21 Август 2019



Новости Центральной Азии

Власти Узбекистана видят в мардикорах причину, а не следствие социально-экономических проблем

30.05.2006 12:58 msk, Диер Согдиев (Самарканд)

Общество

Высокий уровень безработицы в городах и селах Узбекистана толкает жителей страны на мардикор-базары. В этих определенных местах, располагающихся чаще всего на обочинах загородных автотрасс, собираются желающие подзаработать. Если понаблюдать за этими базарами, многолюдными с раннего утра, можно увидеть толпы девушек и женщин, парней и мужчин разного возраста, с сумками с рабочей одеждой, обступающих каждую машину, подъезжающую к рынку. В этих машинах – потенциальные работодатели, которые заплатят за вывоз мусора, заливку фундамента или любую другую неквалифицированную поденную работу.

Несмотря на то, что слово «мардикор» переводится как «мужская» или «храбрая работа», все чаще и чаще завсегдатаями мардикор-базаров становятся узбекские женщины. Что толкает их на этот крайний шаг? Отчаяние или «низкая нравственность»?

Отношение власти и общества к мардикорам неоднозначно. Председатель мусульманской общины Узбекистана, муфтий Абдурашид кори Бахромов считает, что в появлении такого унизительного, с точки зрения мусульманских традиций, явления, как рынок вольнонаемных женщин виновны, прежде всего, сами женщины. "Даже в самые тяжелые времена наши женщины не выходили на улицы, и не становились мардикорами", - говорит муфтий. Финансовое обеспечение женщины, согласно мусульманским канонам, всегда являлось обязанностью мужчины. И в большинстве случаев, женщина занимается этим делом без разрешения своего мужа. Согласно шариату, женщина всегда должна подчиняться мужчине, утверждает богослов.

«Интересно, неужели никто не задал вопрос этим муфтиям, а что делать тем женщинам, у которых мужья не работают месяцами из-за того, что не могут найти работу, которая могла бы обеспечить достойное проживание всей немалочисленной (как правило) семье?» - считает один из анонимных автор комментариев на нашем сайте. – «Ни одна женщина от нечего делать не пойдет батрачить - иначе ведь не назвать этот тяжкий физический труд - если у нее в доме все в достатке. То, что женщины в таком положении - это признак социального кризиса общества», - уверен комментатор.

«Неужели мир перевернулся?

Настоящие мужчины уже перевелись?

Песни наши стали печальнее.

А женщины пошли батрачить мардикорами», -

поет известная узбекская эстрадная певица Юлдуз Усманова…

Сегодня мы предлагаем нашим читателям репортаж с одного из мардикор-базаров Самаркандской области. К сожалению, фотографиями на этот раз мы не располагаем: все поденщики категорически отказались сниматься. Пользуясь случаем, мы приглашаем наших читателей присылать свои собственные фотографии, лучшие из которых будут размещены в Галерее Ферганы.Ру.

* * *

…Бетонка. Широкая пыльная дорога, разделяющая два района – Тайлякский и Самаркандский. По обочинам – невысокие деревья, в тени которых от жгучих лучей солнца прячутся люди. Много людей. Мужчины, женщины, подростки. Как водится на Востоке, мужчины стоят или сидят отдельно от женщин. Их фигуры оживляются при виде немногочисленных подъезжающих машин. Учуяв в них нанимателей, люди толпами бросаются к ним и облепляют со всех сторон, пытаясь пробиться к «хозяину». И начинается торг. Испытание не для слабонервных: заискивающие взгляды, молящие о работе, крики, толчея… Наконец, наниматель останавливается на нужном количестве мардикоров, остальные, отхлынув от авто, с надеждой кидаются к следующему или вновь рассеиваются под деревьями в ожидании новых «хозяев».

Подходя к мардикор-базару, мы невольно сбавили шаг: люди, завидев нас, стали угрожающе (как нам почудилось) направляться к нам, ускоряя шаги. Предупредив «нападение», мы громко остановили их словами «Мы не нанимаем!» Тем не менее через минуту нас окружили женщины самого разного возраста, с усталостью и какой-то обреченной покорностью во взглядах. Одна из них тихо спросила: «На работу, что ли, пришли? Новенькие?» «Да нет». «А чего надо?» - дерзко спросила самая бойкая. «Мы из редакции, хотим с вами поговорить». «Если б от вас хоть копейку получила, я бы стала разговаривать», - дернула плечом и отошла. Остальные, однако, заинтересовались нами и остались побеседовать. Тем более что нанимателей на горизонте пока не наблюдалось, а сидеть в ожидании им уже наскучило. Услышав о журналистах, к нам подтянулись и мужчины.

Люди говорили охотно, наперебой.

- Я несколько дней назад остался без работы, вот моя трудовая книжка, - вытащил документ один из мардикоров. – Пятьдесят тысяч сумов (40 долларов) получал на прежней работе, но не хватало – семья большая: дети, жена, родители… А руки-ноги при мне, сила есть, голова на месте, здесь, на мардикор-базаре, больше заработать смогу.

- Моя зарплата была на фабрике 30-35 тысяч сумов, и ту по два-три месяца задерживали, - вступает женщина лет тридцати пяти. – Потом фабрику закрыли, куда деваться? А у меня трое детей, мужу тоже не платят вовремя. Вот и вынуждены мы выходить на работу сюда.

- Мой муж уехал в Россию и пропал, - рассказывает третья поденщица. – Не пишет, денег не присылает. Дома двое детей. Я занималась раньше шитьем платьев, но сейчас таких портних много стало, а клиентов мало, много не заработаешь…

Этому мардикор-базару – уже лет восемь. Сначала вышли мужчины, спустя некоторое время за ними потянулись и женщины. Некоторые выходят на мардикор-базар вместе с мужьями, а малолетние дети остаются дома одни. Не обходится и без трагедий: трехлетняя дочка одной из женщин перевернула люльку с годовалым братиком, и тот погиб. Оставшиеся без надзора детишки – больная тема для поденщиц, но они не видят другого выхода, для того чтобы выжить.

- А что делать? – горестно рассказывает одна из женщин. – Заводы-фабрики стоят, колхозы-совхозы позакрывали. Пытались обращаться на биржу труда, так там работу с такими зарплатами предлагают – больше на дорогу уйдет. А ведь детей кормить надо, не говоря уже об одежде! Если бы нас нормальной работой обеспечили, разве мы выходили бы сюда и в жару и в холод? Нам тоже хочется нормально жить, детей в садик отдать, но нет у нас хорошей работы, денег…

Базар начинается с четырех утра. Люди здесь не только из окрестных кишлаков, но приезжают и из других районов, в том числе из городов Самарканд и Ургут. Ведь женских мардикор-базаров, как нам рассказали, в области всего три, и этот – самый крупный. Среди завсегдатаев этого базара – бывшие швеи, рабочие, колхозницы, учительницы, медсестры, даже врачи…

Женщины в среднем могут заработать в день по 3-4 тысячи сумов, мужчины – по 5-7 тысяч. Размер оплаты зависит от характера и объема работы. Людей нанимают на уборку домов, обслуживание свадеб, погрузку-разгрузку, мытье ковров, прополку сорняков, сбор урожая, ремонт и строительство… Но - не только. На наших глазах в подъехавшие «Жигули» с тремя мужчинами села женщина, и находившийся на заднем сидении толстый мужчина обнял ее за плечи и наклонился к ней. Она смущенно отвернула лицо, что-то ему отвечая.

- Что скрывать, некоторые женщины приходят сюда, чтобы торговать собой, - понизив голос, рассказывает Р., водитель одного из грузовиков, вереницей стоящих на другой стороне бетонки. Этих водителей нанимают здесь же на развоз камыша, они не считают себя мардикорами. – Много молоденьких девушек здесь вступают на дурной путь. Они, конечно, вам об этом не скажут, но мы-то знаем – каждый день тут стоим в течение нескольких лет. Знаем, кто из них зачем сюда пришел… Самых работящих разбирают уже с утра: клиенты-наниматели уже знают, кого стоит брать. К обеду здесь остаются те, кто сразу заглядывает в карман нанимателя, хочет получить «легкие» деньги или заработать торговлей своим телом.

В основном, контингент поденщиц постоянный, но время от времени появляются новенькие.

- Принимают их хоть и не тепло – все же конкурентки, но с пониманием, - продолжает Р. – Хотя однажды был такой случай. Подъехала «Нексия», к ней кинулись, как обычно, все. Среди успевших сесть в машину оказалась новенькая. Ее тут же вытащили и так оттолкнули, что она чуть под колеса отъезжавшей «Нексии» не попала. «Куда лезешь, - кричат, - ишь какая резвая!». А водитель так газанул, что лежавшая сразу оказалась вся в пыли…

Тут к нам подошли двое мужчин.

- Из редакции, что ли? – недобро взглянул на нас один из них. – К нам уже не раз приходили журналисты. Как напишут статью или по телевизору расскажут о нашем базаре, так у нас неприятности начинаются: приходит милиция и разгоняет нас. Приходится два-три дня дома отсиживаться, пока шум не уляжется…

- Зря так говоришь, - урезонил его второй. – Пусть пишут, может, нам на пользу что получится. Может, задумаются власти о нас по-настоящему и что-нибудь придумают, чтобы работой нас всех обеспечить. Вот, говорят, сейчас с Россией будем дружить, может, снова заводы-фабрики заработают…

По словам поденщиц, когда приходит милиция из Тайлякского района, вся толпа дружно перебирается на территорию Самаркандского района. И наоборот. В этом и заключается вся работа властей?

- Идемте, я покажу вам человека с биржи труда, - повел нас к вагончику Р. Однако человека с биржи на месте не оказалось. Работа его, по наблюдениям здешних обитателей, заключается в том, чтобы подсчитывать, сколько поденщиков приходит сюда наниматься каждый день. Затем он исчезает. О его долгом отсутствии свидетельствовал и толстый слой пыли на всей немудреной мебели – столах и паре стульев.

- Здесь собираются построить специальное место для мардикоров, - указывая на находящийся рядом недостроенный дом с огороженным большим участком земли, объясняет Р., - где они будут все находиться в ожидании работы, а работники биржи будут сами регулировать найм. То есть, мардикорам не придется кидаться на каждую подъезжающую машину, а наниматели будут обращаться к людям с биржи, называть, кто и сколько им нужен, а им будут предлагаться свои варианты. Как нам сказали, введут систему чека: поденщик будет платить по чеку сумов 100-200, но зато ему не придется мучиться так, как сейчас. Кроме того, они будут в большей безопасности, ведь нанимать людей приезжают люди с разными намерениями, не всегда порядочные и честные: и прибить могут, и зарплату не выплатить. А когда все будет фиксироваться документально: кто нанял, кого, куда, на что, - можно избавиться от криминала и обмана.

Правда, пристанище для мардикоров строится уже год, и когда закончится строительство – неизвестно. Как неизвестно, насколько эффективной будет такая мера. Ведь мардикор-базары – это следствие, а не причина социальных проблем. Которая видится в неумении, а может даже, и нежелании местных властей бороться с безработицей.

К двум часам дня людей на мардикор-базаре остается совсем немного. Но и они не теряют надежды заработать сегодня на хлеб: ведь клиенты могут нанять их и на вечер…