных и зарубежных СМИ, дипломатических миссий, международных организаций. Вот и в случае со свидетельницей Махбубой Закировой получилось так, что некоторые услышали лишь то, что хотели услышать.

М. Закирова рассказала суду, что вышла погулять ранним утром с четырьмя детьми, младший из которых – грудной младенец. И на площадь совершенно случайно попала («из любопытства», - как пишут на одном из сайтов) и пробыла там до вечера. Затем с толпой ушла из Андижана и прошла почти 40 километров, чтобы пересечь границу Кыргызстана. И только много дней спустя из этой «прогулки» ее вернул муж.

Простая домохозяйка утверждает, что на площади города не видела вооруженных гражданских людей и горящих машин, не заметила, как захватывали заложников и как их избивали. «Не высокая я, мне плохо было видно», - сказала она. Но зато М.Закирова хорошо запомнила, как окружили площадь военные в касках и, якобы, стреляли в людей. И они же, по ее словам, преследовали бежавших из города до самой границы и пытались их убить.

Признаться, в этом случае даже спорить трудно. Неужели, если бы не был специально предоставлен коридор во избежание кровопролития, как заявляли многие свидетели, правоохранительные органы и военные не могли задержать эту группу? Яснее картина стала после ответов этого свидетеля на вопросы судьи. Она подтвердила, что две ее родственницы теперь находятся в Румынии. А представители следствия сообщили, что на самом деле шесть ее близких родственников числятся в беженцах. В отношении одного из ее братьев как одного из активных участников организации терактов, проводятся следственные действия, а другой находится в розыске».

«Показания свидетеля М.Закировой на ее совести. Она сказала то, что сказала, и теперь понятно, что сделано это во имя оправдания тех, кто теперь или за рубежом, или в бегах, или под следствием. Нашлись и те, кто в ее показаниях услышали только то, что хотели услышать. В конце концов, ее выступление свидетельствует о том, что собирается весь спектр мнений. Но в конечном итоге суд и только суд, заслушав все точки зрения, вынесет свой вердикт».

Бахром Искандаров, «Правда Востока», 18 октября.