16 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Культуролог Александр Куприн: «Массовое коммерческое развлекательное кино окончательно и безвозвратно победило»

31.05.2006 12:43 msk, Соб. инф.

История

На фото: режиссер Лукино Висконти

В Фергане, в зале Областной библиотеки прошла Неделя итальянского кино, организованная совместными усилиями отдела культуры посольства Италии в Узбекистане и ферганского арт-кафе «Браво».

С 22 по 28 мая здесь были показаны шесть фильмов великого режиссера Лукино Висконти: «Белые ночи», «Рокко и его братья», «Леопард», «Гибель богов», «Смерть в Венеции» и «Людвиг».

Слово - ферганскому культурологу Александру Куприну:

- Лукино Висконти творил в эпоху, когда еще существовала энергия заблуждения, что серьезное кино имеет шанс быть все более кому-то нужным, кроме элиты. Сейчас стало ясно, что массовое коммерческое развлекательное кино окончательно и безвозвратно победило, - победило, потому что всегда умело легко превратиться в искусство обыденное.

В эпоху поражения серьезного кино еще ярче видны все его предыдущие завоевания. После просмотра фильмов Висконти помимо всего поражает глубина подлинности творческих устремлений, величина авторского замаха и, как теперь все яснее видится, в прямом смысле непревзойденное художественное мастерство этого корифея кинематографа.

А какая замечательная в его фильмах плотность и особенная протяженность пластического времени! Оно даже в отдельных сценах «Гибели богов», «Смерти в Венеции», да и во всех его фильмах в простом эквиваленте равно десятку современных блокбастеров или двум сотням мыльных опер.

И еще одно, важное качество присутствует в фильмах Висконти и, пожалуй, во всем европейском кино, что отличает его, в числе прочего, от американского. Это то, что я обозначил бы как «необходимость лишнего». Конечно не лишнего, а кажущегося лишним с точки зрения американского кино. В европейском кино в каждом кадре есть всегда что-то, что вроде бы лишнее, но именно оно дает свободу дыхания в развитии кинопластики на экране. В американском кино, в основном, нет никаких «гарниров» – ешь одно жареное мясо, - давись и ешь.

И еще. Вижу на остановке славного паренька-водителя микроавтобуса «Дамас» и слышу рассказ о его жизненных проблемах, о приобретении дома, и понимаю, что в наши дни не будет фильма ни о нем, ни о его проблемах, не будет фильма ни с домом-образом, ни просто домом (вспоминая мысли кинокритика Веры Шатовой). Потому что прошло в кино не только время неореализма, но и, похоже, всего реализма.

Наступает эра, стиль и метод обыденного искусства.